БИБЛИОТЕЧКА УЧИТЕЛЯ. XLVIII выпуск

В.Н. СИДОРОВ
Подготовка текста и публикация
Е.А. ИВАНОВОЙ

Продолжение. Начало в № 24/2004.


Морфология русского литературного языка*

Имя существительное

ФОРМЫ И РАЗРЯДЫ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

Значение и формы имен существительных

Существительное — это часть речи со значением предметности. Реальное значение существительных может быть весьма различным. Они могут обозначать не только реально существующие вещи, лица, вещества, организмы, живые существа (камень, машина, ребенок, инженер, сталь, мука, вино, рябина, куст, овца, медведь, синица, кукушка) и т.д., но также различные свойства в отвлечении от того, кому и чему они принадлежат (белизна, доброта, ловкость), действия и состояния в отвлечении от того, кто или что их производит (бег, беготня, работа, движение) и т.д. Однако любое реальное значение выражается существительным как самостоятельный, независимый признак или понятие, т.е. как предмет.

Иначе говоря, все, что обозначается существительным, даже то, что в обыденной речи обычно предметом не называют, выражается в существительном так, как если бы это был предмет. Таково основное отличие по значению существительных от других частей речи, которые могут обозначать те же признаки, но не имеют значения предметности. Например, прилагательное белый обозначает определенный несамостоятельный признак, качество (цвет), которое присуще какому-нибудь предмету: белый снег, сахар и т.д. Существительное же с тем же корнем белизна обозначает это качество в отвлечении от предметов, которым оно свойственно, и потому качество выступает в речи как бы самостоятельным, существующим самим по себе предметом, который сам может обладать рядом признаков, качеств: яркая, сверкающая белизна, или же, как и другие предметы, производить то или другое действие: белизна слепит мне глаза. Подобного же рода различие по значению имеется между существительным и другими частями речи. Например, глагол бежит обозначает действие, совершаемое каким-нибудь предметом или лицом: бежит человек, стрелка часов и т.д., а существительные бег, беготня обозначают действие в отвлечении от того, что его кто-то или что-то производит. Действие в этом случае представляется как бы предметом и потому может обозначаться обладающим известными качествами: быстрый бег, беспорядочная беготня, или совершающим действия: быстрый бег утомляет, беготня рядом мешает спать и т.д.

Грамматически существительные характеризуются прежде всего синтаксическими формами падежа, посредством которых выражается различное отношение существительного к другим словам речи: лежит книга, купил книгу, доволен книгой, нет книги и т.д. Эти отношения могут выражаться как одними падежами существительных, так и падежами в соединении с предлогами: прочел в книге, спорили о книге, вычитал из книги, положить на книгу и т.д.

Кроме синтаксических форм падежа, существительные имеют несинтаксические формы рода и числа. По формам рода существительные делятся на три грамматических разряда: мужской род — лес, волк, женский род — изба, сестра, средний род — село, поле. В формах числа содержится указание на неопределенное множество или количество предметов, обозначаемых существительным, или же отсутствует такое указание: леслеса, изба — избы,  поле — поля. Обе эти формы существительного, т.е. и формы рода, и формы числа, являются несинтаксическими, но от них зависят синтаксические формы числа и рода прилагательных и глаголов, которые, определяя существительное, согласуются с ним в числе и роде.

 Формы числа имен существительных

Большая часть существительных образует формы единственного и множественного числа (ср. лес — леса, река — реки, полеполя и т.д.), которые различаются в зависимости от того, указывают или не указывают они на количество обозначаемых существительными предметов.

Формы множ. числа содержат указание на то, что предметы, которые обозначены существительными в ед. числе, выражаются во множ. числе как взятые в некотором (неопределенном) количестве. В противоположность множ. числу в формах ед. числа отсутствует указание на какое-либо количество.

Таким образом, грамматическое значение ед. числа определяется отрицательно через отношение ко множ. числу.

Поскольку формы ед. числа характеризуются отсутствием значения множественности, существительные в ед. числе могут обозначать единичные предметы, взятые отдельно от других таких же предметов (стол, гвоздь, изба, птица, овца и т.д.). Но они могут и не иметь такого значения единичности. Так, не обозначают отдельного единичного предмета существительные с вещественным значением (молоко, сметана, вино, крупа, железо, сталь и т.д.), со значением собирательным (студенчество, купечество, кулачье, тряпье, листва, голытьба и др.), с отвлеченным значением (терпение, ловкость, духота, бегство, качество, дружба и т.д.).

Таким образом, значение единичности не является общим грамматическим значением формы ед. числа, потому что только слова с определенным реальным значением могут употребляться в ед. числе со значением отдельного единичного предмета. Но даже и они, собственно говоря, не имеют такого значения, не обозначают, а лишь могут обозначать «один» предмет, и это их значение определяется в широком смысле слова контекстом речи, т.е. общим смыслом предложения, предшествующей или последующей речью, обстановкой речи и т.д. В другом же контексте те же самые существительные могут и не иметь значения единичности. Например, в предложении: Птица летает, а рыба плавает; или Корова дает молоко, а овцашерсть и т.д. существительные в ед. числе могут обозначать не одну какую-либо птицу, рыбу и пр., а несколько или всех рыб, птиц, т.е. эти предложения могут иметь то же значение, что и предложения Птицы летают, а рыбы плавают, Коровы дают молоко,  а овцы — шерсть (ср.  Эта птица летает, а другая сидит на ветке или Наша корова дает много молока, где значение единичности определяется контекстом, в частности, тем, что существительные конкретизируются определяющими их прилагательными). Такое употребление форм ед. числа зависит от того, что отсутствие у них указания на множественность еще не означает, что они указывают обязательно на один, а не на несколько или много предметов. Но в то же время, конечно, только формами ед. числа, если они соотносительны с формами множ. числа, могут обозначаться предметы в их единичности, так как в формах множ. числа, соотносительных с формами ед. числа, всегда содержится указание на то, что предметы, обозначаемые существительными, даны в некотором количестве.

В принципе каждое существительное, которое имеет формы ед. числа, может образовать формы множ. числа. Практически, однако, у значительного числа слов формы множ. числа отсутствуют благодаря тому, что обозначаемые существительными предметы, так сказать, по самой своей природе несоединимы с представлением о количестве, т.е. не поддаются счету или мере. Иначе говоря, отсутствие форм множ. числа у существительных зависит от их реального значения, подобно тому как это бывает и у других частей речи (ср., например, прилагательное один, у которого, когда оно употребляется в количественном значении — один том, одна часть, нет форм множ. числа, или прилагательные многие, немногие, у которых отсутствуют формы ед. числа).

Множ. число, как правило, образуется у существительных, которые в ед. числе могут обозначать единичные предметы, поддающиеся счету: книгакниги,  стол — столы,  село — села,  волк волки, орелорлы, избаизбы, город — города, знамя — знамена и т.д. Во множ. числе такие существительные обозначают неопределенное множество отдельных предметов (больше одного).

Напротив, у существительных, не обозначающих единичные предметы, формы множ. числа часто отсутствуют, но не потому, что их невозможно образовать, а так как в этом нет практической потребности. К числу существительных, которые часто не имеют форм множ. числа, относятся:

Во-первых, существительные с вещественным значением, т.е. обозначающие делимое вещество, которое поддается измерению, а не счету: мука, крупа, пшено, горох, соль, мед, масло, молоко, вода, вино, творог, сено, серебро, медь, железо, цемент и т.д. При образовании множ. числа у вещественных существительных оно обозначает множество различных видов, типов, сортов вещества, например: столовые и десертные вина, конопляное и подсолнечное масла, качественные стали, минеральные воды, ликеры, водки, коньяки; в языке химиков: углеводы, сахара, соли и т.д. В отдельных случаях множ. число у вещественных существительных может обозначать большую массу вещества: воды океана, всюду пески, пески.

Во-вторых, существительные с собирательным значением, обозначающие совокупность предметов, мыслимых как одно неделимое целое. Таковы, например, существительные, образованные посредством суффиксов -ство: студенчество, землячество, крестьянство; -jo (-ьё): кулачьё, вороньё, тряпьё; -ва: листва, братва; отдельные слова родня, голытьба и т.д. Реальное значение этих слов сильно препятствует образованию форм множ. числа.

В-третьих, существительные с отвлеченным значением, которые обозначают понятия, не поддающиеся ни счету, ни измерению, например, многие существительные, образованные посредством суффиксов -ение, -ость-, -ота, -ина, -изна, -ство, -изм-, -ация: терпение, ловкость, духота, глубина, белизна, бегство, дарвинизм, коллективизация и др. При конкретизации значения таких слов появляется возможность образовать множ. число, например: радости (радости жизни, т.е. радостные события), власти (местные власти, т.е. органы, представители власти), добродетели (отдельные качества добродетельного человека) и др., ср. также: красоты природы, телячьи нежности, морские глубины, горные высоты и т.д.

Главным образом в формах ед. числа употребляются собственные имена, т.е. имена лиц, названия поселений, стран и т.д.: Петр, Ольга, Литва, Украина, Москва, Нью-Йорк, Европа, Азия и т.д. Однако если существует более одного объекта, носящего одно и то же название, то множ. число вполне возможно: в Москве несколько тысяч Ивановых, Большая и Малая Вишеры. Кроме того, собственные имена-фамилии во множ. числе нередко употребляются как названия родов или совокупности членов той или иной семьи: Карамазовы, Габсбурги, семейство Лариных. Во множественном же числе употребляются собственные имена, когда они выступают в качестве имен нарицательных, т.е. как обобщенные названия лиц или предметов, обозначаемых по характерному свойству того лица или предмета, который назван в формах ед. числа, например: Влияние Наполеонов на ход исторических событий есть только внешнее и фиктивное. (Л.Толстой), И встают у меня перед глазами все эти Каменки, Голодаевки, Грязнухи, Ивановки.

Ряд существительных имеет только формы множ. числа. К ним принадлежат следующие группы слов: 1) названия предметов, составленных из двух или нескольких одинаковых или однородных частей, обычно симметрично расположенных: сани, дрожки, щипцы, клещи, ворота, весы, гусли, очки, брюки, штаны, уста, икры и др.; 2) названия действий, игр, в которых принимают участие несколько лиц: похороны, крестины, октябрины, прятки, жмурки, горелки; 3) временные названия (обычно обозначающие длительные промежутки времени): каникулы, будни, сумерки, именины и др.; 4) слова с вещественным значением: сливки, соты, отруби, чернила, опилки, дрова. Большая часть этих существительных, поскольку они не имеют соотносительных форм ед. числа, может употребляться как в значении множественного, так и в значении единственного числа, хотя по самой их форме нельзя определить, в каком из этих значений они употреблены в том или ином случае. Например, в предложении На прилавке лежали ножницы — существительное ножницы может обозначать и отдельный единичный предмет, и ряд предметов.

Только формы множ. числа имеют также некоторые собственные имена. Таковы названия горных хребтов: Карпаты, Гималаи, Пиренеи, Альпы, Кордильеры и др., а также многочисленные названия населенных пунктов: Холмогоры, Лиски, Ромны, Лубны, Вязёмы, Сокольники, Бутырки, Михали, Пушкари, Козары и мн. др.

Средства различения форм единственного и множественного числа

Основным грамматическим средством, при помощи которого у существительных различаются формы ед. и множ. числа, служат падежные окончания. Эти окончания, различные для каждого числа, обозначая тот или иной падеж, вместе с тем обозначают и число существительных, например: им. и вин. п. завод (ед. ч.) и заводы (мн. ч.), род. п. завод-а (ед. ч.) и завод-ов (мн. ч.), дат. п. завод-у (ед. ч.) и завод-ам (мн. ч.) и т.д.

У многих существительных ед. и множ. числа различаются только посредством падежных окончаний. Но у других имен, помимо этого, есть еще дополнительные признаки, которые также обозначают формы числа. Одним из таких признаков являются различия в основах ед. и множ. числа, от которых образуются падежные формы.

Основа у большей части существительных одинакова, но у некоторых слов в ед. и множ. числе основы различаются посредством известных суффиксов. Это различие может проявляться неодинаковым образом. У одних слов основа множ. числа отличается от основы ед. числа суффиксом, отсутствующим в ед. числе: брат — брат-j-a,  крыло крыл-j-a, сынсын-oвj-a, чуд-о — чуд-ес-а. У других слов, наоборот, суффикс, имеющийся в ед. числе, отсутствует в основе множ. числа: крестьян-инкресть-ян-е, суд-н-осуд-а. Наконец основы могут различаться тем, что суффикс основы ед. числа заменяется в основе множ. числа другим суффиксом: волч-онок — волч-ат-а, лисен-ок — лисен-ят-а,  хозя-ин — хозя-ев-а,  шур-ин — шур-j-a.

Следующие существительные имеют основу множ. числа, которая различается с основой ед. числа посредством суффиксов:

а) Довольно значительная группа слов мужск. и средн. рода образует основу множ. числа путем присоединения к основе ед. числа суффикса -j-, причем при образовании такой основы конечные согласные основы единственного числа к и г заменяются во множ. числе согласными ч и з, ср.: клокклоч-j-a, суксуч-j-a, другдруз-j-а.

Больше всего с суффиксом -j- образуют основу множ. числа неодушевленные существительные мужск. рода, например: брусбрусья, зубзубья, каменькаменья, клин — клинья, клокклочья, кол колья,  колос — колосья, комкомья,  лист листья, лоскут – лоскутья, ободободья, поводповодья, полозполозья, прутпрутья, стулстулья, суксучья и др. Но основу множ. числа с суффиксом -j- имеют и некоторые одушевленные имена, обозначающие главным образом лиц по их родству или свойству: брат  — братья,  друг — друзья, дядя — дядья, зять — зятья, князь — князья, муж — мужья. Два таких слова кум, сын образуют основу множ. числа посредством суффикса -овj-: кумовья, сыновья. В отличие от неодушевленных существительных, существительные одушевленные при образовании множ. числа с основой на j переносят ударение с основы на окончание. Исключение представляет только слово брат — братья, у которого, как и у неодушевленных имен, и в ед., и во множ. числе ударение стоит на основе.

Из слов средн. рода основу множ. числа с суффиксом -j- образуют существительные: днодонья, звенозвенья, коленоколенья, крылокрылья, пероперья, поленополенья. Такую же основу на j имеет слово женского рода гроздь — гроздья (ср. Как гроздья винограда, ветвей концы висят. (А.Фет)

Большая часть существительных, образующих основу множ. числа на j, может образовать множ. число и без суффикса, т.е. имеет основу, одинаковую с основой ед. числа. Обычно при этом двоякие формы множ. числа различаются по значению. В одних случаях такими формами во множ. числе разграничиваются различные реальные значения, омонимически неразличаемые в ед. числе, ср.: зубья бороны, грабель и зубы во рту; колья забора, изгороди и колы — «отметки, баллы»; коленья тростника, бамбука и колени или колена у ног; листья у растений и листы бумаги, книги; дядья — «братья матери или отца» и дяди — «взрослые мужчины» (в языке детей); мужья и мужи («мужчины» в торжественном языке), ср. также: коренья — «овощи» (слово, не имеющее формы ед. числа) и корни у растений или корни слов, чисел. В других случаях форма множ. числа с суффиксом -j- может употребляться с оттенком собирательности в значении, а форма без суффикса имеет обычное значение множ. числа, не собирательное, например: каменья — камни, клочья — клоки,  лоскутья — лоскуты, прутья — пруты. Кроме того, различие между формами с суффиксом -j- (или -овj-) и без этого суффикса может быть стилистическим. В этом случае множ. число без суффикса обычно употребляется в речи торжественно-приподнятого стиля и сами слова нередко имеют переносное значение: Сыны мои! Брат ваш спасал людей... (В.Гусев); сыны родины, Сыны любимые победы, сквозь огнь окопов рвутся шведы. (А.Пушкин)

б) Два слова средн. рода небо, чудо образуют основу множ. числа посредством суффикса -ес-, присоединяемого к основе ед. числа: небеса, чудеса, например: Синея блещут небеса. (А.Пушкин), Там чудеса, там леший бродит. (А.Пушкин) Такую же форму множ. числа могут иметь имена слово, тело, причем формы с основой на -ес- (словеса, телеса) употребляются с особым пренебрежительно-ироническим оттенком значения. Ср. также древодревеса (слово поэтического словаря): И ветер, срывая листочки с древес, тебя с успокоенных гонит небес. (А.Пушкин)

в) Существительные мужск. рода, обозначающие лиц по их социальному положению, сословию, национальности, месту рождения или жительства, если они имеют основу ед. числа, оканчивающуюся на суффикс -ин-, образуют обычно множ. число с основой без этого суффикса, например: крестьян-ин — кресть-ян-е, мещан-инмещан-е, дворян-индворян-е, граждан-инграждан-е, татар-интатар-ы, болгар-инболгар-ы, армян-инармян-е, южан-инюжан-е, горожан-ин горожан-е, киевлян-инкиевлян-е, курян-ин — курян-е, парижан-инпарижан-е, римлян-ин — римлян-е и т.д. Однако некоторые из таких слов на -ин имеют ту же основу и во множ. числе, ср.: семьян-инсемьян-ин-ы, литв-ин — литв-ин-ы, мордв-инмордв-ин-ы,  груз-ин — груз-ин-ы и др. У существительного хозяин суффикс ед. числа -ин- заменяется во множ. числе суффиксом -ев-: хозя-ев-а, а у слова шур-ин суффикс -ин- заменяется суффиксом -j-: шурья (шур-j-a).

г) У слова суд-н-о (в значении «лодка», «корабль») множ. число имеет основу без суффикса -н-: суд-а.

д) Существительные мужск. рода с основой на суффикс -он-ок- (-ен-ок-) заменяют этот суффикс во множ. числе суффиксом -am- (-ят-): волч-он-ок — волч-ат-а,  медвеж-он-окмедвеж-ат-а,  тигр-ен-ок — тигр-ят-а, кот-ен-оккот-ят-а, цыпл-ен-ок — цыпл-ят-а, <...> негрит-ен-ок — негрит-ят-а и др. У некоторых слов суффиксом -am- (-ят-) заменяется во множ. числе не весь сложный суффикс -он-ок, а лишь его вторая часть -ок: бес-ен-ок — бес-ен-ят-а, черт-ен-ок — черт-ен-ят-а, лис-ен-ок — лис-ен-ят-а. Такой же заменой суффикса -ок- на -am- (-ят-) образуется основа множ. числа у слова щен-ок — щен-ят-а, но параллельно существует и форма щен-к-и (в бранном употреблении она даже более обычна, ср. Вы, щенки, домой ступайте, а не то поколочу. (А.Пушкин) Образование основы множ. числа посредством суффикса -am-(-ят-), заменяющего суффикс основы ед. числа -он-ок или -ок-, происходит у имен, которые обозначают детенышей. Поэтому слова с другим значением имеют одинаковую основу и для ед., и для множ. числа, например: валенокваленки, бочочнок – боченки, опенок — опенки, но параллельно употребляется и опята, так же как маслята от масленок.

Различия в основах ед. и множ. числа обнаруживаются не только в изменении основы посредством тех или иных суффиксов, но также в изменении основы благодаря замене согласных фонем на ее конце. В этом случае, следовательно, основы ед. и множ. числа различаются тем, что они оканчиваются на неодинаковые фонемы. Однако образования форм числа с таким различием в основах немногочисленны. Сюда относятся, во-первых, слова сосед, <...>, колено (часть ноги), слюна, у которых в ед. числе основа оканчивается на твердую согласную, а во множ. числе — на мягкую: сосед-и (сосед-ей, сосед-ям и т.д.), <...>, колен-и (колен-ей, колен-ям, но колен-а, колен, колен-ам), слюн-и и, во-вторых, слова средн. рода на -мя, которые в ед. числе имеют основу косвенных падежей на суффикс -ен- с мягкой согласной, а во множ. числе — с твердой, ср.: времен’-и, времен’-ем и времен-а, времен; знамен’-и, знамен’-ем и знамен-а, знамен и т.д. Кроме того, у двух существительных ухо, око (слово поэтического словаря) при образовании множ. числа конечные согласные основы х, к заменяются согласными ш, ч: уши, очи.

В качестве грамматического средства различения форм числа может, наконец, выступать также ударение. У очень многих существительных в ед. и множ. числе ударение стоит на разных частях или слогах слова, и формы числа, таким образом, различаются у них, помимо окончаний, еще местом ударения. Особенно показательно в этом отношении противопоставление ед. и множ. числа путем постановки ударения в одном числе на основе, а в другом на окончании. Так, у слов средн. рода, у которых в ед. числе ударение стоит на первом слоге основы, во множ. числе оно обычно переносится на окончание, ср.: войско — войска, море — моря,  облако — облака, полеполя,  право — права, сердце  — сердца, словослова,  утро — утра и др. (но кресло — кресла, платье — платья, средство — средства,  обществообщества и др.). Так же различается ед. и множ. число у целого ряда слов мужск. рода с ударением в ед. числе на основе, но обычно не на последнем ее слоге: бой бои, дардары, кругкруги, пай — паи, садсады, берег — берега,  глаз  — глаза,  город — города, лес — леса,  островострова, поезд — поезда, хлеб хлеба и др. (но звукзвуки,  замок — замки, выстрелвыстрелы, товартовары и др.). Группа слов мужск. рода, переносящих ударение во множ. числе с основы на окончание, имеет тенденцию расширяться за счет слов, которые еще относительно недавно имели неподвижное ударение на основе и в ед., и во множ. числе, теперь же часто произносятся с ударением во множ. числе на окончании, например: цехцеха (вм. цехи),  ход — хода (вм. ходы), договордоговора (вм. договор – договоры, ср. Племен минувших договоры (А.Пушкин), пропуск — пропуска (вм. пропуски),  трактор — трактора (вм. тракторы), профессор — профессора (вм. профессоры), учительучителя (вм. учители) и т.д.

У других слов наблюдается обратное соотношение: в ед. числе ударение стоит на окончании, а во множ. числе — на основе. Такое различие в формах числа имеют существительные средн. рода: бревно — брёвна, веретеноверетёна, весло — вёсла, виновина, копьёкопья, лицолица, окноокна, селосёла и др. и существительные женск. рода: зима — зимы,  игра — игры,  игла — иглы,  избаизбы, пила — пилы,  пчела — пчёлы,  сестрасёстры, тюрьма — тюрьмы и др.

Противопоставление форм числа посредством ударения встречается и у слов с различными основами, ср.: другдрузья, князь — князья, сын — сыновья, небо — небеса,  чудочудеса,  время — времена,  племяплемена; или крыло  — крылья,  перо перья и др. У имен с суффиксом -ан-ин если ударение у них в ед. числе стоит на второй части этого суффикса -ин-, то во множ. числе оно обычно переносится на первую часть -ан-(-ян-), ср.: мещанин — мещане, дворянин — дворяне, армянин — армяне, но гражданин — граждане. Слова на -ен-ок-, заменяющие во множ. числе суффикс -ок- на -ат-(-ят-), имеют ударение в ед. числе на слоге -ен-, а во множ. числе на суффиксе -am-(-ят-), ср.: бесёнок — бесенята, чертёнок — чертенята, лисёнок лисенята. У всех этих слов с разными основами формы числа, следовательно, различаются и окончаниями, и изменением основы, и ударением.

Нужно иметь в виду, что противопоставление ед. и множ. числа посредством различий в месте ударения часто осложняется благодаря подвижности ударения в системе падежных форм каждого числа.

Род имен существительных

По грамматическим признакам, в известной мере выражающим несинтаксические формальные значения, связанные с представлением о реальном поле предмета, имена существительные делятся на разряды, называемые родами. Таких родов в русском языке три: мужской (стол, дом, конь, сарай, юноша, путь, портной), женский (вода, земля, степь, мышь, дочь, булочная) и средний (село, поле, бытие, знамя, пирожное).

Принадлежность существительных к одному из трех родов прежде всего выражается морфологически, т.е. обозначается формальными признаками самих существительных. Этими признаками являются различия в системах падежных форм, свойственных существительным того или иного рода, причем не различия в отдельных падежах, которые у существительных разных родов могут быть и одинаковыми, а именно в системах падежей, взятых в целом. В одних случаях такие падежные системы могут различаться рядом форм, в других — всего-навсего одним падежом, ср. существительные путь и степь, род которых различается только в форме твор. пад. ед. числа: путем, но степью.

Имена существительные по родам различаются только в формах ед. числа, во множ. числе принадлежность существительных к тому или иному роду ничем не выражена. Поэтому невозможно определить род тех существительных, которые имеют только формы множ. числа (сани, щипцы, ворота, будни и т.д.).

К мужскому роду относятся: 1) существительные (с основой на твердую и мягкую согласную), у которых в им. пад. окончание отсутствует, род. пад. имеет окончание -а, дат. пад и т.д.: стол, дом, гвоздь, конь, меч, сарай и т.д.; 2) слово путь, изменяющееся по падежам, как существительные женск. рода без окончания в им. пад. (степь, мышь), но, в отличие от них, образующее форму твор. пад. с окончанием -ом, а не -jy: ср. пут’-ом, но cmen-jy; 3) существительные с окончанием им. пад. -ой(-ый, -ий), склоняющиеся по типу склонения прилагательных в мужск. роде: портной, дежурный, рабочий и др.

К женскому роду относятся: 1) существительные с окончанием -а(-я) в им. пад., -и(-ы) в род. пад., в дат. и предл. пад. и т.д.: изба, земля, сестра, семья и др.; 2) существительные без окончания в им. пад. (с основой на мягкую согласную или шипящую), у которых род., дат. и предл. пад. имеют окончание -и, а твор. пад -jy(-ью): степь, ночь, дочь и др. (ср. слово мужск. рода путь); 3) существительные с окончанием им. пад. -ая(-яя), склоняющиеся по типу склонения прилагательных в женск. роде: булочная, передняя и др.

К среднему роду относятся: 1) существительные с окончанием им. пад. -о(-е), изменяющиеся, как существительные мужск. рода с им. пад. без окончания: село, поле, ружье, бытие и др.; 2) существительные с основой им. и вин. пад. на согласную м (окончание им. и вин. пад. по традиции передается на письме буквой я), а в остальных падежах основа на суффикс -ен-, присоединяемый к основе им., вин. пад.: время, знамя, племя и др.; 3) существительные с окончанием им. пад. -ое(-ее), изменяющиеся по типу склонения прилагательных в средн. роде: пирожное, жаркое, подлежащее и др.

Морфологические признаки, т.е. характерные для каждого рода системы падежных форм, однако, не всегда достаточны для различения рода имен существительных. Это является следствием того, что известные группы существительных мужск. рода имеют падежные окончания, которые свойственны преимущественно словам других родов. Так, среди имен с окончанием им. пад. -а, в огромном большинстве случаев принадлежащих к женск. роду, известная часть относится к мужск. роду и потому со словами женск. рода не различается. Таковы, например: некоторые существительные, обозначающие лиц мужск. пола, в том числе мужские собственные имена: мужчина, юноша, дедушка, мальчишка, парнишка, дядя, Коля, Ванька, Петруша и др.; некоторые слова, обозначающие лиц по их должности или общественному положению: судья, воевода, староста, старшина, вельможа, слуга и др., наконец, существительные, образованные посредством увеличительного суффикса -ина от слов мужск. рода: домина (от дом), холодина (от холод) и др.

Некоторые существительные на -а, обозначающие лиц, могут употребляться то как слова женск., то как слова мужск. рода, например, сирота, пьяница, бродяга, ханжа, воришка, соня, плакса и др. Употребление таких существительных как слов женск. и мужск. рода определяется реальным полом того лица, к которому они применимы в речи, ср.: она круглая сирота и он круглый сирота, какая ты плакса и какой ты плакса и др.

Определенные группы существительных мужск. рода морфологически не различаются со словами средн. рода. Существительные мужск. и средн. рода формально вообще довольно слабо разграничены. Большая их часть, а именно слова мужск. рода без окончания им. пад. (стол, гвоздь) и слова средн. рода с окончанием им. пад. -о(-е) (село, поле), образуют общую систему падежных форм, различаясь только в им. и вин. пад. (ср.: род. п. стола, села; дат. п. столу, селу, твор. п. столом, селом; предл. п. о столе, селе). Но существительные мужск. рода, образуемые посредством суффиксов -ишк-о, -ушк-о, -ищ-е, например: домишко, городишко, хлебушко, садище, лесище и др., не различаются со словами средн. рода и в им., и вин. пад., так как в этих падежах они имеют обычное для слов средн. рода окончание -о(-е).

Принадлежность существительных к одному из родов, помимо морфологических признаков, определяется также признаками синтаксическими. А именно – на род существительных указывают согласованные с ними родовые формы прилагательных и глаголов (причастие, прошедшее время, условное наклонение), ср.: мужск. род большой город, женск. род большая станция, средн. род. большое село; или: мужск. род шумел водопад, женск. род шумела река, средн. род. шумело море и т.д.

Формы прошедшего времени и условного наклонения, выступающие исключительно в качестве сказуемого, обозначают род лишь существительных в им. пад. Прилагательные же и причастия указывают на принадлежность существительных к тому или иному роду не только в им., но и в косвенных падежах, ср.: огни большого города и большой станции, строящемуся городу и строящейся станции и т.д. Однако мужск. и средн. род существительных различается формами прилагательных и причастий лишь в им. и вин. пад.: им., вин. пад. большой строящийся дом и большое строящееся здание, так как прочие падежные формы прилагательных и причастий для обоих родов одинаковы: род. пад. большого строящегося дома, здания, дат. пад. большому строящемуся дому, зданию и т.д. Таким образом, мужск. и средн. род существительных и морфологическими, и синтаксическими признаками разграничены только в им. и вин. пад.

Значение форм рода имен существительных

В современном русском языке с различиями существительных по родам в большинстве случаев не связывается каких-либо различий в значении. Поэтому существительные, если даже они обозначают близкие в каком-нибудь отношении предметы и явления, могут принадлежать к мужскому, женскому или среднему роду без какого-либо смыслового основания. Невозможно, например, указать, что лежит в основе распределения по родам таких существительных, как: ручей, поток, пруд (мужск. р.), река, струя (женск. р.), озеро, море (средн. р.); или: бук, дуб, клен, вяз (мужск. р.), с одной стороны, и береза, ель, сосна, пихта (женск. р.) — с другой. Ср. также род существительных, обозначающих отвлеченные понятия: гнев, испуг, разум (мужск. р.), воля, жалость, любовь (женск. р.), сознание, терпение, чувство (средн. р.); или слов – названий животных и птиц: крот, тюлень, лев, слон, соловей, чиж, ястреб (мужск. р.) и рысь, пантера, куница, выхухоль, ворона, цапля, ласточка (женск. р.) и т.д. Во всех этих случаях, а их большинство, родовые различия у существительных, так как они не определяются значением, являются различиями чисто формальными. Иначе говоря, принадлежность большей части существительных к тому или иному разряду слов, называемому родом, основывается исключительно на определенных морфологических и синтаксических признаках, которые свойственны одному разряду слов, в отличие от других разрядов.

Однако, несмотря на это, при распределении существительных по родам в определенных случаях все же наблюдается известного рода соотношение со значением, хотя оно и проводится очень непоследовательно. Это соотношение между родом и значением существительных прежде всего обнаруживается в том, что, как правило, слова, обозначающие живые существа, принадлежат или к мужскому, или к женскому роду, но не к среднему. Исключение в этом отношении представляют совершенно единичные слова: существительное дитя, несколько существительных с суффиксами -ство, -ище: существо, божество, чудовище, чудище, страшилище и несколько существительных, обозначающих самые общие разряды животного мира: животное, насекомое, млекопитающее, т.е. слова, которые, хотя и являются названиями живых существ, однако относятся к среднему роду.

Существительные, которые не обозначают живых существ, т.е. которые обозначают неживые предметы и отвлеченные понятия, могут быть и мужского, и женского, и среднего рода. Принадлежность их к тому или иному роду определяется чисто формально, морфологическими и синтаксическими признаками.

Таким образом, связь между родом и значением существительных обнаруживается лишь у слов, обозначающих живые существа, поскольку эти слова, как норма, относятся только к мужскому и женскому роду. При этом принадлежность одних из этих слов к мужскому, а других к женскому роду в определенных случаях также обусловлена значением существительных. Нагляднее всего такая обусловленность значением проявляется у существительных, обозначающих лицо.

Большое число существительных, обозначающих лицо, образует соотносительные пары типа: делегат — делегатка,  марксист — марксистка, белорус  — белоруска, избиратель — избирательница, второклассник  — второклассница,  докладчик — докладчица,  кондукторкондукторша, поэт — поэтесса, герой — героиня и т.д. Одни из слов каждой такой пары, обозначая лицо, указывают на его принадлежность к женскому полу (делегатка, марксистка, белоруска, избирательница и т.д.), другие же, обозначая то же лицо, не содержат этого указания (делегат, марксист, белорус, избиратель и т.д.). Последние поэтому, поскольку они не указывают на женский пол, только одни могут употребляться в качестве названий мужчин (ср.  Пушкин — величайший русский поэт), но в то же время эти же существительные могут употребляться и в качестве названий женщин (ср. А.Ахматова — талантливый поэт), так как отсутствие у них указания на принадлежность лица к женскому полу не означает еще, что это лицо обязательно должно быть мужского пола. Иначе говоря, в соотносительных парах, образуемых словами со значением лица, одним существительным обозначается лицо вообще, без указания на его пол (поэт), другим же существительным — лицо женского пола (поэтесса). Такое же соотношение у слов со значением лица выражается и во множ. числе (поэты — поэтессы). Поэтому в том случае, когда, например, надо обозначить несколько лиц, в числе которых имеются и мужчины, и женщины, употребляется существительное во множ. числе, обозначающее лиц без указания на их пол (поэты), а существительное, обозначающее лиц женского пола, может быть употреблено только тогда, когда обозначаются только женщины (поэтессы).

Различию в значении у парных существительных, обозначающих лица, соответствует различие в формах слов. Это соответствие выражается в том, что существительные, содержащие указание на пол, по большей части имеют производную основу, которая образуется от основы существительных, обозначающих лицо без указания на его пол, т.е., следовательно, имена лиц женского пола являются производными от имен лиц, у которых пол не обозначен. Так, от имен лиц с основой на суффиксы -ик, -ак, -ач, -арь, -ист и др. или с основой без суффикса образуются имена лиц женского пола посредством суффикса -ка (причем перед этим суффиксом согласная к меняется на ч, р’   – на р, х — на ш), ср.: большевик — большевич-ка, бедняк — бедняч-ка,  ловкачловкач-ка,  бунтарьбунтар-ка, марксистмарксист-ка, внук — внуч-ка, еврейеврей-ка,  демократ  — демократ-ка, пастухпастуш-ка и т.д. Посредством этого же суффикса -ка или суффикса -иня (перед которым мягкие согласные заменяются на твердые) имена лиц женского пола образуются от имен лиц с основой на суффикс -ин-. Однако они образуются обычно от основы без суффикса -ин-, имеющего значение единичности и потому отсутствующего также и при образовании множ. числа, ср.: крестьян-инкрестьян-ка (ср. крестьян-е), южан-ин — южан-ка (ср. южан-е),  бояр-ин — бояр-ыня (ср. бояр-е), бар-ин — бар-ыня (ср. бар-ы) и др., но бедуин – бедуин-ка (ср.  бедуин-ы),  грузин — грузин-ка (ср. грузин-ы) и др. От имен лиц с суффиксами -ник, -чик, -щик имена лиц женского пола образуются посредством суффикса с заменой перед ним согласной к на ц: дачник — дачниц-а,  насмешник — насмешниц-а, докладчик — докладчиц-а, спорщик — спорщиц-а и др. От имен с основой на -тель- имена лиц женского пола образуются путем присоединения суффикса -ница: учитель — учитель-ница, избиратель — избиратель-ница и др., а от основы на -ун- — присоединением суффикса -ja(-ья): болтун — болтун-ья, крикун — крикун-ья и др. С этим же суффиксом могут образоваться имена лиц женского пола от соответствующих имен с бессуфиксальной основой: гость — гост-ья, игумен — игумен-ья, так же как от такой основы могут они образоваться и с некоторыми другими суффиксами, например, -иня: герой — гepоj-uня, герцог — герцог-иня; -анка: грек — греч-анка (ср. еще половец  — половч-анка), -ша (от заимствованных слов): кассир — кассир-ша, инициатор — инициатор-ша; -есса: (в заимствованных словах): поэт — поэт-есса, принц — принц-есса и др. Отклонение от общих норм представляют лишь соотносительные пары существительных со значением лица, у которых имена, обозначающие лицо без указания на пол, образуются посредством суффикса -ец-. От таких имен парные имена лиц женского пола образуются не от основы на -ец-, а от основы без этого суффикса путем присоединения суффиксов -ка: незнаком-ец — незнаком-ка, иностран-ец — иностран-ка; -анка: горец — гор-янка, китаj-ец — китаj-анка; -eja(-ея): жн-ец — жн-ея; -ица: жил-ец — жил-ица,  любим-ец — любим-ица и пр.

Из парных существительных со значением лица те, которые обозначают лицо женского пола, принадлежат к женскому роду, те же, которые обозначают лицо без указания на его пол, относятся к мужскому роду.

Также к мужскому роду относятся обычно и те существительные со значением лица, к которым нет соответствующих парных существительных, обозначающих лиц женского пола. Таковы, например, существительные: близнец, бригадир, вожак, воин, врач, враг, гений, двойник, деспот, дирижер, доктор (докторша — жена доктора), заморыш, карапуз,  льстец, недруг, неуч, нытик, педагог, писарь, предок, приемыш и др. К ним же относятся и такие существительные, которые имеют окончания, характерные главным образом для слов женск. рода: судья, воевода, старшина, староста, вельможа и др. Эти и подобные им существительные, так же как и обозначающие лиц существительные мужск. рода, к которым имеются парные существительные женск. рода, могут употребляться в применении как к мужчинам, так и к женщинам.

Существительные, которые по своему реальному значению могут быть названиями лиц только одного определенного пола, принадлежат к мужск. или женск. роду, в зависимости от того, какого пола лицо они обозначают, ср. мать, сестра, жена, девушка, барышня, девочка, женщина и др., с одной стороны, и отец, брат, муж, мужчина, мальчик, мальчишка, парень, парнишка, юноша и пр. — с другой. Подобным же образом распределяются по родам и многочисленные собственные имена лиц, ср.: Ольга, Нина, Елизавета, Наталья, Татьяна и др. и Владимир, Борис, Николай и др.

Таким образом, из существительных со значением лица к женск. роду относятся существительные, обозначающие только лиц женского пола, тогда как к мужск. роду относятся, во-первых, существительные, обозначающие лиц без указания на их пол, и затем существительные, обозначающие лиц мужск. пола.

Особую группу слов со значением лица представляют существительные, которые по своей форме являются словами женск. рода, но употребляются в речи как существительные то женск., то мужск. рода. Таковы, например, существительные: сирота, пьяница, ханжа, плакса и др., в сочетании с которыми прилагательные ставятся в женск. или мужск. роде в зависимости от реального пола того лица, к которому применяются такие существительные, ср.: она ужасная ханжа и он ужасный ханжа; или: какая ты плакса и какой ты плакса и др.

Большая часть этих существительных, являющихся производными от глаголов и прилагательных (посредством суффиксов -ка, -ика, -ла, -а, -уха, -уша, -ушка, -уля, -юка, -ючка, -ёна и др.), имеет эмоциональное, оценочное (обычно отрицательное) значение, например: гуляка, зевака, ломака, кривляка, недоучка, писака, мазилка, зубрила, надувала, объедала, задира, мямля, обжора, привереда, придира, пролаза, грязнуха, втируша, копуша, болтушка, вертушка, грязнуля, злюка, злючка, гулёна, сластёна, неженка и др. Обозначая лицо по характерному для него действию или свойству, эти существительные по своему реальному значению не являются необходимо связанными с представлением о лице женского пола, и так как, кроме того, к ним не имеется соответствующих парных существительных мужского рода, то они и употребляются в применении не только к женщинам, но и к мужчинам, соответственно меняя свой род. Аналогичные существительные мужск. рода, т.е. такие, к которым нет парных существительных женск. рода, при применении их к женщинам не меняют своего рода, так как они обозначают лицо без указания на его пол и, следовательно, по самому своему значению могут употребляться в качестве названий как мужчин, так и женщин. Напротив, применению к мужчинам существительных женск. рода, поскольку они обозначают не лицо вообще, а лицо только женского пола, препятствует их значение, и потому существительные женск. рода, употребляясь в применении к мужчинам, обычно меняют свой род.

Менее наглядно проявляется связь между значением существительных и их родом у названий животных: млекопитающих, птиц, рыб и т.д. Для многих видов животных в русском языке имеется лишь одно имя, одинаково обозначающее и самца, и самку. Такие существительные могут быть как мужского рода: тюлень, крот, барс, леопард, дикобраз, кит, ястреб, чиж, окунь, карп, ерш и др., так и женского рода: белка, куница, ласка, рысь, пантера, сорока, галка, синица, стерлядь, щука и др. Отсутствует обозначение пола также в названиях детенышей животных, причем такие названия обычно относятся к мужск. роду, ср.: теленок, цыпленок, волчонок, львенок и др.

В тех случаях когда имеются в языке парные слова мужск. и женск. рода для обозначения животного того же вида, то обычно одно слово пары обозначает самца или самку данного вида животных, а другое слово служит общим его названием без указания на пол. При этом у имен диких, не домашних животных общее название вида обычно выражается существительным мужск. рода, тогда как существительные женск. рода обозначают самку, ср.: лев — львица (вместе львы), орел — орлица, волк — волчица и волчиха, тигртигрица и т.д. Обратное отношение наблюдается у парных названий домашних животных, так как у них существительные мужск. рода обычно обозначают самца, тогда как общее название животного выражается существительным женск. рода, ср.: баран овца (вместе овцы), боров свинья, селезень — утка,  петух  — курица, козелкоза и др. В некоторых случаях парные существительные мужск. и женск. рода обозначают, соответственно, самца и самку домашних животных, а общее его название выражается особым словом, причем оно может быть как мужск., так и женск. рода, ср.: жеребец — кобыла и общее название лошадь, конь; или: гусак — гусыня, а общее название гусь и др.

Существительные одушевленные и неодушевленные

Имена существительные обнаруживают известные грамматические различия в зависимости от того, являются ли они названиями «живых» или «неживых» предметов. Благодаря этому существительные подразделяются на два разряда: на так называемые существительные одушевленные и неодушевленные.

Грамматически различие между одушевленными и неодушевленными существительными выражается формой винительного падежа: у существительных одушевленных форма винительного падежа совпадает с родительным падежом, а у существительных неодушевленных она совпадает с формой именительного падежа. Это различие обнаруживается в ед. числе только у слов мужск. рода, например: одушевл. существ.: встретил брата, поймал окуня, убил волка (ср. род. пад. — нет брата, окуня, волка), неодушевл. существ.: встретил поезд, бросил камень, разбил стакан (ср. им. пад. — поезд пришел, лежит камень, стакан разбит); и во множ. числе у всех существительных, например: одушевл. существ. – поймал окуней, встретил сестер, позвал детей (ср. род. пад. — уха из окуней, нет сестер, детей); неодушевл. существ.: разбил стаканы, потерял вещи, несут знамена (ср. им. пад. — стаканы разбиты, вещи потеряны, развеваются знамена).

Существительные женск. и средн. рода в ед. числе по одушевленности и неодушевленности грамматически не различаются. Существительные женск. рода, оканчивающиеся в им. пад. на -а(-я) или -ая (-яя), имеют для вин. падежа особые окончания -у(-ю), -ую(-юю), которые отличаются и от им., и от род. падежей, вин. пад. изб-у, сестр-у, булочн-ую (ср. им. пад. изб-а, сестр-а, булочн-ая, род. пад изб- ы, сестр-ы, булочн-ой). У остальных же существительных женск. рода, а также у всех существительных средн. рода форма вин. пад. всегда совпадает с формой им. пад., например: вижу степь, вещь, дочь, мышь, село, поле, дитя, чудовище, насекомое.

Принадлежность существительных к одушевленному или неодушевленному разряду, помимо формы вин. пад. самих существительных, обозначается также формами вин. пад. согласованных с ними прилагательных. Прилагательные, согласуясь с существительными одушевленными, образуют форму вин. пад., тождественную с род. пад., а согласуясь с существительными неодушевленными, — тождественную с формой им. пад.; ср.: встретил старого товарища, поймал большого окуня, нашел новых друзей и увидел новый дом, купил книжный шкап, построили крупные заводы. При этом у существительных мужск. рода на -а(-я) (юноша, судья) принадлежность к одушевленному разряду обозначается только формой согласованных с ними прилагательных, например, вин. пад. — народного судью, взрослого юношу и т.д.

Грамматическое различие между существительными одушевленными и неодушевленными в основном соответствует различию в значении обычных бытовых представлений о «живом» и «неживом». Одушевленные существительные — это названия реальных и нереальных (мифических, вымышленных) людей и животных, неодушевленные же существительные — названия предметов растительного мира и вещей. Но к неодушевленным существительным, кроме того, относятся слова, которые обозначают отвлеченные понятия (гнев, испуг, разум, тип, характер, быстрота, движение и др.), а также слова, обозначающие совокупность предметов, хотя бы предметов «живых», «одушевленных» (человечество, крестьянство, кулачье, толпа, стая и др.). Названия предметов, принадлежность которых к существам «живым» или «неживым», например, к животным или растениям, представляется с точки зрения бытовых понятий неясной, употребляются то как одушевленные, то как неодушевленные существительные. Таковы, например, названия микроорганизмов, ср. он изучал бактерий, микробов и бактерии, микробы и др.

Существительные, в основном своем значении обозначающие «неодушевленные» предметы, когда они применены для обозначения «живых» существ, обычно употребляются как существительные одушевленные. Ср.: Нашего мешка обманули (М.Ломоносов), В иного пня в десять лет не вдолбить того, что другой ловит на полете (Д.Фонвизин), Как такого идола не ругать, видали подобного болвана? и т.д. Напротив, одушевленные существительные при их переносном употреблении для обозначения «неживых» предметов нередко сохраняют морфологические признаки одушевленности, например: запускать змея, наши самолеты сбили неприятельского разведчика, истребителя, читать «Евгения Онегина» и др. Сюда же относятся случаи употребления имен светил, названных именами античных богов как существительных одушевленных: глядеть на Марса, видеть Нептуна, Сатурна, хотя говорят и глядеть на Марс, видеть Нептун, Сатурн и т.д.

Падежи имен существительных

Падежи существительных — это формы словоизменения, выражающие различные отношения существительных к другим словам речи. Падежи, следовательно, являются синтаксическими формами существительных, которые выражают синтаксические формальные значения.

Синтаксическими формами являются падежи также и у прилагательных, однако грамматическое значение падежей у прилагательных и существительных различно. Падежи прилагательных — это зависимые согласуемые формы, которые лишь указывают на отношение прилагательных к существительным, но не обозначают каких-либо различий в самом этом отношении. Оно остается одним и тем же по значению, в каком бы падеже ни стояло прилагательное, т.е. в любом падеже прилагательное выражает тот же несамостоятельный признак, как свойство или качество предмета, ср.: жгучий полдень, жгучего полдня, жгучему полдню и т.д. Напротив, падежи существительных — несогласуемые, самостоятельные синтаксические формы; они выражают различные по значению отношения существительных к другим словам речи. Поэтому с изменением падежей существительных изменяется по значению и их отношение к другим словам, ср.: схватить щипцы и схватить щипцами, подать руку и подать рукой, послать сестре и послать сестру, взять сахар и взять сахару и т.д.

Имена существительные в русском языке имеют шесть падежных форм, совокупность которых, так же как и само изменение существительных по падежам, обозначается термином склонение. Падежи эти имеют названия: именительный, родительный, дательный, винительный, творительный и предложный. Из них именительный противопоставляется прочим падежам, которые все вместе объединяются общим наименованием косвенных падежей. В противопоставлении с косвенными падежами именительный называется также прямым падежом.

Именительный, или прямой, падеж существительных по своему грамматическому значению является отрицательной падежной формой, так как сам по себе не выражает никаких синтаксических отношений к другим словам речи. В известном смысле поэтому именительный падеж может быть определен как непадежная форма, в противоположность косвенным падежам — падежам в собственном значении этого слова.

Значением именительного падежа определяется употребление существительных в этой форме в качестве подлежащего двусоставных предложений: Белеет парус одинокий (М.Лермонтов), Тиха украинская ночь (А.Пушкин), Ее мать была ткачихой; главного члена предложения в односоставных назывных предложениях: Знойный и душный полдень. Выжженная солнцем трава глядит уныло (А.Чехов); обращения: Что, дремучий лес, призадумался? (А.Кольцов); Прощай, свободная стихия. (А.Пушкин) Во всех этих случаях существительное, не выражая синтаксических отношений к другим словам, выступает только как определяемое слово.

Косвенные падежи являются формами существительного в роли предметного определяемого слова, т.е. дополнения. Различные падежи при этом выражают различные по значению отношения существительного как дополнения к другим словам речи.

В винительном падеже существительное употребляется почти исключительно как определяющее слово к глаголу. При переходных глаголах оно обозначает так называемый прямой объект, т.е. предмет, на который непосредственно направлено действие, выраженное глаголом: читать книгу, писать стихи, шить платье, печь пироги, распилить доску, утолить жажду и т.д. Кроме прямого объекта, вин. пад. может обозначать продолжительность действия по времени или пространству. В этом значении он употребляется как при переходных, так и при непереходных глаголах: Я без души лето целое все пела. (И.Крылов), Лаврецкий не спал всю ночь. (И.Тургенев), Я еду день, я еду два, и все поля кругом, поля. (А.Майков), Так играли они и лето, и зиму, весну и осень. (Л.Андреев), Всю дорогу мы шли молча.

Большим разнообразием отличаются значение и синтаксическое употребление родительного падежа. Как определяющее слово к переходному глаголу существительное в род. пад. обозначает предмет, на который направлено действие, причем этот предмет обозначается как взятый не во всем объеме, как использованный в каком-нибудь отношении неполно. В этом значении род. пад. обычно называется родительным неполного количества, например: принести дров, купить чаю, сахару, занять денег, дать конфет, орехов, накупить книг, попить кваску, послушать умных речей и др. (ср. с вин. пад. — принести дрова, купить чай, сахар и т.д., где значение неполноты количества не выражено). В таком же значении употребляется род. пад. в безличных предложениях со сказуемым, выраженным страдательным причастием или непереходными глаголами с отрицанием (частицей не), а иногда и без отрицания (убывать, прибывать, хватать и др.). В таких предложениях род. пад. может соответствовать им. пад. параллельных личных предложений, например: вина не подано (ср. вино не подано), накидано бумаги (ср. бумага накидана), наготовлено всякого товару, писем не получалось, помощи не приходило, медведей у нас не водится, не слышится никакого звука, воды в реке прибывает, денег у меня хватит, лишь стало бы охоты и др. При переходных глаголах с отрицанием род. пад. заменяет вин. пад. прямого объекта, хотя в этих сочетаниях может употребляться и существительное в вин. пад.: не нашел книги, отвечал, не подымая головы, не получил денег, не давать покоя, не любить сладкого и др. (ср. вин. пад. не нашел книгу, не получил деньги и др.).

В случае, когда существительное в род. пад. выступает в качестве определяющего слова к существительному, род. пад. может обозначать принадлежность в самом широком смысле этого слова: изба крестьянина, шуба отца, роман Толстого, стихотворение Пушкина, крыша дома, крик ребенка, любовь матери, шум леса, укус змеи, бег лошади, синева неба, глубина моря, смелость героя и др. При существительных со значением количества или меры, а также при числительных существительное в род. пад. обозначает предмет, о количестве или мере которого сообщается в определяемом имени: два часа, пять человек, сто рублей, кусок сахару, бутылка вина, килограмм хлеба, воз сена и др. При отглагольных существительных со значением действия, образованных от переходных глаголов, существительное в род. пад. выражает объект, на который направлено действие: побелка потолков, погрузка багажа, мытье посуды, рубка леса, взятие Перекопа, ссыпка песку и т.д. (ср. с вин. пад. при глаголе: рубить лес, взять Перекоп и др.). Наконец, употребляясь при сравнительной форме, существительное в род. пад. обозначает тот предмет, с которым что-либо сравнивается: слаще сахара, выше Монблана, быстрее птицы, старше брата, белее снега и др.

Дательный падеж обычно обозначает так называемый косвенный объект действия, т.е. адресата действия, лицо или (реже) предмет, для которого действие совершается: купить детям игрушек, написать письмо другу, объявить стране войну, мстить врагу, помогать отстающим, мешать работе, подражание старшим, подарок родине и др. При сказуемом безличных предложений дат. пад. может обозначать лицо, испытывающее то или иное состояние: Моей больной все хуже становилось (Л.Толстой), Павлу Васильевичу начало казаться, как будто смеются над ним (Д.Мамин-Сибиряк)

Существительное в творительном падеже в основном обозначает орудие, посредством которого осуществляется действие: писать пером, рубить топором, поливать водой, градом побило, пылью бьет в лицо и др.; или способ, которым оно осуществляется: Клубами черный дым несется к облакам (И.Крылов), По щекам ее текли слезы уже обильным дождем (А.Писемский), Улететь бы вольной птицей от всех вас (А.Чехов), идти быстрыми шагами, ехать пароходом, разговор шепотом, пенье басом и др. При возвратных глаголах, употребленных в страдательном значении, или при причастиях страдательного залога существительные в твор. пад. обозначают производителя действия: месткомом проводится подписка на заем, дом построен архитектором, проектируемая инженерами модель и др. Кроме того, твор. пад<ежом> может обозначаться место, по которому происходит движение: идти берегом реки, ехать лесом, возвращаться черным ходом, а также время, когда совершается действие: плыть по реке теплым осенним вечером, охотиться ранней весной и др.

Особое место в системе падежных форм существительных занимает предложный падеж. Он употребляется только в соединении с предлогами. Поэтому значение предложного падежа, как в значительной степени и значение прочих косвенных падежей, когда они употребляются с предлогами, определяется значениями тех предлогов, с которыми он соединен в речи.

Несклоняемые существительные

В современном литературном языке имеется довольно значительное число существительных, которые по своему значению и синтаксическому употреблению не отличаются от прочих существительных, но, в отличие от них, не образуют падежных форм, не склоняются.

Такими несклоняемыми существительными являются прежде всего многие заимствованные слова мужск., женск. и средн. рода, которые оканчиваются на гласные у, и, е, о и ударяемое а: кенгуру, какаду, рагу, паспарту, интервью, колибри, драпри, жюри, леди, кашне, кофе, рантье, турне, портмоне, фойе, бюро, депо, вето, какао, пальто, пианино, амплуа, антраша, буржуа и др. Сюда же относятся употребляемые в русском языке нерусские по происхождению собственные имена на те же гласные: Перу, Баку, Ханькоу, Барту, Таити, Чили, Сомали, Тбилиси, Сухуми, Леонарди, Гарибальди, Мери, Китти, Кале, Остенде, Гёте, Гейне, Хозе, Бордо, Осло, Токио, Гюго, Леонардо, Бруно, Алма-Ата, Йошкар-Ола и т.д. Кроме того, из заимствованных слов не изменяются по падежам существительные женск. рода, оканчивающиеся на твердую согласную, в том числе и собственные имена: мадам, Кармен, Мадлен, Кет, Элен; фамилии, применяемые к женщинам: Петерсон, Гинзбург, Поляк, Тагер и т.д.

Затем несклоняемыми существительными являются некоторые фамилии, образованные посредством определенных суффиксов. Таковы фамилии, представляющие собой окаменевшие формы род. пад. ед. и множ. числа, на суффиксы -ово: Хитрово, Соловово, Дурново и др.; -аго: Живаго, Веселаго и др.; -их: Сухих, Нагих, Горных, Крученых и др., а также фамилии на суффикс -ко, если у них ударение падает на конечную гласную: Ляшко, Янко, Франко и др. и при ударении не на конечной гласной: Короленко, Шевченко, Ярошенко и др., когда такие фамилии применяются к женщинам.

В настоящее время количество несклоняемых существительных увеличивается еще за счет сложносокращенных слов, образованных путем соединения начальных букв или звуков полного названия. Такие слова не склоняются, если оканчиваются в произношении на гласную или если на письме состоят только из букв, обозначающих согласные звуки: СССР (эсэсэсэр), ЦК (цека), РККА (эркакаа), МОНО, СТО и др.

Не изменяясь по падежам, несклоняемые существительные выступают, однако, в речи в тех же значениях, которые выражаются падежными формами обычных существительных, ср.: висит пальто, шьет пальто, надел пальто, доволен пальто и т.д.; причем их отношение к другим словам речи может выражаться также предлогами: пуговица от пальто, завернул в пальто, пришил к пальто пуговицу, перешил из пальто и т.д. Прилагательные, определяющие такие несклоняемые существительные, ставятся при этом в том падеже, в каком они стояли бы в данном предложении при склоняемых существительных: висит новое пальто (платье), нет нового пальто (платья), подошел к новому пальто (платью) и т.д.

Из-за отсутствия падежных форм несклоняемые существительные не имеют морфологических признаков, посредством которых различались бы их число и род. Поэтому принадлежность этих существительных к тому или иному роду, так же как и их число, определяется исключительно синтаксически, согласуемыми формами прилагательных и глаголов: красивый какаду, знатная леди, шерстяное кашне, висит новое пальто, висят новые пальто и др.

В распределении несклоняемых существительных, не собственных имен, по родам наблюдается определенная смысловая последовательность. А именно: слова, обозначающие «неживые», «неодушевленные» предметы, как правило, относятся к средн. роду: рагу, интервью, драпри, кашне, портмоне, бюро, депо, пальто, пианино, амплуа и др. Наблюдающиеся в этом отношения отклонения (жженый кофе и др.) объясняются, главным образом, употреблением этих слов в том роде, какой они имеют в языке, из которого происходило их заимствование. В языке писателей XIX века их было довольно много, ср.: Аи любовнице подобен..., но ты, Бордо, подобен другу (А.Пушкин), Он счастлив, если ей накинет боа пушистый на плечо (А.Пушкин), наш пари (М.Лермонтов), мой какао, прелестный пианино, серый пальто (Л.Толстой), портмоне остался под подушкой (Ф.Достоевский), поношенный кашне (А.Писемский) и др., но теперь в большинстве случаев такие слова средн. рода. Словам средн. рода противостоят существительные мужск. и женск. рода, которые обозначают «живые», «одушевленные» предметы. Из них к женск. роду относятся слова, обозначающие лиц женского пола: леди, мадам, а к мужск. роду — слова, которыми обозначаются «живые» предметы безотносительно к их принадлежности к тому или иному полу: буржуа, рантье, кенгуру, какаду и др.

 Образование имен существительных

При помощи суффиксов от одних существительных можно образовать другие существительные с новыми значениями. Так, от существительного двор при помощи суффикса -ик- образуется слово дворик, при помощи суффикса -ник-   — дворник.

Но существительные могут быть образованы и от других частей речи — от прилагательных, от глаголов. Например, существительные скупость, белизна образованы от прилагательных скупой, белый при помощи суффиксов -ость-, -изн-. Или, например, от глагола писать можно образовать при помощи суффиксов -тель-, -к-, -ние существительные писатель, писака, писание.

Каждый суффикс образует слова с определенным значением. При этом все суффиксы существительных могут быть подразделены на две группы.

1. При помощи одних суффиксов от существительных образуются слова, обозначающие тот же предмет, но с новым оттенком в значении. Эти суффиксы делятся на ласкательные (они же часто уменьшительные) и пренебрежительные (они же уменьшительные или увеличительные).

Из ласкательных суффиксов наиболее употребительны:

-к-: гора  — горка,  рука — ручка,  голова — головка;

-ик-: стол — столик,  дом — домик;

-чек-: стакан –  стаканчик, чемодан – чемоданчик;

-ок-(-ек-): дуб  — дубок,  флигель — флигелек,  огонь — огонек;

-очек-(-ечек-), -очк-(-ечк-): молот — молоточек, флигель — флигелечек,  тетрадь — тетрадочка,  скамья — скамеечка,  чаша — чашечка;

-ц-, -ец-, -иц-: дереводеревцо,  окно — оконце, пальто — пальтецо,  платье — платьице;

-оньк-(-еньк-): НадяНаденька, мамамаменька, тетя — тетенька, береза — березонька, коса — косонька;

-ушк-(-юшк-): сосед — соседушка, дядя — дядюшка, воляволюшка;

-ышк-: гнездо — гнездышко, ведро — ведрышко, солнце  — солнышко.

Из пренебрежительных суффиксов наиболее употребительны:

-ищ- (с увеличительным значением): дом — домище,  волкволчище,  лапа — лапища;

-ишк- (с уменьшительным значением): город — городишко,  платье — платьишко,  хвастунхвастунишка;

-онк-(-ёнк-) (с уменьшительным значением): лошадь — лошадёнка,  корова — коровёнка, кляча — клячонка.

2. При помощи других суффиксов от прилагательных, глаголов и существительных образуются существительные с новым значением.

Наиболее употребительны следующие суффиксы:

-ник-, -ниц-: сапогсапожник, печь  — печник,  привратник — привратница;

-щик-, -чик-, -щиц-, -чиц-: переплет  — переплетчик, газетагазетчик, газетчица, сукносуконщица;

-ец-, -к-: комсомол  — комсомолец  — комсомолка,  Ленин — ленинец, Рязаньрязанец – рязанка;

-тель-; -тель-ниц-: писать — писательписательница, учить  — учительучительница;

-ист-, -истк-. Суффикс -ист- по происхождению иностранный. Он проник в русский язык прежде всего вместе с заимствованными иностранными словами, например: капиталист, империалист, коммунист. Этот суффикс так широко вошел в русский язык и так укрепился в нем, что теперь нередко и от русских слов образуются существительные с суффиксом -ист-, например: очерк — очеркист,  «Правда» правдист, Пушкин  — пушкинист, пушкинистка, связь связист.

Суффикс -лк- обозначает место действия, например: раздевать  — раздевалка,  читатьчиталка,  курить  — курилка. Этот же суффикс может обозначать орудие действия, например: зажигатьзажигалка, чинить — чинилка, точить — точилка.

Суффиксы -ин-, -инк- имеют значение единичности, например: горох — горошина,  жемчуг — жемчужина,  крупа — крупинка, пыль — пылинка.

Суффиксы -ств-, -еств- обозначают занятие, дело, отрасль хозяйства: скотоводство, полеводство, огородничество, садоводство. Суффиксы -ств-, -еств- имеют еще собирательное значение, например, в словах: учительство, кулачество, студенчество, человечество и др.

То же собирательное значение, но с отрицательной оценкой имеют существительные с суффиксом -j- (-ье): кулак — кулачье (ср.: кулачество).

Суффиксы -ость, -изн-, -от- имеют отвлеченное значение. Существительные с этими суффиксами образуются от прилагательных: глупыйглупость,  белыйбелизна,  красный — краснота.

Отвлеченные понятия выражают существительные с суффиксами -изм- и -ация. Суффикс -изм- по происхождению иностранный, но укрепился и широко употребляется в современном языке для образования новых слов: ленинизм, планеризм и др.

Суффикс -ация. Существительные с этим суффиксом обычно образуются от глаголов с иностранными по происхождению суффиксами -ировать, -изировать, например: коллективизировать коллективизация, электрифицировать  — электрификация. В настоящее время мы нередко образуем слова с суффиксом -ация и от русских слов, например: война  — военизировать — военизация, совет — советизировать — советизация, большевизация.

Продолжение следует


* Из кн.: Аванесов Р.И., Сидоров В.Н. Очерк грамматики русского литературного языка. Ч. I. Фонетика и морфология. М., М.: Учпедгиз, 1945.