Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №15/2001

КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ

О "ВРОЖДЕННОЙ ГРАМОТНОСТИ"
И ШКОЛЬНОЙ ПРОГРАММЕ

(Тезисы доклада на Всероссийской конференции
по проблемам изучения русского языка в школе)

З.Н.САФИНА,
школа № 11,
г.Казань

Состояние преподавания русского языка в современных условиях не может не волновать любого образованного человека, а тем более учителя-словесника. Не останавливаясь на других аспектах его изучения, обратимся лишь к одной проблеме – письменной грамотности, вернее, безграмотности. Она становится привычной даже для детей, хорошо занимающихся по другим предметам; в то же время ученик, не особо прилежный, часто имеет, что называется, «врожденную грамотность».
В чем причины этих явлений? Где истоки «врожденной грамотности»? Как найти эффективные приемы и методы обучения? Возможно ли вообще в современной школе полноценное обучение родному (в нашем случае – русскому) языку?
Очевидно, что родной язык – особый предмет в школьном курсе. Все дети (и независимо от способностей) овладевают им практически за три года – от 2 до 5 лет. Но письменная форма – это тот же язык, лишь перенесенный в графическую систему. Почему же происходит «срыв» у большинства детей в овладении этой формой?
Среди многих объективных и субъективных причин одна представляется нам очевидной: наши формы и методы обучения зачастую не только не учитывают возрастных особенностей психолингвистического развития ребенка, но и нарушают законы природосообразности.
Овладевая устной формой языка, ребенок использует услышанные словообразовательные модели, подставляя в них свой «смысл» (корень). Доказательство тому – детское словотворчество. Природа дарит маленькому человеку великолепную способность улавливать общее грамматическое значение и целой модели (слова), и отдельных морфем, и синтаксических конструкций – и все это задолго до изучения грамматики.
В школе же с 7 лет начинается обучение чтению – по слогам. Словообразовательная модель уступает место фонетической. Слово воспринимается ребенком как ряд слогов. А одновременное обучение письму ведет к послоговому (а то и побуквенному) списыванию. Если в это время, еще не закрепив навыка, видеть зрительный облик знакомой модели, давать для упражнений деформированные тексты или слуховые диктанты – безграмотность гарантирована. Неизбежные ошибки закрепляются механически, а изучаемые «правила» не спасают положения: их применение требует обычно 5–6 мыслительных операций, а мышление ребенка еще конкретно: ему легче запомнить, чем понять.
Это обычный путь ученика к безграмотному письму. Его, как правило, счастливо минуют лишь те, кто умел читать до школы и у кого зрительный облик слов закрепился в памяти задолго до школьных «упражнений».
Справедливо мнение, что дети легко овладевают языком. В том числе и его письменной формой. «Пиком овладения грамотностью» психологи считают возраст 11 лет. Между тем общепринятая программа русского языка в 5-м классе дает учителю минимум возможности заняться этим «овладением». Она содержит обширные разделы лексики, фонетики, пропедевтический курс морфологии – и до смешного сжатый раздел «Состав слова». Целесообразнее же использовать именно морфемный принцип в построении программы. Это дает возможность оживить в сознании ребенка угасающие уже словообразовательные связи, сосредоточить внимание на смысловой (понятной ребенку) значимости морфем, наконец, возродить непосредственный детский интерес к «устройству слов», способствовать и лингвистическому, и духовному развитию ученика.
Характерно, что в разных местах и чаще всего именно в школах педагоги приходят к подобным выводам. Об этом свидетельствуют выходящие в свет альтернативные программы и пособия, публикации в специальных изданиях.
Попытки составления таких программ для орфографии и пунктуации и работа по ним предпринимались и нами. Главное их отличие от общепринятой программы в том, что до необходимого минимума сокращена теоретическая часть, внимание сосредоточено на нескольких необходимых базовых навыках: беглое различение частей речи, распознавание значимости морфем, умение поставить вопрос и определить начальную форму слов, видеть основу предложения и т.п. Учащиеся, занимавшиеся так в 5-м классе, отличались большей грамотностью по сравнению со своими сверстниками. Надо, впрочем, признать немаловажным и тот факт, что наилучший результат такой работы достигался в период, когда словесности уделялось в 5-м классе 11 часов в неделю. И это естественно. Овладение языком в некотором роде похоже на спорт, где «понять» мало, нужны «тренировки», а следовательно, время.
Сейчас, когда время, отведенное на изучение русского языка, в дефиците, а серьезными людьми, казалось бы, вполне серьезно высказываются предложения ограничиться каким-то малопонятным «орфографическим минимумом» и литературу потеснить из школьного курса, озабоченность учителей-словесников неприлично низким уровнем знания родного языка может оказаться незамеченной. Если, конечно, забыть о том, что наш «великий и могучий» остается, пожалуй, единственной и, возможно, последней ценностью из растерянного духовного наследия наших предков. Пока еще возможно сохранить то, что потом придется «возрождать».

Рейтинг@Mail.ru