Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №29/2002

УЧЕНИКИ СОЧИНЯЮТ

Ирина МОРОЗОВА


Маленькие рассказы

КАРТИНА

Я вышел в сад. Песчаная дорожка змейкой огибала клумбы с благоухающими цветами. Порхающие бабочки сверкали в лучах утреннего солнца. Трудолюбивые шмели и пчелы облетали кусты роз и жасмина, стрекозы зависли над небольшим водоемом, покрытым белыми и желтыми кувшинками. Аромат воздуха, свежесть утра, звуки сада пленяли и наполняли сердце счастьем и какой-то детской радостью.
Пройдя по дорожке, ведущей к беседке, я зашел в оранжерею и составил букет из разных цветов одной цветовой гаммы – белой. Этот букет я поставил в гостиную, где вскоре должны собраться домочадцы к утреннему чаю. Большие часы пробили десять. В доме было тихо. Я решил всех позвать к столу и решительно направился к лестнице, залитой солнечным светом. В окно второго этажа заглядывало солнышко, играя солнечными бликами на стене. Я зажмурил глаза, но солнце ослепило меня, и я несколько секунд стоял с закрытыми глазами.
Когда я их открыл, то... снова увидел свой чердак. Серость и убогость напомнили мне о моем жалком существовании в реальном мире. И только картина, стоящая на мольберте в углу комнаты, была единственным моим утешением. На ней был изображен дом и сад моей мечты. Теперь я понял, чего не хватало моей картине, – там не было меня.

ИСТИНА

Мы все сидели в комнате и тупо смотрели друг на друга.
В глазах Павла Андреевича был вопрос: «Зачем?». Недавно у него умерла жена, и все знали, что он очень страдает. Михаила Андреевича и Наталью Филипповну привело простое любопытство. Что же касается меня, так здесь все просто. Я Фома неверующий– так называют меня друзья. Пришел убедиться в истинности предсказаний.
Пока мы тихо переговаривались, подошла моя очередь.
Я вошел в темную комнату, в которой пахло нафталином и плесенью.
– Здравствуй, садись.
Передо мной сидела старуха лет восьмидесяти с седыми волосами и морщинистым лицом. Она взяла карты своей дряблой, высохшей рукой и начала их раскладывать.
Вначале она рассказала о моей прошлой жизни. Честно говоря, я слушал невнимательно, разглядывая каждую мелочь в комнате.
И вот последняя карта... Она означает мою смерть. «Но от чего? Когда?» – стал я спрашивать у гадалки. Ответ был странный, даже мистический:
– Ты утонешь там, где невозможно утонуть.
– Где и когда?
– Узнаешь: от судьбы не уйдешь.
Сказав это, она, к моему удивлению, легко встала и удалилась в дальнюю комнату.
– До свидания, – сказал я растерянно.
Но в ответ – тишина.
«Глупая старуха. Совсем из ума выжила. Я ведь плавать-то не умею, поэтому никогда не вхожу в воду», – проворчал я, закрывая за собой дверь.
Когда я вышел на улицу, там хлестал ливень, да такой, что и дорога, и небо – все едино. «Да, дождь, как Всемирный потоп», – подумал я и крикнул:
– Эй, извозчик!
Вот остолоп – только обрызгал меня, и как таких на службе держат.
Я нагнулся, чтобы отряхнуть брюки. Вдруг острая боль пронзила сердце. Дождь так сильно ударял мне в затылок, что я не смог устоять на ногах и упал лицом прямо в лужу. А дождь все держит меня, не отпускает.
– Помогите, помогите, – кричу беззвучно я.
– Доктора! Скорее доктора! Человеку плохо!
– Я доктор, что случилось?
Врач нагнулся, пощупал мой пульс и сказал:
– Все кончено. Первый раз вижу, чтобы человек утонул в луже. Вот чудак!

КОЛЕСО ЖИЗНИ

Эта история произошла в 1385 году в Англии. Во времена королей и шутов, вельмож и бродяг. Тогда творцы становились конюхами, а гении подвергались преследованию.
Но нельзя сказать, что зло царило всюду. В маленькой деревушке на краю леса жили люди, в которых сохранилось чувство благородства. Оно наполняло их души и не давало стать черствыми и эгоистичными. Люди здесь жили тихо и спокойно, занимались рыболовством и земледелием. Именно из этой деревушки был наш герой. Молодой человек лет тридцати, с греческим профилем. Главное, что отличало его от других, – необычные мысли. Он хотел познать все: на чем основывается вера, где душа, откуда пришел человек, что придет на смену жизни?
В поисках ответов на свои вопросы он отправился в Лонданиум. Не то чтобы это был один из центров культуры и просвещения, скорее он напоминал крепость-хлев с людьми-животными, где грязь и пошлость стали нормой жизни.
Но Тепромей, наш герой, не увидел этого: он был занят поисками ответов на вопросы, терзавшие его разум.
Тепромей поселился в городе и стал работать у богатого, но глупого человека.
Однажды, проснувшись на рассвете, когда диск солнца только коснулся крыш домов, он понял, что родился рано. Тепромей хотел познать законы жизни и донести факел знаний до людей, но, очевидно, познания человечества в области мироздания малы, поэтому никто не сможет ответить на его вопросы. Он решил, что будет просто честно жить. Решив так, Тепромей сел у окна и стал думать: что же хорошего он сможет сделать в жизни?
В раздумьях прошло... пятнадцать лет. Наш герой уже не был так молод и красив, как раньше. Но вопросы, которые он задавал себе в молодости, по-прежнему волновали его. И хотя время шло медленно, оно всегда шло вперед. Наступил новый, XV век. Люди стали понимать, что незнание – не благо, дарованное свыше. Нельзя следовать за тьмой слепо и рьяно, нельзя держать факел познания потухшим.
Тепромей так и утонул бы в грязи невежества, если бы однажды факел снова не загорелся. Этот огонь оказался светом для заблудшего и погибающего Тепромея.
15 июня 1400 года в Лонданиум прибыл принц Рудак со своей многочисленной свитой к своему другу герцогу Олзо. Был дан бал, и все состоятельные горожане были приглашены. В их числе был и Тепромей (после смерти хозяина он женился на его единственной дочери и наследнице большого состояния).
Бал удался на славу. Дамы были одеты в роскошные платья, расшитые золотыми и серебряными нитями; яркий огонь свечей отражался в них и искрящимися огнями разбегался по залу. Их подхватывала живая, веселая музыка.
В боковой комнате, за колонной, расположились трое: Олзо, Рудак и советник короля Цетрих. Между ними завязался спор, который настолько их увлек, что они не обращали внимания на окружающее их веселье. Предметом спора был вопрос о количестве верований, богов и о том, какая из религий является истинной.
Вдруг неожиданно спорящие услышали:
– Позвольте, господа. Бог один, вера тоже одна, единая и нерушимая, хотя вероучений несколько: христианское, мусульманское, иудейское... – сказал Тепромей, который стоял в дверях и внимательно слушал все это время и которого в пылу спора не заметили вельможи.
– Так много вероучений, и Бог один на всех? – спросил Цетрих.
– Да, Создатель мира един.
– Дурак ты, – воскликнул Рудак. – Я рожден в мусульманской вере, а придерживаюсь иудейской.
– Так не бывает. Если вы делаете выбор между религиями – значит, вам не нужны вера и Бог. Ваша истина в выгоде. Если вам удобен иудаизм, то вы его и будете проповедовать, а душа народа...
– Да как ты смеешь! Я – король! Я все могу! А мой народ...
– Ваш народ слеп и труслив. Он может пойти как за истиной, так и за ложью, как за умным, так и за дураком. Скорее всего за дураком, так как к умному будет относиться с подозрением.
– Почему?
– Потому что они идут сегодня не за умным. Умный ведет к свету, а это дорога трудная. Проще забыться в вине и веселье.
– Молчать! Ты еретик! Отца Мабно ко мне.
Когда вошел священник, король приказал отдать под стражу Тепромея. Решение суда инквизиции нетрудно предугадать: сжечь как опасного еретика.
И вот на торговой площади запылал костер. Тепромей, привязанный к столбу, грустно смотрел на безоблачное небо. Неожиданно он услышал робкий голосок: «Я вам верю. Мое имя Зарум».
На глаза Тепромея навернулись слезы. Теперь он знал, что сделал в жизни хорошего: он спас невинную душу. Он был так счастлив, что не чувствовал боли.
Когда костер догорел, присутствовавшие на этом страшном зрелище стали расходиться. Двое мужчин отделились от толпы и направились в сторону городских ворот.
– Да, что за глупая жизнь.
– Молчи, он прожил достойную жизнь. Именно так и надо жить – чтобы в душе горел огонь сомнения, ибо в сомнении рождается истина познания, истина разума.
– Но он и сам сгорел, – возразил Сурт.
– Ладно, что с тобой говорить. Поспешим, а то скоро закроют городские ворота, а путь наш неблизкий, – тихо ответил Тсовьес.
И оба они пошли по дороге жизни.

Примечание автора

Имена героев рассказа означают следующее:
Тепромей – Прометей
Олзо – О зло
Рудак – Дурак
Цетрих – Хитрец
Мабно – Обман
Зарум – Разум
Сурт – Трус
Тсовьес – Совесть

Рейтинг@Mail.ru