Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №3/1999

Н.А. ЕСЬКОВА

Имя числительное

Не имеет числа?

Значит – числительное!

Перед нами ряд слов: три, пять, дюжина, тысяча, единица, миллион, двенадцать, десяток, шестьдесят, тридцать, сорок, триллион, пятьсот, семерка, девяносто. Есть ли что-нибудь, их объединяющее? Несомненно, есть: все они так или иначе называют число или количество. Но можно ли считать, что все эти слова принадлежат к одной и той же части речи?

Попробуем предположить, что эти слова – существительные. Каждый легко может убедиться, что все пятнадцать слов обладают важным свойством существительных – они склоняются, то есть изменяются по падежам.

Но склонение существительных – это изменение по падежам в единственном и во множественном числе. Посмотрим, как обстоит дело с изменением наших пятнадцати слов по числам.

От семи из них мы легко образуем формы падежей множественного числа: дюжин, тысяч, единицам, миллионы, десятков, триллионами, о семерках и т.п. Эти слова ведут себя как существительные. А как обстоит дело с остальными?

Слова пять, двенадцать, тридцать имеют такие же падежные окончания, как существительные кровать, копоть, нежность. Однако образовать от них множественное число никак не удается!

Впрочем, у слов копоть и нежность тоже нет множественного числа. Существительные, обозначающие вещества и абстрактные свойства, принадлежат к категории, которую принято называть латинским выражением singularia tantum (только единственное). Это связано с их значением: то, что они обозначают, «не мыслится» во множестве. В то же время образовать формы копоти, нежности вполне возможно. И если первая из этих форм не встречается, то вторая известна в ироническом выражении телячьи нежности.

Со словами пять, двенадцать, тридцать дело обстоит в принципе иначе: нельзя сказать, что у них есть только единственное число (пяти, пятью, двенадцати, двенадцатью, тридцати, тридцатью). У этих слов вообще нет числа, изменение этих слов по числам невозможно представить.

Падежные формы некоторых других слов из нашего списка (еще не прошедших «проверку» на число) оказываются «похожими» на формы множественного числа существительных: трем, тремя, о трех, пятистам, пятьюстами, о пятистах (как домам, домами, о домах). Можно ли сказать, что у этих слов нет единственного числа, а они употреблены в форме множественного? Конечно, нет. К ним тоже неприменимо понятие числа в грамматическом смысле.

Нетрудно удостовериться, что слова шестьдесят, сорок, девяносто тоже не имеют форм числа.

Но слова, у которых нет категории числа, не могут считаться существительными. В нашем небольшом списке такими оказались слова три, пять, двенадцать, шестьдесят, тридцать, сорок, пятьсот, девяносто.

 

А есть ли другие особенности?

Присмотримся к словосочетаниям: пять городов, двенадцать государств, шестьдесят стран. Здесь слова пять, двенадцать, шестьдесят выполняют роль главного слова в словосочетании синтаксического «хозяина», требующего от подчиненного слова формы родительного падежа множественного числа. Можно вспомнить совершенно аналогичные сочетания тысяча городов, множество государств и др., в которых «хозяевами» выступают существительные.

А если мы возьмем сочетания с косвенными падежами: пяти городов, пяти городам, пятью городами, о пяти городах и тысячи городов, тысяче городов, тысячей городов, о тысяче городов? В первом случае картина изменилась: слово пять перестало быть «хозяином», оно уже не управляет существительным город, а согласуется с ним в падеже. (Так же ведут себя другие два слова: двенадцати государствам, шестьюдесятью странами). А слово тысяча во всех падежах по-прежнему требует постановки слова город в родительном падеже множественного числа – то есть подтверждает свою «репутацию» существительного.

Мы убедились, что в именительном (а также в совпадающем с ним винительном) слова пять, двенадцать, шестьдесят ведут себя как существительные. А в косвенных падежах их формы оказываются согласуемыми, как у прилагательных (ср.: пяти городов – больших городов, пяти городам – большим городам, пятью городами – большими городами). Двоякое синтаксическое поведение (то – как существительное, то – как прилагательное) и составляет вторую грамматическую особенность этих слов.

Слова тридцать, сорок, пятьсот, девяносто из нашего списка тоже в именительном-винительном управляют родительным множественного существительных, а в других падежах с ними согласуются.

Несколько иначе ведет себя слово три: в именительном-винительном падеже оно требует постановки существительного в родительном падеже единственного (а не множественного) числа: три города, три государства, три страны. Но в косвенных падежах оно тоже согласуется с формами множественного числа существительных: трех городов, государств, стран, трем городам, государствам, странам и т.д. Значит, оно тоже обладает признаком «двоякости» синтаксического поведения.

Вот эти две особенности – морфологическая (отсутствие категории числа) и синтаксическая (совмещение свойств существительного и прилагательного) – и служат основанием для выделения особой части речи – имени числительного.

 

Числительные не во всем одинаковы.

Это очень своеобразная часть речи. Внутри нее есть слова и группы слов, которые ведут себя «на свой лад». Мы уже обнаружили отличие слова три от остальных. Такими же свойствами обладает слово четыре (ср.: четыре города, четырех городов, четырем городам), а еще три слова имеют и дополнительные особенности: управляя в именительном-винительном падеже родительным единственного, они могут согласовываться с существительными в роде (у остальных числительных категории рода нет): два, полтора, оба города (государства), две, полторы, обе страны.

Нет и общего для всех числительных типа склонения, их изменение по падежам представляет собой очень пеструю картину. Падежные окончания некоторых числительных схожи с окончаниями форм единственного числа существительных типа кровать. У числительных три, пятьсот окончания похожи на окончания существительных множественного числа. А у числительных сорок, девяносто, сто вообще всего одна форма для всех падежей, кроме именительного-винительного (сорока, девяноста, ста). Есть и так называемые сложные числительные, состоящие из двух самостоятельно склоняющихся частей (пятисот, пятистам, пятьюстами, о пятистах; а также: семьюде-сятью, двухсот, четыремстам, девятьюстами).

Такая разнородная система падежных форм числительных доставляет немало неприятностей тем, кто изучает русский язык, а иногда приводит к ошибкам даже его носителей.

 

Числительные можно перечислить, а количество чисел неограниченно.

Уникальная особенность числительных состоит в том, что все они могут быть перечислены (их пятьдесят с небольшим). Можно ли перечислить все существительные, все прилагательные, все глаголы? Конечно же, нет. Мы хорошо знаем, что новые слова, относящиеся к этим трем частям речи, все время возникают, что ни один словарь русского языка никак нельзя назвать «полным». А числительные в любом толковом словаре приведены полностью, и новые числительные не могут появиться.

Как же это может быть? Ведь чисел гораздо больше, чем слов в самом богатом языке, и любое из них мы можем назвать! Нетрудно сообразить, в чем дело: количество слов ограниченно, но эти слова могут образовать неограниченное число сочетаний для обозначения любого числа или количества. Такие сочетания часто называют составными числительными, но лучше говорить о составных числовых обозначениях, поскольку в них участвуют и слова, обладающие, как выше мы видели, всеми признаками существительных (тысяча, миллион, миллиард и т.д.). Можно поупражняться в образовании «цепочки» любой длины. Хотя бы такой: четырнадцать триллионов двести пятьдесят шесть миллиардов триста восемьдесят семь миллионов шестьсот девяносто восемь тысяч девятьсот тридцать два. Увидеть такую цепочку слов «в жизни» – большая редкость. Легче представить себе ряд цифр: 14 256 387 698 932. Но длинные ряды цифр порой приходится «озвучивать» (например, с экрана телевизора), иначе говоря, превращать ряды цифр в цепочки слов. Хорошо, если все эти слова должны стоять в именительном падеже, а если в косвенном? Ведь от каждого члена цепочки должна быть образована соответствующая падежная форма! Мало кто с этим хорошо справляется. Четырнадцатью триллионами двумястами пятьюдесятью шестью миллиардами... Желающие могут продолжить цепочку до конца.

 

Разряды числительных.

Большинство числительных составляют так называемые количественные. Все до сих пор упомянутые слова относятся к этому разряду, значение которого хорошо обозначается самим этим названием.

Другой разряд числительных – собирательные – состоит из следующих слов: двое, трое, четверо, пятеро, шестеро, семеро, восьмеро, девятеро, десятеро (дальше этот ряд не продолжается). Эти числительные не только называют количество предметов, но и выражают значение совокупности, показывают, что предметы воспринимаются все вместе. Эти числительные сочетаются главным образом с одушевленными существительными мужского рода.

Задача № 1

Вот ряд предложений с числительными двое, трое, четверо.

1. Трое мальчиков отделились от группы.
2. Дождь лил не переставая двое суток.
3. Четверо участников обсуждения выразили свое особое мнение.
4. Зачем тебе четверо ножниц? Наверное, и у Онегина столько не было!
5. С этими двоими хулиганами не может сладить целый коллектив.
6. Все трое ворот на замке, как же они ускользнули?
7. Четверым мальчикам из этого класса вручены награды за участие в выставке рисунков.
Что получится, если заменить в этих предложениях собирательные числительные количественными два, три, четыре?

Ответ

Такая замена возможна лишь в случаях 1, 3, 5, 7: три мальчика, четыре участника, с двумя хулиганами, четырем мальчикам. При этом значение слегка изменяется: теряется значение “совокупности”, вносимое собирательными числительными.

В предложениях 2, 4, 6, как вы наверняка уже убедились, замена невозможна. Объяснение лежит на поверхности: числительные два, три, четыре в именительном-винительном падеже требуют форм родительного единственного, а у существительных pluralia tantum (помните, что означает этот термин?) сутки, ножницы, ворота этих форм нет. Вот и приходится с такими существительными употреблять числительные двое, трое, четверо, после которых выступают формы родительного множественного. И никакого оттенка “собирательности” эти числительные в таких случаях не имеют, а выступают как замена количественных.

Грамматическими свойствами числительных обладают еще слова сколько, столько и несколько (ср.: сколько городов ты посетил?; со сколькими городами ты знаком?; столько фильмов посмотрел, но о стольких фильмах еще не имею понятия!; посмотрел несколько спектаклей в нескольких театрах). По значению это – местоименные слова, т.е. перед нами местоименные числительные. К ним примыкают оба – обе – уникальные слова, заслуживающие отдельного разговора.

Задача № 2

Вот ряд предложений:

1. У нее пять сестер, но, к сожалению, все они живут не в Москве.
2. А братьев у нее только два, зато все, как и она, живут в Москве.
3. Коля, Петя и Вася в первый раз переступили порог школы. У всех трех – одинаковые новенькие ранцы.
4. Маша и Катя пришли нарядные, все две с красивыми бантиками.
Все ли здесь в порядке? Если обнаружите ошибки, исправьте их.

Ответ

Исправить нужно предложения 2 и 4. Правильные предложения:

2. А братьев у нее только два, зато оба, как и она, живут в Москве.
4. Маша и Катя пришли нарядные, обе с красивыми бантиками.

Что можно сказать о значении числительных оба, обе, осмысливая эти примеры? Почему нельзя сказать все две? Почему нельзя употребить слово все даже не в сочетании два, а по отношению к двум лицам? Ответ очень простой: числительные оба, обе сами по себе обозначают «все два», «все две». Можно сказать: все три, все сорок, все двести, все девятьсот, т.е. сочетать все с любым числительным, кроме два, две, потому что существуют оба, обе.

Место этих двух слов в системе русских числительных уникально. В некоторых грамматиках их относят к собирательным числительным (не объясняя, как же они соотносятся с «несомненным» собирательным числительным двое). Есть основания отнести их к местоименным числительным, но своеобразным: их значение не такое абстрактное, как, например, у вопросительного местоименного числительного сколько, в котором абстрагировано любое количество. А оба, обе сочетают местоименное значение («все») со значением «два», «две» (своеобразное значение «всеохватности», выражаемое особым словом только для количества «два»).

 

О нечислительных и не совсем числительных.

А как же слова первый, второй, третий и т.д.? В школьной грамматике их называют порядковыми числительными. Но для признания их числительными с грамматической точки зрения нет оснований – эти слова ничем не отличаются от прилагательных: они и склоняются так же, и согласуются с существительным в роде, числе и падеже. Поэтому в научных курсах грамматики их называют порядковыми прилагательными.

Однако кое о чем надо сказать и здесь. Наряду с составными количественными обозначениями существуют составные порядковые обозначения, последний член которых – порядковое прилагательное, а предшествующие компоненты – числительные или существительные типа тысяча (тысяча девятьсот девяносто седьмой год). В таких сочетаниях полагается склонять только прилагательное: после двести пятьдесят шестой встречи, на триста пятьдесят второй странице, в тысяча девятьсот девяносто седьмом году, в две тысячи двести тридцать первом году и т.п. Но в речи нередко возникают ошибки; говорят, например: к ста восьмидесяти пятой годовщине, трехсот четвертая встреча, четырехсот пятидесятую страницу и т.п. Это происходит потому, что на такие сочетания распространяют правило, относящееся к составным количественным числительным («склонять каждую часть»), которое, как известно, часто нарушается в речи. Вот и получается, что, с одной стороны, склоняют там, где не нужно!

В заключение вернемся еще раз к началу нашего разговора о числительных. Мы привели ряд слов с количественным значением и обнаружили среди них такие, которые обладают особыми грамматическими свойствами. Они и выделяются в особую часть речи — числительные.

Прочие же слова оказались обычными существительными, и среди них — слово тысяча. Однако это слово иногда ведет себя как числительное.

Задача № 3

Вот примеры со словом тысяча.

Если б милые девицы
Так могли летать, как птицы,
И садились на сучках,
Я желал бы быть сучочком,
Чтобы тысячам девочкам
На моих сидеть ветвях.

(Державин. Шуточное желание)

Пылает тысячью огней
Обширный зал...

(Баратынский. Бал)

...Ней, с своим десятитысячным корпусом, прибежал в Оршу к Наполеону только с тысячью человеками, побросав и всех людей, и все пушки...

(Л.Толстой. Война и мир)

 

Как можно объяснить сочетания тысячам девочкам, тысячью человеками и саму форму тысячью?

Ответ

Эти примеры показывают «стремление» существительного тысяча стать числительным. Творительный падеж тысячью возник по образцу числительных
пять – тридцать (пятью, двенадцатью, двадцатью). Во втором примере синтаксически эта форма сохраняет свойства существительного (управляет формой родительного падежа огней), а в третьем примере оказы-вается согласованной с творительным падежом человеками (ср.: с пятью человеками). В первом примере дательный падеж тысячам тоже оказывается согласованным с существительным девочкам (ср.: двум девочкам); существительное тысяча требует родительного падежа (тысячам девочек).

Но не надо думать, что слову тысяча когда-нибудь удастся превратиться в числительное. Первый пример очень старый, и с тех пор тысяча «не двинулась» дальше по этому пути...

А заметили ли вы, что до сих пор не фигурировало очень важное слово? А именно то, которое обозначает количество ‘1’: один (одна, одно, одни)? Об этом сложном случае надо поговорить отдельно.

Задача № 4

Вот ряд примеров употребления один, одна, одно, одни.

1. В этой комнате один стол, а в соседней целых три.
2. Один знакомый обещал мне помочь.
3. Он одного экзамена сдать не сумел, где же ему сладить с пятью!
4. У меня одни ножницы на все случаи жизни, а не так, как у Онегина!
5. Все крупные предметы мебели из комнаты вынесли, остались одни стулья.
6. Товарищи расстались: один повернул назад, другой решил продолжить поиски.
7. Нельзя иметь одни очки, надо минимум двое: одни оставлять дома, другие всегда иметь с собой.
8. Вот моя комната: на втором этаже с одним окном.
9. Одни мои знакомые каждое лето ездят в новое, незнакомое место.
10. Как же мы выйдем из положения: на пятерых одна кровать!

Можно ли считать, что во всех этих случаях выступает одна и та же часть речи? Если да, то какая? Или здесь представлены разные части речи? В каких предложениях у один, одна, одно, одни можно обнаружить свойства числительных?

Ответ

На первый взгляд слово один представляется обычным прилагательным, имеющим все формы для согласования с существительными в роде, числе и падеже. Но вычленим из нашего ряда примеров те, где разными формами этого слова передается количество ‘один’. Это примеры 1 (один стол), 3 (одного экзамена), 4 (одни ножницы), 7 (одни очки), 8 (с одним окном), 10 (одна кровать). Можно ли считать форму одни (примеры 4 и 7) множественным числом к один, одна, одно? Нет, в таких случаях форма одни не имеет значения множественного числа, она лишь служит для согласования с существительными, обозначающими один предмет, а по форме выглядящими как множественное число. Таким образом, один, одна, одно, когда этими формами выражается количество ‘один’, не соотносятся с одни как единственное число с множественным. Можно сказать, что эти формы не имеют категории числа, что роднит их с числительными. Но других отличительных свойств числительных один, одна, одно, одни не имеют.

В одних грамматиках отсутствие категории числа считается достаточным основанием для признания наличия в русском языке числительных для обозначения количества ‘один’, другие авторы отказывают слову один в праве называться числительным ввиду отсутствия у него других важных грамматических признаков этой части речи.

В примере 6 употреблено местоименное прилагательное, соотносительное по значению со словом другой – тоже местоименным прилагательным. Их смысловое противопоставление возможно и во множественном числе: «одни повернули назад, другие продолжали поиски».

Наконец, в случае 5 словосочетание одни стулья близко по значению к «только стулья». Так может быть употреблена и форма единственного числа: «Все ушли, остался один Митя».

В остальных четырех примерах наблюдается соотносительность форм единственного и множественного числа.

В примерах 2 и 9 (один знакомый – одни знакомые) употреблены формы единственного и множественного числа местоименного прилагательного, близкого по значению к неопределенному артиклю.

Статья напечатана в “Энциклопедии для детей. Языкознание. Русский язык”. Москва, издательство “Аванта”+. 1998.

Рейтинг@Mail.ru