Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №5/2003

УЧЕНИКИ СОЧИНЯЮТ

Хотя святки уже прошли, мы рады опубликовать творческие работы учеников И.А. Букринской из Пироговской школы вдогонку, вслед за рассказами, которые вы могли прочитать в № 1. Интересно их сравнить. Сюжеты сочинений, написанных восьмиклассниками, как и полагается в святочных рассказах, заканчивались счастливо. Героями были в основном животные (звери), дети не особенно сковывали себя рамками жанра. Судя по живости и эмоциональности их речи, тема им интересна и близка.
Новые работы, написанные детьми разного возраста, заставляют задуматься. В некоторых из них строго соблюдаются требования жанра, например, в рассказе Оли Курочкиной из 5-го класса.
В других – дети, возможно, сами того не замечая, пытаются обновить несовременный в общем-то жанр святочного рассказа, вводя в свое повествование такие слова, как импортный, рождественское ток-шоу, употребляя иностранные имена или заменяя русского Деда Мороза на Санта-Клауса.
Что же, может быть, так и возродится сошедший со сцены святочный рассказ? Сочинение такого рассказа – как формы ученической работы – позволяет включить воображение, реализовать фантазию, создавая мир, в котором добро побеждает зло. У детей не всегда есть возможность выразить свои добрые чувства. А ведь это очень важно. Им нужно учиться находить выход, когда им самим или кому-то другому плохо. И, наверное, взрослые должны им помочь, чтобы не случилось того, что произошло в последнем рассказе.

Святочные рассказы

Зима. Мороз. Скоро Рождество. Во всех домах готовятся к празднику Рождества Христова: проводят уборку, закупают продукты, готовят друг другу подарки. А на дворе стужа, завывает ветер, вьюга. По всей деревне светятся огоньки, из труб домов валит дым. По дороге идет мать с маленьким мальчиком. Ваня плачет, он замерз и проголодался. Его волосы запорошил снег. Мать успокаивает сына, обнимает, плотнее заворачивает в курточку, поправляет шапку. Они идут из соседней деревни, где был пожар. Их дом и все имущество сгорело. Мать надеется, что кто-нибудь их пожалеет и приютит. Мальчик попросил поесть. Мать достала из сумки хлеб и дала сыну. Мальчик был так голоден, что быстро его съел. Мать не стала есть хлеб, потому что не знала, дадут ли им еды. Она оставила хлеб для Вани.
Вскоре они подошли к чистому и красивому дому. В нем горел свет, и слышались ребячьи голоса. Мать заглянула в окно: там дети украшали елку. Она не решилась постучать в этот дом, не хотела мешать им, как будто поняла, что их здесь не примут.
Мать с сыном пошли дальше. В это время их догнала идущая мимо пожилая женщина. Она несла маленькую елочку. Увидев плачущего мальчика и бедно одетую женщину, она пожалела их и пригласила к себе.
Замерзшие погорельцы очень обрадовались и пошли вместе. Вскоре они подошли к небольшому домику и увидели, что из трубы идет дым. «Мама, в доме, наверное, тепло, там мы согреемся», – обрадовался Ваня. В гости к женщине приехала ее дочь с детьми на Рождество.
Хозяйка дала женщине и мальчику теплую одежду и пошла готовить ужин. Ваню дети позвали устанавливать елку, а его мать пошла накрывать на стол. Она рассказала о своем несчастье.
Приютившая их женщина оказалась очень доброй, она пригласила их пожить у нее: вместе будет веселее, когда уедут внуки.
После ужина дети стали украшать елку. Ваня развеселился, ему понравилось здесь.
Так новые знакомые и мать с сыном встретили Рождество. Они верили, что Христос помог им – послал добрых людей.

Оля КУРОЧКИНА,
5-й класс

* * *

Сережа жил с мамой. Его мама часто болела, и поэтому в доме было мало денег. Тогда Сережа решил каждый день до школы ходить к метро, покупать у распространителей газеты, а затем продавать их утренним пассажирам. Затем он складывал газеты в стоящей неподалеку конюшне (сторож разрешал ему это делать), а после школы продавал их.
Вскоре он подружился со сторожем конюшни, и тот рассказал, что у конюшни тоже мало денег и порой их не хватает лошадям на овес.
Тогда Сережа стал отдавать часть денег лошадям на корм.
Однажды зимой его мама тяжело заболела, и врач прописал ей дорогое импортное лекарство. Сереже пришлось продавать еще больше газет, чтобы заработать денег на лекарство.
Как-то раз, когда Сережа со сторожем зашли в конюшню, чтобы дать лошадям овса, одна лошадь подошла к нему и протянула ему нужное лекарство (она держала его в зубах).
Сережа принес домой лекарство, мама выпила его и уснула. Сережа тоже свалился на кровать от усталости. Поэтому он проспал рождественское ток-шоу, в котором один аптекарь рассказывал, как прошлой ночью к нему в аптеку зашла лошадь и на чистом русском языке попросила у него лекарство. Аптекарь очень удивился и, потрясенный, дал лошади лекарство, оплатив его из собственных средств. На прощание лошадь подарила ему подкову на счастье. С тех пор много людей приезжали в аптеку, чтобы посмотреть на аптекаря и подкову, а заодно и покупали что-нибудь – не просто же так они ехали в такую даль.

Федор ТЕРТИЦКИЙ,
9-й класс

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ СЧАСТЬЕ

В одном маленьком далеком городке у зажиточных крестьян жила собака. Когда-то у нее была красивая, черная с рыжими пятнами, шерсть, которая была мягкая и гладкая, как шелк. Но за долгие годы жизни собачья шерсть вылезла, перестала блестеть и лосниться, за клочья шерсти цеплялись репейники и семена одуванчиков.
Жила собака в конуре, а конура была у калитки с деревянным забором. Собака, сидя в конуре и глядя в прогрызенную ею дырочку в стене, которая выходила на широкую щель между деревянными досками, видела все то, что происходило на улице. И вот раз, в канун Рождества, собака сидела в конуре и наблюдала за людьми. Одни люди были нарядные, веселые, у других было немного испорченное настроение из-за тяжелых пакетов с подарками и из-за большого количества потраченных денег; у нарядных господ просто кружилась голова. Бедные крестьяне шли с маленькими свертками, но все же они не унывали, были веселые и довольные. По заснеженной дороге ездили разные повозки с важными господами, и чаще всего среди громадных пакетов с подарками лежала пушистая ель. На каждой иголочке елки лежал иней, и от этого казалось, что елка вся сделана из снега.
Когда же наступил вечер, старая собака вылезла из конуры, чтобы посмотреть в окна. Она заглянула в одно из окон и увидела большущую елку. Она вся блестела и переливалась всеми цветами радуги. Разноцветные бусы и мохнатые гирлянды вились через множество огоньков от свечей. Собака была очарована этим зрелищем, но больше всего ей понравилась стеклянная собачка на самой верхушке елки. И собака подумала: «Какая же счастливая эта собачка!. Она висит себе без забот, видит детей, накрытый стол. Как бы я хотела стать такой же счастливой!».
И тут в доме стали бить часы. Собака испуганно отпрыгнула от окна и трусцой побежала в конуру. Улегшись поудобней в тесной конуре, собака стала вспоминать свою жизнь. Хозяева не очень любили собаку и часто оставляли ее без ужина. Собака вынуждена была бегать на улицу в поисках еды. И тут она вспомнила, что еще на ела. Но, подумав, собака решила лечь так. «Надо поберечь силы до завтрака», – подумала она. А наутро хозяева решили накормить собаку. Крестьянин вышел из дома и, поеживаясь от холода, быстро подошел к конуре. Но собаки он там не нашел. Он встревожился, стал звать собаку, но она не отвечала. «Наверно, сама побежала искать себе еду», – подумал хозяин. Вдруг из дома раздались удивленные возгласы детей. Крестьянин вбежал в комнату и спросил, что случилось. Дети возбужденно объяснили, что рядом со стеклянной игрушкой, собакой, появилась еще одна точно такая же. Хозяин дома подошел к елке и увидел: правда, у стеклянной собачки появилась вторая, и были они совершенно одинаковые. Только у второй собачки выражение глаз было более радостное, чем у первой.

Ксюша МЕДВЕДЕВА,
5-й класс

* * *

Симу было всего шесть месяцев. Черное пятнышко на правом ушке и пушистый хохолок на сереньком пухе лба делали щенка очень смешным.
Однажды, когда Симу исполнилось пять месяцев, его мама ушла на поиски еды и не вернулась. С тех пор он жил один, вечно голодный и холодный.
До Нового года оставалось несколько часов. На улице искрились бриллиантовые снежинки, светились яркими и разноцветными огоньками витрины магазинов. Собаки делали последние предновогодние покупки.
Старый дедушка Пинчер нес в подарок своему пухлому внуку кусочек ароматного сыра, тетя Колли купила своему мужу стеганый теплый комбинезон, маленькая Лиза, юная кудрявая болоночка, приобрела для брата серебряную сережку в ухо.
А Симу никто ничего не купил! На Новый год он единственный из городских собак не испытывает радости от получения чудесного подарка... Ведь его мама пропала, а кому он может быть еще нужен?!
И вдруг Сим почувствовал, как его кто-то лизнул в спину. Кто бы это мог быть? Щенок обернулся – и не поверил своим глазам! Перед ним стоял самый настоящий Санта-Клаус, дедушка Эрдельтерьер. Он по-доброму улыбался и протягивал малышу блестящий сверток. «Это тебе, – сказал Санта-Клаус. – С Новым годом, малыш! Но это еще не все. Главный подарок я сделаю тебе в новогоднюю ночь: ты найдешь себе добрых хозяев».
Сим не верил своим ушам! У него, как и у всех, будет семья, теплый дом и море счастья! Вот здорово! И счастливый щенок поблагодарил Санта-Клауса за сказочный подарок и сел ждать, глядя на игривые снежинки, главную радость своей жизни.

Дарья МИШИНА,
8-й класс

ЛЮБИМАЯ ДЕВУШКА ШЕСТИКЛАССНИКА СОЛНЫШКИНА, НО НЕ В ЭТОМ ДЕЛО

Говорят, святочные рассказы должны начинаться грустно. Так вот, шестиклассник Даня Солнышкин был грустен. Точнее говоря, он был абсолютно несчастен. Да и как же ему не быть несчастным, когда все вокруг к этому располагает. Только вы не думайте, пожалуйста, что Даня был каким-нибудь очередным нищим сиротой. Вовсе нет. Родители были, и они неплохо зарабатывали. Только вот, видимо, на процесс зарабатывания денег уходило слишком много времени, чтобы они успевали еще и обращать внимание на сына. Начиная с полутора лет у Дани были няни. Разные. Одна сменяла другую не реже чем раз в полгода, так как все они чем-то не устраивали родителей. В общем, в семье у Дани нормального общения не наблюдалось. Хотя если уж говорить об общении, то в школе его не наблюдалось также. Даню не любили ни учителя, ни одноклассники. И если учителя пытались это никак не демонстрировать, то уж одноклассники не стеснялись. Даню доставали тем, что он слишком худой, слишком взлохмаченный, слишком сонный (независимо от времени суток) и слишком много думает. Еще его упрекали за пристрастие к живописи (Даня рисовал на партах и заборах) и сильную любовь к цифре «15». Но ладно бы только это! Самой главной причиной для издевательств было то, что у Дани была первоклассная любимая девушка по имени Соня. Разумеется, в шестом классе модно иметь первоклассную девушку. Но совсем не в том смысле! Ведь любимая девушка Солнышкина просто училась в первом классе! Соня была любимой девушкой по всем правилам, и (как мне кажется) многие солнышкинские одноклассницы сильно уступали ей и по красоте, и по интеллекту, и по «ценным внутренним качествам». Но у меня и у шестого класса совершенно разные точки зрения.

В понедельник, 25 декабря, когда всех ребят отпустили пораньше, чтобы они могли бежать помогать маме готовиться к Новому году, Солнышкина оставили после уроков. Учительница по русскому велела ему остаться, сказав, чтобы он не выходил, пока не сделает домашнее задание. Мол, хоть один раз она хочет быть уверенной, что он сделает то, что задают на дом. И теперь Даня сидел над морфологическим разбором и думал. Как ни странно, он действительно думал над морфологическим разбором, а именно: зачем он нужен, черт возьми? Вскоре он решил, что нет глупее занятия, чем думать над вопросами, не предполагающими ответа. Он разобрал слова пугающими, и колючке, и замерзающей и стал считать сердечки, нарисованные на парте. Их было 14. Солнышкин нарисовал карандашом еще одно – и почувствовал себя счастливым. Он снова, уже в который раз, задумался о магии числа «15», и вскоре стал засыпать. Внезапно кто-то стукнул его по затылку. «Я вижу, ты собрался ночевать здесь, – усмехнулся рыжий Саня, который все это время тоже производил морфологический разбор, а теперь, видно, собирался уходить. – Ну, валяй. Сладких снов».

Саня с достоинством удалился, а Солнышкин остался, удивляясь, почему это рыжий все то время, что они здесь сидели, его игнорировал. Наверное, он был слишком сильно озабочен проблемой пугающих замерзающих колючек. Класс опустел, и Даня принялся опять размышлять о числе «15», и о его влиянии на формирование искусства назаборной живописи в XX веке, и... Кто-то еще был в классе. Только что появился. Солнышкин медленно повернул голову влево. Слева прямо на парте сидел серый кролик в новогоднем колпаке набекрень. «Привет», – вежливо сказал Даня. «Привет, Солнышко, – улыбаясь сказал кролик. – Скоро Новый год, – добавил он, – мечты сбываются». Кролик загадочно прищурился и исчез. Будто и не было никакого новогоднего кролика! Солнышкин не стал удивляться, и размышлять о числе «15» он тоже больше не стал. Он собрал портфель и пошел в раздевалку. Надевая куртку и шапку, Даня решил, что можно все-таки немножко поудивляться. Вот он и удивлялся, застегивая куртку, пока вдруг не почувствовал, что на нем кто-то повис. «Отгадай: кто?!» – победоносно воскликнул этот кто-то. «Сончик!» – обрадовался Даня. «Угадал», – огорчилась Соня, опустив руки. «Я тебя ждала-ждала, а ты все не шел, и этот ваш рыжий надо мной смеялся, что я тебя жду, и сказал, что ты там спать собираешься, я и собралась уходить, я же не знала, что он врет, а когда ты наконец пришел...» – жаловалась девочка, взяв Солнышкина за руку. «Я его поколочу, Саню этого», – твердо пообещал Даня, когда они с Сончиком шли по улице домой. Они жили в одном доме, только Соня, в отличие от Солнышкина, жила в коммунальной квартире вместе с тетей. «Шутишь ты все, – засмеялась Соня, – ты никогда никого не бьешь, даже Вовку гадкого». «Верно, – подумал Даня, – даже Вовку». «А знаешь что? – после некоторых раздумий сказал Солнышкин, – пошли ко мне в гости. Я тебе с уроками помогу. И к тому же у нас пирожные есть. Эклеры».

Соня с восторгом согласилась. Во-первых, уроки, во-вторых, эклеры, в третьих, тетя ее все равно не хватится, а в-четвертых... а в-четвертых, не каждый же день можно провести время вместе со своим любимым юношей...

«Ты пока проходи в мою комнату, – сказал Даня, помогая Сончику снять куртку, – а я пойду попрошу разрешения у няни и возьму эклеры».

Солнышкин отправился на кухню. Няня разрешила ему взять пирожные, но почему-то решила сначала их подогреть в микроволновке. «Чтобы ты не простудился», – объяснила она ему. Теперь Даня сидел и ждал, наблюдая крутящиеся в печи эклеры. Он размышлял. Не о числе «15». Он думал, что, несмотря ни на что, он все же несчастен. И вряд ли будет счастлив. По крайней мере здесь. Может, нужно уехать в другой город? И прихватить с собой Соню? Нет. Его все равно никто не полюбит. Кроме Сончика, конечно.

Микроволновка запищала. Даня встал со стула, достал пирожные и направился к себе в комнату, надеясь порадовать Соню. Ну конечно, она порадуется. Она же... Солнышкин открыл дверь и вошел. Сони не было.

– Эй, вылезай, я принес вкусное! – сказал Даня. Где это видано, чтобы от пирожных прятались? Но Сони просто не было здесь. Не было. И она не могла уйти – он бы услышал. Взгляд Солнышкина упал на открытую книгу, лежащую в кресле. Это была его любимая книга – «Хроники Нарнии», он ее перечитывал сейчас второй раз. Даня положил пирожные на столик около кресла и взял в руки книгу. Она была открыта на картинке, где были нарисованы заснеженные поля Нарнии, река и плотина мистера Бобра. Внезапно он увидел, что по направлению к нему на картинке что-то движется. Что-то подошло, вернее, подбежало к краю картинки – и оказалось кроликом. В новогоднем колпаке набекрень. Кролик улыбнулся. «Давай лапу, – сказал он, – и прыгай сюда, к нам». Настоящая серая пушистая лапа появилась из картинки. «Не беспокойся, Соня уже здесь», – сказал кролик. Даня протянул руку – и оказался в действительно своем мире. Книга захлопнулась. Вряд ли они вернутся.

Катя РАБЕЙ,
8-й класс

 

Рейтинг@Mail.ru