Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №37/2001

ВОСПИТАНИЕ ОБЩЕНИЕМ

(Из книги «Педагогика для всех». М.: «Первое сентября». 2000)

С.СОЛОВЕЙЧИК

Юноша-десятиклассник жаловался мне:
– Ну что такое? Шестнадцать лет живем с родителями под одной крышей и никак общего языка найти не можем!
Все наши затруднения с детьми можно описать как неумение найти общий язык. Не понимает нас ребенок! «Я тебе сколько раз говорила – не ломай игрушки, они денег стоят!» А когда ребенок ленится, то: «Говоришь, говоришь тебе, а ты все свое. Сначала сделай уроки, потом пойдешь во двор. Неужели тебе не понятно?».
В русском языке на этот случай есть огромное количество устойчивых оборотов, что свидетельствует об остроте и всеобщности проблемы:
– Ты что – не слышишь?
– Ты что – глухой? Оглох?
– Я кому говорю?
– Я что – стенке говорю?
– Я тебе говорю или нет?
– Я тебе, кажется, русским языком говорю!
– Ты что, русского языка не понимаешь?
– Сколько раз тебе говорить?
– Сколько тебе повторять?
– Мне надоело повторять тебе одно и то же!
– Тебе что – сто раз повторить нужно?
– Ты что молчишь?
– Ты что – язык проглотил?
И вправду – как будто глухой! Как будто русского языка не понимает!
Когда студентов-педагогов после первой практики в школе спросили, что им было труднее всего, восемьдесят (!) процентов из них ответили: «Найти общий язык с детьми».
Казалось бы, этому и должен быть посвящен учебник педагогики; но в нем говорится: «Надо, чтобы был общий язык...» – и все.
Нам кажется, что дети нас действительно не слышат, и надо повторить, надо сказать в третий раз да прикрикнуть – вот и услышит, вот и поймет, и все будет хорошо. Но многое из того, что мы говорим ребенку, до него никогда не дойдет, потому что мы не на том языке говорим.
Общий язык – это не язык команды и послушания, это язык желаний. Общий язык – это общие желания. Это язык веры. Язык надежды. Язык любви.
Дети больше нас нуждаются в общении со взрослыми. Пока разум не развит, душа занимает во внутреннем мире гораздо больше места, почти все «пространство» психики; но одно из главных свойств души состоит в том, что она жаждет общения, и не с человеком общения, а именно с душой другого человека, с чужой душой. Без общения детская душа не развивается, она не может ни любить, ни верить, ни надеяться – она хиреет.
Пушкинский Фауст, который «с жизни взял возможну дань» и не видит толку ни в глубоком знании, ни в славе, ни в мирской чести, все же признает:

Но есть
Прямое благо: сочетанье
Двух душ...

«Прямое», действительное, единственное благо!
И в речи нашей, вслушаемся: «живут душа в душу», «задушевный разговор», «поговорим по душам». После такой встречи «душа очистилась», «душа омылась», «на душе легче стало», «душа успокоилась». О человеке, который понимает меня, говорят, что «он заглянул мне в душу», «понял мою душу», «душевный человек». Душевный не тот, кто видит меня насквозь, кто «лезет в душу», нет, тот, кто душой к душе моей прикасается. Чувства, отражающие силу желаний, выражения чувств – главное средство общения с ребенком, подростком, и даже взрослые не понимают слова, за которым нет чувства. Первый проблеск чувства – это внимание. Общаться – значит пробуждать чувство, привлекать внимание.
Общаться с детьми – не значит болтать с ними, разговаривать, отвечать на их вопросы, что тоже важно. Но общаться – это нечто другое. Попробуем наконец приблизиться к пониманию этого непередаваемого в словах состояния – «сочетание двух душ».

Рейтинг@Mail.ru