Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №41/2002

УЧЕНИКИ СОЧИНЯЮТ И ИССЛЕДУЮТ

О.ПАВЛОВА,
школа № 57, г. Москва


Анализ стихотворения А.Ахматовой «Встреча»

Анна Ахматова

4. «Встреча» (цикл «Новоселье»)

Как будто страшной песенки
Веселенький припев –
Идет по шаткой лесенке,
Разлуку одолев.
Не я к нему, а он ко мне –
И голуби в окне,
И двор в плюще, и ты в плаще
По слову моему.
Не он ко мне, а я к нему –
во тьму,
во тьму,
во тьму.

1943

Анна Ахматова«Встреча» Анны Ахматовой – одно из четырех стихотворений цикла «Новоселье» (1943–1944) (1. «Хозяйка», 2. «Гости», 3. «Измена», 4. «Встреча»). В них одна и та же героиня, звучат одни и те же мотивы: смерти, возвращения умершего из небытия, появления таинственного гостя (героиня видит тень колдуньи в своей горнице в стихотворении «Хозяйка», то ли ветвейколыханье, то ли двух знакомых… людей, видимо, уже давно ушедших из ее жизни, в «Гостях»; вспоминает кого-то, кого нет рядом с ней, в «Измене»; наконец, некто возвращается к ней из иного мира во «Встрече»), странных чар (в «Хозяйке»: Я сама не из таких, //Кто чужим подвластен чарам…; в «Гостях»; «…Зеленой магией лучей…»), порога и дверей (тень колдуньи стоит у высокого порога, состарившийся Дон Жуан и вновь помолодевший Фауст сталкиваются у дверей героини в «Гостях», на пороге же она встречает его, возможно, своего возлюбленного, в стихотворении «Измена»), любви и разлуки-смерти.

Эти темы отсылают нас к балладной традиции. К тому же стихотворение «Хозяйка» написано четырехстопным хореем, как баллада Жуковского «Людмила», «Встреча» – вольным, но очень похожим на разностопный, с чередованием четырехстопного и трехстопного ямбом, а именно разностопным ямбом были написаны баллады Жуковского «Гаральд» и Пушкина «Наташа». Отсюда же, из баллад, как мне кажется, и название всего цикла Ахматовой – «Новоселье». Так, в уже упоминавшейся балладе «Людмила» герой говорит: Близ Наревы дом мой тесный; а потом это разъясняется:

Что же, что в очах Людмилы?..
Ах, невеста, где твой милый?
Где венчальный твой венец?
Дом твой – гроб;
жених – мертвец.

При чтении цикла Ахматовой можно подумать, что под новосельем подразумевается вселение героини в горницу, где жила колдунья (кстати, заглавие «Хозяйка» двусмысленно: речь может идти как о тени, так и о самой героине); но к концу цикла это становится не так очевидно. Гости героини оказываются мертвецами (тенями или призраками), жених ее (возлюбленный), как и в балладе Жуковского, тоже (что особенно отчетливо видно из последнего стихотворения цикла), и героиня, как в «Людмиле», следует за ним во тьму. Во «Встрече» же появляется образ голубей, который, возможно, связан с «голубком» из другой баллады Жуковского – «Светлана», более поздней вариации на тему «Людмилы».

Главная тема во «Встрече», на что указывает и само название, – именно преодолеваемая разлука, встреча (а также смерть – ведь возлюбленный героини мертв. Не случайно во «Встрече» можно выстроить звуковую цепочку встреча – страшный – тьма, возможно, эти слова являются анаграммой слова смерть, которая по смыслу связана с тьмой и разлукой). Внутреннее пространство «Встречи» как бы разделено на две части: мир, в котором находится героиня, куда она вызывает призрак, и мир смерти, куда она уходит вслед за тенью в плаще; мост же между этими двумя мирами – шаткая лесенка. Однако нельзя сказать, что мир героини полностью реален: герой впервые появляется как припев страшной песенки – олицетворяется припев, но самого героя мы не видим; интересно, что выражение …страшной песенки // Веселенький припев… звучит как оксюморон. Голуби в окне и двор в плюще – образы символичные (так же как и шаткая лесенка), противопоставленные тьме, в которой нет ничего, а существуют они скорее всего в воображаемом мире героини, явившись по ее слову (…По слову моему – важное словосочетание, оно выделено в отдельную строку: это слова, сказанные Творцом, – как по моему велению). Все стихотворение построено на движении: сначала герой, вызванный из небытия волей героини (…По слову моему), приближается к ней, входит в ее мир, а затем героиня уходит за ним, неизвестно, по своей ли воле или не может противиться силе тьмы.

«Встреча» начинается со сравнения, но подлежащее, с которым должен сравниваться припев, в стихотворении отсутствует (на его месте стоит тире). Таинственный он (герой) появляется лишь во втором предложении, после я (героини). Зато здесь пропущены глаголы; нет их и в последнем, четвертом предложении; вместо тире должны стоять разные формы глагола идти. Глагол во «Встрече» только один – идет; но из-за пропущенных глаголов не возникает впечатления, будто действие отсутствует. Героиня «Встречи» по-разному называет героя: сначала его как бы нет (замещается припевом), потом появляется он, приближающийся к ней, он превращается в ты (как бы становясь ближе героине; возникает даже какая-то конкретная деталь – плащ), но затем герой опять удаляется (опять он) во тьму, куда за ним следует героиня (ситуация оказывается обратной той, что была в начале стихотворения).

Вся «Встреча» прошита параллелизмами: Не я к нему, а он ко мне, Не он ко мне, а я к нему. В строке И двор в плюще, и ты в плаще… параллелизм полустиший скреплен еще и рифмой. Помимо этого, все стихотворение связано глаголом идет (который в большинстве случаев только подразумевается). Средством связи служит и повторяющийся союз и: И голуби в окне,… // И двор в плюще, и ты в плаще // По слову моему (как бы привязывая героя к воображаемому героиней миру).

Связан со смысловым измерением «Встречи» и ее ритм. Вообще стихотворение написано, как уже было сказано выше, вольным, четырехстопным и трехстопным, ямбом; но есть одна особенность: на первый взгляд кажется, что и девятая строка написана полноударным четырехстопным ямбом, однако окончание стихотворения …во тьму, // во тьму, // во тьму, написанное как бы «лесенкой» (звучащей, как эхо), является и окончанием девятой строки: она получается одним семистопным стихом, графически поделенным. Стихотворение более неровно в начале (выделяется ритмическим курсивом образ шаткой лесенки), далее оно словно сглаживается, делая более естественным не явление героя из мира тьмы, но уход туда более сильной в начале – ведь она вызывает героя из этой тьмы – героини (тоже по лесенке – в конце «Встречи»: торжество смерти в финале закреплено троекратным повтором). Рифмовка в стихотворении сначала перекрестная, потом парная, седьмая строка не рифмуется с другими, но зато имеет внутреннюю рифму, восьмая, девятая строки и «лесенка» рифмуются между собой. Неожиданность рифмовок перекликается с темой шаткости, иллюзорности происходящего.

«Встреча» является завершающим стихотворением цикла Ахматовой, и это понятно. С тех пор как героиня вселяется в горницу колдуньи, ее начинают посещать гости из ее прошлого и из иного мира. Ее уход во тьму предвосхищают и судьба бывшей хозяйки горницы (недаром героиня отождествляет себя с ней в стихотворении, намекая на свои чары), и приметы: зеркало разбилось и ветер выл в трубе в третьем стихотворении цикла – «Измена». Четвертое стихотворение, «Встреча», перекликается и с последней строкой «Измены»: …Я на пороге встретила его. Итог этой встречи становится роковым для героини; как в балладе, она уходит вместе с мертвецом в царство смерти.

 

Рейтинг@Mail.ru