Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №24/2001

ПРЕДСТАВЛЯЕМ КНИГУ

О НОВОМ ИЗДАНИИ "СЛОВАРЯ ЯЗЫКА ПУШКИНА"

С.Н.БОРУНОВА

В 2000 г. вышло 2-е, дополненное, издание «Словаря языка Пушкина», подготовленное в Институте русского языка им. В.В. Виноградова Российской академии наук коллективом составителей (В.А. Плотникова, С.Н. Борунова, Н.Н. Иванова, Е.Ф. Петрищева, В.В. Пчелкина, Е.П. Ходакова) под руководством В.А. Плотниковой. Впервые изданный в 1956—1961 гг., 4-томный Словарь давно стал библиографической редкостью. У истоков создания этого труда стояли выдающиеся лингвисты – академик АН СССР В.В. Виноградов и проф. Г.О. Винокур. Состав группы сотрудников, работавших над Пушкинским словарем, постоянно менялся. Участниками в разное время были: С.И. Бернштейн, А.Д. Григорьева, Н.Н. Иванова, И.С. Ильинская, И.И. Ковтунова, В.Д. Левин, С.И. Ожегов, И.А. Оссовецкий, Е.Ф. Петрищева, В.А. Плотникова, В.В. Пчелкина, В.Н. Сидоров, Е.П. Ходакова. Г.О. Винокур был инициатором, вдохновителем и руководителем работы над Словарем, но сначала в словарную группу входили только двое сотрудников — И.С. Ильинская и А.Д. Григорьева. В мае 1947 г. скончался Г.О. Винокур и в группу Словаря был переведен близкий друг Григория Осиповича В.Н. Сидоров, которого Винокур высоко ценил и к мнению которого прислушивался. Он хорошо знал проблемы Словаря. На протяжении многих лет до окончания работы над «Словарем языка Пушкина» В.Н. Сидоров был не только членом коллектива и его душою, но и фактически возглавлял эту работу. В 1949 г. вышел «Проект “Словаря языка Пушкина”», его авторы — Г.О. Винокур, А.Д. Григорьева, И.С. Ильинская и В.Н. Сидоров. Преемники Г.О. Винокура были не только составителями, но и редакторами Словаря: 1-й том редактировала И.С. Ильинская, 2-й и 3-й — В.Н. Сидоров, 4-й — А.Д. Григорьева. В состав главной редакции входили: акад. АН СССР В.В. Виноградов (отв. ред.), член-корр. АН СССР С.Г. Бархударов, член-корр. АН СССР Д.Д. Благой, д.ф.н. Б.В. Томашевский. Научным консультантом был проф. С.М. Бонди.

«Словарь языка Пушкина», созданный на материале 16-томного академического собрания сочинений писателя (1937—1949), не включал материалы раздела «Другие редакции и варианты» этого издания. Они получили лексикографическое описание только в 1982 г. в книге «Новые материалы к “Словарю А.С. Пушкина”» (составители: В.В. Пчелкина, Е.П. Ходакова, редактор – В.А. Плотникова) под общей редакцией акад. В.В. Виноградова.

Теперь Словарь объединяет материалы этих двух лексикографических трудов и почти полностью охватывает словарный состав творческого наследия писателя. Материалы других вариантов и редакций произведений А.С. Пушкина представлены в каждом томе Словаря в алфавитном порядке в отдельном разделе — «Дополнения». Этот раздел не только включает не зафиксированную в основном корпусе словаря лексику (около 1000 слов), но и дополняет уже имеющиеся слова не отмеченными раньше значениями и оттенками значений, их поэтическими употреблениями. Помимо этого, впервые в каждом томе (а не отдельной брошюрой, как это было в первом издании) дается Указатель к произведениям А.С. Пушкина (Приложения 1—7). В результате редактирования Указателя изменилась форма подачи в нем шифров: теперь они представлены целиком, в том же виде, как в Словаре, и их не надо восстанавливать, как прежде, по частям. Это упрощает работу со Словарем, облегчает поиски нужного слова в любом произведении А.С. Пушкина. Существенным дополнением к Указателю является Приложение 8, содержащее алфавитный перечень всех стихотворений с указанием при каждом принятого в Словаре шифра. Раскрытие шифра и алфавитный порядок стихотворений дают возможность читателю найти нужное ему стихотворение в любом издании сочинений Пушкина, а не только в 16-томном академическом издании 1937—1949 гг., на основе которого составлялся Словарь. В корпус Словаря внесены отдельные исправления.

Новое издание «Словаря языка Пушкина» – это первый полный словарь языка писателя и одновременно культурно-исторический словарь пушкинского времени и предшествующей эпохи, поскольку в нем классифицируются и толкуются не только факты, отражающие особенности поэтического и индивидуального употребления языка в произведениях Пушкина, но и факты, общие для русского литературного языка конца XVIII — первой трети XIX века, а также для поэтического языка того времени. Толкования слов и их поэтических употреблений сопровождаются большим иллюстративным материалом.

Особое внимание обращено на слова, уже вышедшие из употребления или выступающие в современном языке в других значениях. Названия предметов и понятий, известных во времена Пушкина и неизвестных современному читателю в силу отсутствия обозначаемых ими реалий или их общественно-социальной неактуальности, получают в Словаре описание и толкование, близкое к энциклопедическому. Среди них названия должностей, чинов, придворных званий, карточных игр и пр. Приведем некоторые примеры.

Устаревшие слова:

боливар Мужская черная атласная широкополая шляпа с расширяющейся кверху тульей (по имени Симона Боливара, вождя освободительного движения в Южной Америке, основателя республики в Боливии). Надев широкий боливар, Онегин едет на бульвар. Евгений Онегин, гл. 1, 1823
брегет ‘Часы, показывающие числа месяца и при нажиме особой пружинки отбивающие время (по имени парижского часовщика)’. Еще бокалов жажда просит Залить горячий жир котлет, Но звон брегета им доносит, Что новый начался балет. Евгений Онегин, гл. 1, 1823
зрак ‘Вид, образ’. Москва, сколь Русскому твой зрак унылый страшен! Исчезли здания вельможей и царей, Все пламень истребил. Венцы затмились башен, Чертоги пали богачей. Воспоминания в Царском Селе, 1814. (В современном языке литературной норме соответствует форма родит. мн. вельмож, а вельможей устарела.)
мание ‘Движение, знак (рукой, бровями), выражающие приказание’. Казалось, Карла приводил Желанный бой в недоуменье... Вдруг слабым манием руки На русских двинул он полки. Полтава, 1828—1829

Утраченные значения слов:

воксалОбщественное здание с залом для танцев и концертов’. Вы чинно, молча, сложа руки, В собраньях будете сидеть И, жертвуя богине Скуки, С воксала в маскерад лететь! К Маше, 1816. Это значение слова вокзал утрачено в современном языке, устарели и варианты слов воксал и маскерад
сокрушение От глагола со значением ‘Приводить в состояние тоски, печали, отчаяния’. И с сокрушением сердечным Готов несчастный Кочубей Перед всесильным, бесконечным Излить тоску мольбы своей. Полтава, 1828—1829. В «Толковом словаре русского языка»  С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой не отмечено значение, соответствующее пушкинскому употреблению, в современном языке существительное сокрушение соотносится только с глаголом со значением ‘Нанести полное поражение, уничтожить’
мечта ‘Сновидение’. Алеко. Мне снилась ты. Я видел, будто между нами... Я видел страшные мечты. Цыганы, 1824

Отсутствующие в современном обществе звания, должности:

камергер ‘Почетное придворное звание; лицо, имеющее это звание’. Любезный Вяземский, поэт и камергер... (Василья Львовича узнал ли ты манер). <Из письма к Вяземскому>, 1831. (В современном языке используется слово манера ж.р.)
камер-лакей ‘Старший лакей при царском дворе’. Она прошла длинный ряд пустых, великолепных комнат; камер-лакей указывал дорогу. Капитанская дочка, 1836
статс-секретарь ‘Секретарь, состоящий при особе государя или государыни’. В деле Волынского сказано, что сей однажды в какой-то праздник потребовал оду у придворного пииты Василия Тредьяковского, но ода была неготова и пылкий статс-секретарь наказал тростию оплошного стихотворца. Отрывки..., 1827.
(А.С. Пушкин использовал устарелое, характерное для XVIII в. наименование поэта в форме ж. р. пиита)
Отдельные слова в Пушкинском словаре сопровождаются грамматическими пометами, свидетельствующими о тех изменениях, которые произошли за два столетия в грамматическом строе языка, его морфологии, синтаксисе. Словарь может служить источником для изучения эволюции языковых норм не только в области лексики, но и грамматики, акцентологии и пр.

Утраченные формы словоизменения, словообразования, родовой принадлежности существительных:

сукны (ср. современное сукна)
К чему им сукны Альбиона И пышные чехлы Лиона На модных креслах и столах, И ложе шалевое в спальней? Послание к Юдину («Ты хочешь, милый друг,
узнать»), 1815. (Здесь Пушкин использовал словообразовательный вариант спальняя в значении ‘Спальня’, представляющий собой субстантивированное прилагательное (прилагательное, перешедшее в существительное), вышедший из употребления в современном литературном языке)
времян (ср. современное времён)
...Достойна старых обезьян Хваленых дедовских времян... Евгений Онегин, гл. 4, 1824—1826
постеля (ср. современное постель)
Что ж мой Онегин? Полусонный в постелю с бала едет он... Евгений Онегин, гл. 1, 1823
роля (ср. современное роль)
Внезапным свистом оглушен, Уж ничего не видит он, Бледнеет, ролю забывает, Дрожит, поникнув головой... Руслан и Людмила, 1817—1820
красы
Уже забыл Людмилы пленной Недавно милые красы... Руслан и Людмила, 1817—1820. (В современном языке слово краса не имеет формы мн. ч.)
петуший (ср. современное петушиный)
Сидят чудовища кругом: Один в рогах с собачьей мордой, Другой с петушьей головой. Евгений Онегин, гл. 5, 1826
успокоивал (ср. современное успокаивал)
Он с своей стороны не выходил из пределов почтения и строгой пристойности и тем успокоивал ее гордость и боязливые сомнения. Дубровский, 1832—1833
обработывал (ср. современное обрабатывал)
Поля свои обработывал он по английской методе. Барышня-крестьянка, 1830. (Сейчас в том же значении, что у Пушкина, используется слово м.р. метод)
цыфр (ср. современное цифра имеет ж.р.)
От него (автора) зависело означить сию выпущенную главу точками или цыфром... Евгений Онегин, Путешествие Онегина, 1829—1830
диэт (ср. современное диета имеет ж.р.)
Иван Иванович на строгом диэте. Письмо А.Н. Вульфу, 1829

Вышедшие из употребления модели словосочетаний:

бежать чего (ср. современное бежать от чего)
Молва неслась: цари чужбины Страшились дерзости моей; Их горделивые дружины Бежали северных мечей. Руслан и Людмила, 1817—1820
коснуться кому, чему или к кому, к чему (ср. современное коснуться кого, чего)
Казалось — тень княжны прекрасной Коснулась трепетным устам... Руслан и Людмила, 1817—1820. Но смерть коснулась к ним, как сон, Свою добычу захватила. Какая ночь! Мороз трескучий, 1827
презреть кем, чем ‘Пренебречь кем-, чем-н.’ (ср. современное презреть кого, что)
Шуйский. Простите же вы, гости дорогие; Благодарю, что вы моей хлеб-солью Не презрели. Борис Годунов, 1825.
сочувствиеЕдинство или близость психического взгляда [с кем]’ (ср. современное сочувствие (к) кому, чему со значением ‘Отзывчивое, участливое отношение к переживаниям, несчастьям других’ )
Если г. Юго, будучи сам поэт (хотя и второстепенный), так худо понял поэта Мильтона, то всяк легко себе вообразит, что под его пером стало из лица Кромвеля, с которым не имел он уж ровно никакого сочувствия. О Мильтоне и Шатобриановом переводе «Потерянного рая», 1836

Устаревшие конструкции с предлогами:

согласно с чем (ср. современное согласно чему)
Савельич, согласно с мнением ямщика, советовал воротиться. Капитанская дочка, 1836
между чего (ср. современное между чем)
В муху князь оборотился, Полетел и опустился между моря и небес На корабль — и в щель залез. Сказка о царе Салтане, 1831. (В современном языке предлог между с родит. пад. не употребляется)
навстречу кого (ср. современное кому, чему)
Хозяин бросился навстречу Петра... Арап Петра великого, 1827—1828. Навстречу бедного певца Прыгнула Оленька с крыльца. Евгений Онегин, гл. 6, 1826
вопреки чего (ср. современное кому, чему)
...что если возьмет он себе в голову сделать счастие ваше вопреки вас самих. Дубровский, 1832—1833
на зло чего (ср. современное кому, чему)
Чуть-чуть на зло моих затей Меня похвальная привычка Не увлекла среди степей Вслед за кибиткою твоей. Калмычке, 1829

Устаревшее произношение (ударение):

звездами
Мелькает, вьется первый снег, Звездами падая на брег. Евгений Онегин, гл. 4, 1824—1826
засуха
Ох, лето красное! любил бы я тебя, Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи. Ты, все душевные способности губя, Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи... Осень, 1833
призрак
Призрака суетный искатель, Трудов напрасно не губя, Любите самого себя, Достопочтенный мой читатель! Евгений Онегин, гл. 4, 1824—1826
граждане
Московские граждане! Мир ведает, сколь много вы терпели Под властию жестокого пришельца... Борис Годунов, 1825
валятся
Дробясь о мраморны преграды, Жемчужной, огненной дугой Валятся, плещут водопады... Руслан и Людмила, 1817—1820
заложён
Отсель грозить мы будем шведу. Здесь будет город заложён На зло надменному соседу. Медный всадник, 1833
судьбам
Но их унылый, смутный взор И принужденное молчанье Являли втайне состраданье И немощный судьбам укор. Руслан и Людмила, 1817—1820
шкафы
...Нигде ни пятнышка чернил. Онегин шкафы отворил; Евгений Онегин, гл. 2, 1823
эпиграфы
Латынь из моды вышла ныне: Так, если правду вам сказать, Он знал довольно по-латыне, Чтоб эпиграфы разбирать... Евгений Онегин, гл. 1, 1823
В «Словаре языка Пушкина» отражен поэтический язык эпохи, фиксируется поэтическая лексика и фразеология. Большой пласт книжных слов составляют славянизмы: брег, глад, глас, град, длань (рука), ланиты (щеки), чело (лоб), младой, злато, уста (губы), очи (глаза), перси (грудь), глава, власы, лобзанье (поцелуй) и т.п. В словаре отмечены метафорические (переносные) употребления слов (пламень упоенья; чаша любви, бытия, отрады); перифрастические (описательные) поэтические наименования предметов и лиц: сыны веры, Кавказа; певец Гяура и Жуана (о Байроне); определенное место отводится широко распространенным в поэзии мифологическим и библейским именам — Аврора, Венера, Пегас, Адам, Иосиф; поэтическим наименованиям стран — Альбион (Англия), Галлия (Франция), а также условно-поэтическим именам лиц — Глицера, Дафнис, Дафна, Хлоя и другим особенностям, связанным с традиционной поэтикой XVIII — начала XIX в., которые были приметой поэтических произведений преимущественно раннего творчества Пушкина. Вот некоторые примеры:
Прошло сто лет, и юный град, Полнощных стран краса и диво, Из тьмы лесов, из топи блат Вознесся пышно, горделиво. Медный всадник, Вст., 1833.
Но между тем в задумчивости нежной Она грешит, — прелестна и томна, И чашу пьет отрады безмятежной. Смеешься ты, лукавый сатана! Гавриилиада, 1821.
В ауле, на своих порогах, Черкесы праздные сидят. Сыны Кавказа говорят О бранных, гибельных тревогах. Кавказский пленник, 1820—1821
Хотя мы знаем, что Евгений Издавна чтенье разлюбил, Однако ж несколько творений Он из опалы исключил: Певца Гяура и Жуана, Да с ним еще два-три романа... Евгений Онегин, гл. 7, 1827 — 1828.
В Париже Росс! — где факел мщенья? Поникни, Галлия, главой. Воспоминания в Царском Селе, 1814.
Пегас ‘В древнегреческой мифологии — крылатый конь, который выбил копытом Иппокрену, источник поэтического вдохновения; символ поэтического вдохновения’.
Парнас ‘Гора в Греции, согласно древнегреческой мифологии являвшаяся местопребыванием Аполлона и муз; символ поэзии’.
Парнас
не монастырь и не гарем печальный, И право никогда искусный коновал Излишней пылкости Пегаса не лишал. Послание цензору, 1822.
Иппокрена ‘В древнегреческой мифологии — ключ, источник вдохновения, высеченный на вершине Геликона копытом Пегаса’.
Камена ‘Муза’.
Нет, не кастальскою водой Ты воспоил свою Камену; Пегас иную Иппокрену Копытом вышиб пред тобой. К Языкову, 1826.
Геликон ‘Гора в Греции — по древнегреческой мифологии, местопребывание Аполлона и муз; символ поэзии’.
Что, естьли Аполлон, Услышав, что и ты полез на Геликон, С презреньем покачав кудрявой головою, Твой гений наградит — спасительной лозою? К другу стихотворцу, 1814.
Дафна ‘В античной мифологии нимфа, которую боги превратили в лавр, спасая от преследования Аполлона’.
Быстрей орла, быстрее звука лир Прелестница летела, как зефир. Но наш Монах Эол пред ней казался, Без отдыха за новой Дафной гнался. Монах, 1813.
Эол ‘В античной мифологии — бог ветра; вообще ветер.
Стоит Истомина; она, Одной ногой касаясь пола, Другою медленно кружит, И вдруг прыжок, и вдруг летит, Летит, как пух от уст Эола... Евгений Онегин, гл. 1, 1823.
Как видим, Словарь может служить источником для изучения стилистики художественной речи и общих вопросов исторической поэтики. Без «Словаря языка Пушкина» невозможна профессиональная работа над творческим наследием поэта. Лексикографическое описание вариантов и других редакций пушкинских произведений дают возможность проникнуть в творческую лабораторию писателя. Этот труд имеет непреходящее значение. Он важен для науки. Лексические материалы «Словаря языка Пушкина» широко использовали лингвисты при работе над коллективными монографиями, например, такими, как «Очерки по исторической грамматике русского литературного языка XIX в.» (М., 1964), «Экскурсы в историю русской лексики» (М., 1978), «История лексики русского литературного языка конца XVII – XIX вв.» (М., 1981). Надеемся, что второе, дополненное, издание Словаря послужит стимулом для новых исследований лингвистов и литературоведов. Вместе с тем Словарь представляет собой ценный справочник в лучшем смысле этого слова, дающий возможность правильно понять тексты А.С. Пушкина, его современников и предшественников. Он необходим филологам — преподавателям, писателям, переводчикам, актерам, доступен и полезен всем, кто любит и ценит родную речь.
Я благодарна В.А. Плотниковой-Робинсон за некоторые замечания, высказанные при подготовке дополненного издания «Словаря языка Пушкина» и использованные в этой статье.
(От ред. Публикацию В.А. Плотниковой см. в газете «Русский язык, № 21/2000 г.)

Рейтинг@Mail.ru