Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №17/2003

НАША ПОЧТА

И.А.ГРОМОВ,
Владимирская обл.


История любви длиной в 8 лет

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах мой родины ты один мне поддержка и опора – о великий, могучий, правдивый и свободный «Русский язык».

И.С. Тургенев (без кавычек, выделенных слов и прописной буквы)

Весной 1995 года газета «Первое сентября» известила подписчиков о том, что с 1 июля будет издаваться новое приложение – «Русский язык».

Двойственное чувство: радость – наконец-то найду коллег-единомышленников (тогда читатели «Первого сентября» знали друг друга разве что не по именам!) – и сомнение: а что публиковать-то там собираются? Диктанты да изложения? Все существовавшие до этого пособия и издания сформировали у большинства устойчивое убеждение, что иных упражнений по русскому быть не может, а разбавляется эта тоска зеленая изнурительными тренингами по преодолению бесчисленных орфографическо-пунктуационных Эверестов... Не будут же писать про чудаков, которые немыслимо изощряются, чтобы превратить традиционно относящийся к разряду самых скучных предмет в нечто, заслуживающее интереса и ребячьего внимания! И как вообще писать об уроках русского языка, о чем говорить-то? Все уже давно сказано в журнале «Русский язык в школе», и, кроме академических наворотов, ничего в преподавании языкознания не существует, ибо этого не может быть, потому что этого не может быть никогда...

И вот первые номера. И прояснение – об орфографии, оказывается, можно говорить языком публицистики (статья С.Л. Соловейчика «Стыд безграмотности»), тексты для диктантов можно придумывать самому учителю и даже создавать целые детективные истории, а учащиеся могут сочинять увлекательные рассказы про лингвистические премудрости и не только... Материалы С.М. Евграфовой и Л.В. Петрановской на первой полосе читались взахлеб, и рождалось понимание: вот как нужно говорить о нашем языке и его изучении в школе – свежо, задиристо, свободно...

Не поверите: в перемену бегал из школы на почту, чтобы получить только что пришедший очередной номер! Нередко бывало, что эти пробежки оказывались как нельзя кстати: на обратном пути пробегал глазами газету, обнаруживал что-то, требующее немедленного использования на уроке, и план его сразу корректировался – вот захватывающая языковая игра, вот необычная карточка, вот ярчайший текст... Газета мгновенно стала живой, необходимой и – незаменимой. Как при подготовке к уроку, так и при его проведении. И чувство единения: нас много, нам интересно друг с другом, и мы (о чудо!) разговариваем как давние друзья!

Разумеется, главная заслуга в этом принадлежит замечательной редакции «Русского языка» во главе с Людмилой Александровной Гончар. Эти милые люди подняли научную, методическую, практико-ориентированную лингвистическую планку так высоко, так перевернули привычные представления о преподавании русского языка, что невольно хочется воскликнуть: ребята, какие же вы молодцы!..

Еще одна несомненная заслуга газеты – установление тесной обратной связи с читателями. Это и регулярное обращение к читательской почте, и конкурсы «Я иду на урок», «Лучшие учительские работы года». Так проявляются подлинный гуманизм, сотрудничество, заинтересованность в учительском труде «от Москвы до самых до окраин».

Чтобы не заблудиться в океане поступающей со страниц приложения информации, сразу завел картотеку. Храню все номера (они разложены по годам), а материалы разбил на рубрики: погружение в текст, словообразование, юмор на уроке, орфография, лексика... Очень удобно: изучаем вводные слова – пожалуйста, заглянул в картотеку, нашел номера с материалами по этой теме – и на урок! Не нужно тратить массу времени на поиски дидактических материалов, и нет опасения, что они из года в год будут повторяться, как в стабильных учебниках: регулярно печатаются все новые и новые работы коллег, которые с разных концов страны присылают в редакцию свои находки, методические приемы, тексты... Поистине образовалось содружество русистов, «лицейское братство» людей, объединенных любовью к нашему предмету и страстным желанием передать хоть частичку этой любви нашим беззаботным сорванцам-сорвиголовам. И опять же – забота о «ближнем»; у меня это получилось, попробуйте и вы, может, и у вас получится...

Не могу не назвать с благодарностью некоторые имена: Н.А. Борисенко, Н.А. Шапиро, Г.В. Аржаников, Л.Б. Парубченко, В.А. Шадрина... (да не обидятся не названные – список слишком бы затянулся).

Много, очень много полезной и нужной информации дает нам «Русский язык». Кроме уже перечисленного, хочется отметить также выступления ученых-лингвистов, материалы по истории развития языкознания, регулярное освещение работы Орфографической комиссии по усовершенствованию правил нашего правописания. Подлинными открытиями для меня стали разработки Л.В. Петрановской «Лингвистические изложения» и Н.А. Шапиро «Учимся понимать и строить текст».

Особую благодарность хочется выразить газете за... Но вначале – небольшое лирическое отступление.

О любви, тоске и вспышках молнии

Я люблю русский язык. Честно. И вовсе не потому, что он «велик и могуч» (хотя, проработав 22 года учителем русского языка, готов подписаться под этими словами И.С. Тургенева). Люблю саму систему языка, стройную, логичную, последовательную; люблю его жизнь, хитроумные переплетения языковых единиц, их составляющих, тайну традиций и новшеств. Забавно наблюдать, как заморское словечко файл, занесенное ветром компьютеризации на российские просторы, покорно теряет свою английскую чопорность и принимает «российское гражданство», подчиняясь правилам нашей грамматики: дат. пад. кому? чему?файлу (точно так же, как огурцу, Петру, дивану); твор. пад. кем? чем?файлом – огурцом, Петром, диваном... И нечего кичиться своим импортным происхождением! Законы нашего языка строги и непреклонны (исключения, конечно, есть, но они незначительны – 10–15 процентов). Попал звонкий согласный на конец слова – все, приговор окончательный: оглушайся – сат, гараш, лоп; как бы ни хотел суффиксальный дериватор -ость (нежн-ость, преданн-ость, деликатн-ость) превратиться в -асть – увы, законы языка не позволяют: есть проверка – злость; если ты суффикс -щик, то, будь добр, образуй слова со словообразовательным значением «профессия, род занятий»: литейщик, каменщик, носильщик... И так во всех языковых единицах, от звука до предложения. Есть система, есть язык, есть наука о нем. Лингвистика. С одной стороны, строгая логика, холодный расчет, обоснованный выбор. А с другой – красота, поэзия правил и норм. Ну признайтесь: то, что в абракадабрическом (вот оно, наше словообразование) предложении Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокренка, лишенном лексического смысла, – слов-то с такими корнями не существует! – мы легко можем определить и части речи, и члены предложения, и синтаксические особенности – разве это не красиво? Не заставляет удивляться или восхищаться? Поистине наш язык – волшебный лабиринт, наполненный тайнами и загадками. И главная задача русиста – ввести ребенка в этот лабиринт, помочь ему не запутаться, не заблудиться в нем, а почувствовать прелесть языковых законов, «потрогать руками» и звук, и морфему, и предложение. А в конечном итоге – и саму мысль.

...Легко сказать, а как сделать? Ведь большинство современных учебников направлено вовсе не на это, а на формирование пресловутых зунов и дрессировку детей в правописании треклятых жи – ши и «не с глаголами пишется раздельно». (Кстати, всему этому есть вполне научное обоснование, и нет нужды заставлять ребят зазубривать и эти, и прочие правописные премудрости.)

Правда, кое-кто из учителей пытается увлечь ребят, используя многочисленные уроки-путешествия, уроки-детективы, уроки-суды... Но это обычный «оживляж», не более – искусственное привязывание внешних форм к языковому содержанию ничуть не облегчает понимания лингвистических процессов, не приближает детей к познанию сути системы языка. Так же, как не облегчает и другое чудо конца XX века – появление в огромном количестве внешне красивых, внутренне пустых, зачастую безграмотных и небезопасных для интеллектуального развития и психического здоровья книжек типа «Я познаю мир» и им подобных – этих «ужасов в пестрых обложках», по меткому выражению С.М. Евграфовой.

На этом унылом фоне резко выделяются, словно вспышка молнии в непроглядной ночи, учебники русского языка под редакцией М.В. Панова. Вот за встречу с ним и есть моя особая благодарность газете «Русский язык».

Благодаря этим учебникам уроки превратились во вдохновенный поиск знаний, дети почувствовали себя первооткрывателями, творцами, и радость открытий, пусть и маленьких, детских, ребятам дарит именно наш предмет! Какая уж тут скука, когда все так умно и захватывающе! Вся учебная деятельность в «пановском исполнении» – не зубрежка, а понимание, не репродукция, а научное обоснование, не тягомотина – «скорее бы урок кончился», а эмоциональное потрясение при встрече с великим русским словом.

С 7-классниками изучаем ступени видового словообразования глаголов: читать – прочитать, грузить – нагрузить... Зина:
– Иван Анатольевич, а какое слово растолковано в толковом словаре – открыть или открывать?
– А как ты думаешь, от чего это зависит?
– Думаю, что от ступени словообразования. Наверно, сначала идет глагол нулевой ступени, а при нем – все остальные ступени.
– Замечательная версия! Но давайте все-таки проверим. Вдруг мы ошиблись?
Зина быстренько листает Ожегова, а класс... Класс замер, напрягся в ожидании; звенящая тишина. И сам-то волнуюсь – не приходилось раньше задумываться над таким вопросом. Наконец Зина читает:
Открыть... сов. в., 9 лексических значений... И – // несов. в. Открывать...
Шквал аплодисментов, восторг, счастливые улыбки... Мы победили! О своем состоянии в тот момент скромно умолчу...

Еще одно немаловажное достоинство газеты – еженедельная периодичность издания, которая позволяет оперативно извещать читателей обо всех новостях русистики, будь это особенности проведения выпускных экзаменов, информация из Министерства образования, анонсы ближайших олимпиад или турниров...

«Русский язык» не стоит на месте: появляются новые авторы, рубрики, среди которых и «Полезные мелочи» – одна из самых симпатичных в приложении.

Иногда приходит состояние тревоги: а что напечатают в следующем номере? Кажется, что все исчерпано (ну куда уж выше!), ресурсы иссякли, говорить не о чем, можно только повторяться... Но получаешь очередной номер – все нормально, есть что сказать и замечательным авторам, и самой редакции. Вот уж действительно неисчерпаем как русский язык, так и «Русский язык»! Чего и от души желаю любимой газете на ближайшее тысячелетие.

 

Рейтинг@Mail.ru