Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №44/2000

ОРФОЭПИЯ СЛОВ, СВЯЗАННЫХ С РЕЛИГИЕЙ И ЦЕРКОВЬЮ

В последние 10–15 лет употребление этих слов активизировалось. Иные из людей, приобщающихся к религии, заново «осваивают» такие слова и часто усваивают их не в том фонетическом облике, который соответствует русской культурной традиции. К сожалению, даже не все священнослужители следуют этой традиции.
Независимо от отношения к религии культурному русскому человеку режет слух произношение бо[к]. Хочется спросить: «Какой? Правый или левый?». Многие церковно-книжные слова традиционно произносились с г фрикативным (его транскрибируют как); к ним относятся, например, слово благо и производные от него. Так же произносились косвенные падежи слова Бог: боа, боу... При оглушении этот звук дает не [к], а [х] – бо[х]. И если сохранение не является обязательным, то конечный звук [х] ни в коем случае не должен заменяться звуком [к]!

Д.Н.  Ушаков в статье о г фрикативном в русском литературном языке сообщает, что ему при опросах встретились два-три лица, произносившие бо[к]: «это были юные представители аристократических семей, росшие с гувернерами-иностранцами» (Ушаков  Д.Н. Русский язык. М., 1995. С. 179). И очень печально, что многие священники в наше время произносят слово Бог как бо[к].
В соответствии с традицией надо говорить: АпокАлипсис, блАговест, вероисповЕдание, Тайная вЕчеря, духовнИк, еретИк, знАмение, Иконопись, пОслушник.

А мы сплошь и рядом слышим: АпокалИпсис (так недавно произнес президент Путин), благовЕст, вероисповедАние, Тайная вечЕря (увы, так звучит это слово множество раз в тексте телефильма о Леонардо да Винчи, показанного уже дважды на канале «Культура»), духОвник, ерЕтик, знамЕние, икОнопись (так говорит министр культуры М.Швыдкой), послушник.
Слишком поторопился «Толковый словарь русского языка конца XX  в.» (СПб., 1998) признать единственной нормой ударение послУшник и «разрешить» разговорное вероисповедАние. Надо не идти на поводу у недостаточно осведомленных людей, а учить их традиционному правильному ударению. Часто приводящийся довод «так все говорят» для таких слов не должен приниматься во внимание. И надо, конечно, чтобы духовные лица повышали культуру своей речи.

Примечание. Странно выглядит в только что упомянутом словаре значок при слове Апокалипсис, означающий «зафиксировано впервые». Авторы имели в виду, очевидно, переносное значение, но из словарной подачи этого не видно. К тому же они не заметили, что в вышедшем в 1994  г. «Кратком словаре трудностей русского языка» (автора этой заметки) дается такое определение слова апокалипсис: «Представление о конце света (по названию книги «Нового Завета», содержащей такое пророчество)».

И еще об одном. До сих пор не изжито до конца в наших СМИ неправильное ударение АлЕксий вместо правильного АлексИй. К сожалению, пришлось услышать с таким ударением имя патриарха даже от Андрея Вознесенского (канал «Культура», 27.12.98).

Замечательную историю рассказал Л.Пантелеев. В начале 60-х годов к нему однажды пришла пожилая женщина. Хозяин долго не мог понять, кто ее к нему направил. Ее объяснения были сбивчивы и неубедительны. Разговор тянулся долго, и в какой-то момент, когда речь зашла о патриархе (тогда это был Алексий I), женщина произнесла:

«– Ну как же! Алексий.
Я чуть не подскакиваю.
– Что?! Как вы сказали?!
– Я говорю: Алексий. Патриарх...
– А почему, скажите, пожалуйста, вы говорите «Алексий», а не «Алексий»?
– Как почему? Так все говорят.
– Нет! Так все не говорят!»
Хозяин выпроводил посетительницу и, объясняя жене причину своего поступка, обратил ее внимание на то, с каким ударением женщина произнесла имя патриарха.
«– А ведь явилась ко мне как представительница каких-то московских церковных кругов.
Вот что может сделать одно неправильное ударение в одном-единственном слове!»

Автору этого рассказа в дальнейшем удалось распутать всю эту историю: женщину послало МГБ, причем была разработана очень правдоподобная версия. Одного только не предусмотрели: «На одном только слове, на одном ударении в этом слове, и засыпалась эта загримированная под московскую просвирню эмгебешница». (Пантелеев  Л. Я верую. «Новый мир». 1991. № 8. С. 156, 160).

Н.Е.

Рейтинг@Mail.ru