Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №1/2000

Л.В. Петрановская

Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?

Кто бы мог подумать, что строка поэта, выражающая предельную погруженность в свой мир и оторванность от житейской суеты, станет настолько злободневной, что хоть газетные статьи называй? Мы вот назвали. Вопрос этот на сегодняшний момент очень даже от мира сего. Еще лет десять назад публика твердо решила, что наступление двухтысячного года и есть начало новой эры. Все это время публику пытаются образумить самые разные авторитеты, но тщетно. Никто не хочет задумываться над разницей между идет двухтысячный год и прошло две тысячи лет. Гипнотически действует цепочка нулей, мешает аналогия с возрастом человека, который мы обозначаем не по тому году, который пошел (только про детей иногда говорят ему шестой год), а по тому, сколько лет человек уже прожил. Ну и продавцам фейерверков, шампанского и праздничных туров тоже ни к чему разуверять потребителей в особом статусе нынешних праздников. Даже многие ежегодные мероприятия, вручения премий и фестивали их устроители поспешили объявить последними в веке или в тысячелетии. Интересно, что они будут делать в наступающем году? Так что все вокруг «и жить торопятся и чувствовать спешат». За исключением той (немалой) части человечества, которая вообще живет по другим календарям и для которой ничего не кончается, кроме обычного зимнего дня, и ничего не наступает, кроме другого, столь же обычного.

И все же двухтысячный год – это впечатляет. Кто бы мог подумать, что он таки настанет, этот год с двойкой и тремя нулями? Что не какие-то там потомки, а мы сами будем провожать одно тысячелетие и встречать другое? Ведь год, начинающийся с двойки, – это будущее! Это типичное время действия фантастических романов, это тот самый роковой рубеж, на который делались прогнозы и предсказания. «Если... то к двухтысячному году...» Ожидались всепланетный голод и глобальное потепление с уходом под воду целых стран. Виделись в мечтах воздушные такси и роботы-домработницы. Всепланетная диктатура и мировая братская община, возврат матриархата и исчезновение семьи, продажа чистого воздуха в магазинах и восстановление методами генной инженерии поголовья мамонтов – всех пророчеств, пугающих или вдохновляющих, не перечислить.

В наступающем году нам, видимо, придется стать свидетелями настоящего парада-алле предсказаний: когда же еще порезвиться, если не на рубеже эпох? Потом будет не до того, придется предсказанное воплощать или предотвращать. Да и вообще это увлекательная интеллектуальная игра: анализ тенденций, нащупывание закономерностей, учет самых разных привходящих обстоятельств. Стал уже хрестоматийным пример ошибочного предсказания об уличном движении в Лондоне. Когда конных экипажей на улицах города становилось с каждым годом все больше и больше, городские власти серьезно опасались, что Лондон будет... затоплен навозом. Кто же мог предположить, что изобретут автомобиль! Другой пример можно увидеть каждый день на улице: подходит к перекрестку автобус, а по поперечной улице едет грузовик. Если построить прогноз путем простого продолжения тенденции, получим катастрофу. В реальности же один из водителей притормозит – и все обойдется. За рулем-то разумные люди сидят. Если, конечно, не пьяные, не террористы и не растяпы, не проверившие тормоза.

Вот эти факторы – человеческий разум и добрую волю – почти невозможно строго учесть при составлении прогнозов. Демографический, экологический, энергетический кризисы и в самом деле опасны. Но кто сказал, что люди будут сидеть сложа руки и ждать конца? Это же прекрасно, если заранее знаешь, куда охапками таскать солому. Сегодня мы видим, что самые острые проблемы, стоящие перед человечеством в заветном двухтысячном году, мало кем предсказаны: рост национализма, мощные технологии «промывки мозгов», зависимость от компьютерных сбоев, массовая наркомания. А может, потому и проблемы такие острые, что плохо предсказывали? Вот про экологическую катастрофу понасоздавали «ужастиков» – и во многих странах очистили воздух, в озерах рыба заплескалась. Оруэлл вогнал мир в дрожь своим «1984», и буквально со следующего, 1985 года начался необратимый развал самой мощной тоталитарной системы. Страшный сон – к исполнению желаний и благополучию в делах.

Поэтому наше предложение: давайте поиграем в прогнозы. Какой будет школа будущего? Что станет с языком вообще и с русским в частности? Перестанут ли дети читать книги? А может, вообще всеобщая грамотность не будет нужна и на смену текстам придут видеосюжеты и пиктограммы? Присылайте свои прогнозы, записи бесед с коллегами, сочинения детей. В конце года, перед «всамделишным» наступлением нового тысячелетия, мы выберем «самые-самые» прогнозы: самый оптимистический, самый пугающий, самый обоснованный, самый неожиданный и т.п. Их авторы получат памятные призы. Представляете, с каким чувством будут рассматривать эти призы ваши правнуки лет этак... много спустя? Игра стоит свеч! Присоединяйтесь!

А что касается всеобщей календарной неразборчивости, не стоит из-за нее огорчаться. В конце концов не так часто тысячелетия сменяются. Не грех и целый год проотмечать!

Рейтинг@Mail.ru