Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №48/2003

РАЗВИТИЕ РЕЧИ

В.И.СЛУЦКИЙ
г. Петрозаводск


Основы юмора

5 - 7 классы

В том, что остроумие и способность понимать шутку – хорошие и полезные свойства, кажется, никто никогда не сомневался. Но согласно обыденной точке зрения они от Бога: либо есть, либо нет – значит, развить их невозможно. Однако есть многочисленные свидетельства людей, в зрелые годы отличавшихся блестящим остроумием, но казавшихся в этом смысле бездарными в детстве (например, таким человеком была Ф.Г. Раневская): они сами говорили, что их способность понимать шутку и шутить развилась под влиянием среды, знакомых, книг. Значит, можно ее развивать и в школе.
Хорошая шутка (не пошлая, по-настоящему смешная) – дело серьезное. Тот, кто любит юмор, критичен, умеет замечать противоречия, мыслит свободно, – его ум «не замагничен». Не случайно же почти все великие ученые, деятели искусства ценили шутку и умели шутить сами. Да и само слово остро-умие в русском языке противопоставлено вовсе не серьезности, а тупо-умию и обозначает ценное интеллектуальное качество (острый ум).
Любовь к юмору развивает чувство слова: внимание к смысловым оттенкам слов; приучает к точности и краткости речи, воспитывает эстетическое чувство.
Действительно, юмор – дело серьезное.
Как же можно учить юмору?
На мой взгляд, это можно сделать посредством выделения нескольких интеллектуальных приемов, с помощью которых чаще всего и создается то, что принято называть шуткой. Правда, пользуясь этими приемами, мы далеко не всегда их сознаем.
Какие же это приемы?

I этап

Знакомство с приемами создания комического

Учитель начинает урок с того, что спрашивает детей: задумывались ли они когда-нибудь над тем, как мы шутим? Почему иногда нам бывает смешно, а иногда нет?.. В чем тут секрет? Давайте попробуем вместе его разгадать.

Например, если я скажу: «В парке (в лесу), где я обычно гуляю, гадюк нет, чему я очень рад», – это очень смешно? А замечательный детский поэт и писатель Борис Заходер сказал так:

Давно я не встречал гадюки.
Но что-то не скучал в разлуке!

Смешно. А почему? Давайте разберемся.
Во-первых, смешно потому, что Б.Заходер как бы сравнивает встречу с гадюкой с такой встречей, которую мы ждем, – встречей с каким-то хорошим человеком. Ведь слово разлука мы употребляем только тогда, когда говорим о разлуке близких людей, любящих друг друга: разлука с мамой, разлука с другом (подругой) – это правильное употребление этого слова, а потому не смешное. А писатель перенес это слово туда, куда его в соответствии с нормой языка перенести нельзя, и получилась разлука с гадюкой. А это смешно.
Кстати, как вы думаете: Б.Заходер имеет в виду действительно змею? Или человека? Есть ведь такие люди – гадюки гадюками, – может, это о них?
Итак, первый прием, с помощью которого можно шутить:

1. Перенесение.

В этом случае берется какое-то слово и употребляется, в общем, неправильно: используется в таком предложении, где его вообще-то нельзя использовать, – и получается смешно.
Ну, например, вы знаете такое слово до зарезу? Что оно значит и с каким словом обычно употребляется?.. Конечно, вы правы: оно означает «очень» (и даже «очень-очень-очень») и употребляется вместе со словом нужно: то есть, строго говоря, оно без слова нужно вообще не употребляется – это устойчивое сочетание слов, фразеологизм. Нужно до зарезу – буквально значит, что кому-то что-то настолько необходимо, что если он не найдет этого, то зарежется.
Так вот, у нашего замечательного сатирика М.М. Жванецкого есть такая миниатюра о человеке, которому что-то очень нужно, и он пришел туда, где надеется это достать, а там:
Сидит нормальный человек за столом и толково объясняет, что нету этого, что тебе нужно. Того, что тебе не нужно, как раз сейчас есть. И много очень того, что не нужно всем до зарезу, ну совершенно, до обалдения, не нужно... Бери, сколько увезешь!
Или можно, например, сказать так: «Он тщательно намусорил во дворе». Видите, как просто.
Но не только отдельные слова можно переносить. Вы знаете, что такое стиль. Например, следователь к обвиняемому обращается не так, как вы друг к другу, – в другом стиле (официальном). А теперь представьте себе, что кто-то из вас стал бы так – официально – беседовать со своими одноклассниками. Это было бы смешно. И это тоже разновидность перенесения – смешение стилей.

  •  

Но есть и другие приемы. Например, я могу сказать: «Покупать дешевые вещи невыгодно: они плохие по качеству, быстро портятся, – получается, что еще больше денег тратишь, чем когда покупаешь то, что дороже». Верная, в общем, мысль. Что тут смешного?

Но вот ходячее выражение: «Я не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи!».Вроде то же самое, а уже чуть-чуть смешно. Почему?

Потому что дешевые вещи покупают небогатые люди, а в приведенной фразе все перевернуто с ног на голову: надо быть богатым, чтобы покупать дешевое! И ведь действительно так и есть.

А вот еще одно крылатое выражение Жванецкого: «Чтобы у нас лечиться, так это же надо иметь железное здоровье!».

Понятно, что хочет сказать писатель: у нас в поликлиниках бывают большие очереди, – чтобы их «высидеть», нужно действительно быть выносливым – здоровым – человеком. Но в том-то и дело, что лечатся больные, а не здоровые. Но у нас, чтобы лечиться, нужно быть здоровым. Действительно смешно!

Вот такая мысль, фраза, где соединяется несоединимое (лечатся здоровые; дешевые вещи покупают богатые) называется:

2. парадокс,

и это наш второй прием.

  •  

Есть еще такой юморист В.Дробнер, и он как-то сказал:

«Голая правда – дама скандальная и неприличная».

А это почему смешно?
Голая правда – что это вообще-то значит?.. Правильно, это «вся правда», «полная правда», а еще точнее – «неприкрашенная правда». Ну и что же тут смешного?.. А смешно, что правду юморист называет дамой, и из-за этого мы вспоминаем прямое значение слова голый, ведь если дама голая, то это в самом деле неприлично – вот мы и представляем себе этакую очень неприличную «совершенно голую» правду.
Что же хотел сказать автор?.. Видимо, он хотел сказать, что нельзя всегда и везде резать правду-матку (а то можно иной раз и «зарезать» кого-нибудь). Правду часто нельзя говорить, например, очень больному человеку: ведь, если лишить его надежды, он перестанет бороться с болезнью. Вот почему «правда» не должна постоянно «разгуливать голой».
Что же сделал юморист? У слова голый есть прямое и есть переносное значения: прямое – понятно какое, а переносное – во фразеологизме голая правда: «неприкрашенная», «вся» правда. И вот автор перемешал эти два значения: в словосочетании голая правда слово голая как бы приобрело прямое значение – а это смешно: как может правда быть голой в прямом смысле?

Такой прием называется

3. каламбур,

или по-другому, обыгрывание прямых и переносных значений слов, то есть слово, имеющее и прямое, и переносное значения, употребляется как бы одновременно и в том, и в другом; или там, где должно быть переносное значение, «возникает» прямое, или наоборот.

Вот еще одна миниатюра В.Дробнера: «Сверху дали добро. Внизу зло выругались, но пошли исполнять. Вот так добро побеждает зло!».

Почему смешно? Потому что дать добро – значит «разрешить» или, как в данном случае, «приказать» – добро тут ни при чем. Сверху дали добро – это значит «начальник отдал приказ своим подчиненным». Но ведь он дал добро, а подчиненные хотя и зло выругались (видно, приказ глупый и исполнять его не хочется), но все-таки пошли исполнять (боятся начальника!) – выходит, добро победило зло!

  •  

Теперь совсем простой прием. Джанни Родари, итальянский детский писатель, сочинил очень короткую историю про двух рыб

:

Однажды Большая Рыба сказала Маленькой Рыбке:
– Смотри: это крючок! Не трогай его, не хватай! Если схватишь, тебя вытащат из воды, изжарят на раскаленной сковородке и съедят!
– Ох, какой ужас! – воскликнула Маленькая Рыбка. – Огромное вам спасибо! Но почему вы так обо мне заботитесь
– Потому что я сама хочу тебя съесть! – объяснила Большая Рыба.

Почему нам смешно? Да просто от неожиданности. Мы-то думали, судя по началу рассказа, что Большая Рыба заботится о Маленькой, хочет ей добра, – а оказывается, она сама хочет ее съесть!

Четвертый прием –

4. неожиданность,

или алогичность (нелогичность).

Теперь представьте себе, что кто-то написал очень торжественную поэму о... битве мух! О том, как две мухи подрались и что из этого вышло!

Почему это забавно? Потому что это –

5. возвышение низкого,

то есть о чем-то совершенно ничтожном мы говорим так, как будто это что-то важное и значительное: если описать торжественным слогом какую-нибудь действительно большую битву, это не будет смешно, а драку двух мух – смешно.

Но может быть и противоположный прием –

6. снижение высокого,

как, например, в одном из анекдотов про Вовочку.

Мама будит сына:
– Вовочка, вставай, в школу пора!
– Не пойду я в школу! Опять Сидоров будет плеваться, Мухина ябедничать, Петров драться! Не пойду!
– Вовочка, ты должен идти: во-первых, тебе уже 40 лет, а во-вторых, ты директор школы!

Почему нам смешно? Потому что взрослый человек, директор школы, ведет себя как маленький капризный ребенок – он «снизился»: он, важный и значительный, ведет себя смешно и глупо.

А вот – еще проще:

Петр и Иван совершенно разные. Петр – неудачник, недоучка, бездарь, неряха и дурак. Зато Иван – удачник, доучка, дарь, ряха и умняк.

Этот прием –

7. словотворчество,

но неправильное, такое, которого на самом деле нет в языке. Так часто образуют слова маленькие дети. Действительно, раз есть слова не-удачник, не-доучка, не-ряха, то должны быть и удачник, доучка и ряха, от которых они образовались. Однако же их нет в современном русском языке. Поэтому и смешно.

Поэтому нам смешно, что муж стрекозы – это стрекозел (коза и козел есть, а стрекозла никакого нет). Или вот такой классический вопрос: как правильно: у рыб нет зуб, у рыбов нет зубов или у рыбей нет зубей?.. Правильно будет: у рыбцов нет зубцов!

Разновидностью этого приема является так называемая народная этимология, когда говорят, допустим, вместо пиджак – спинжак, потому что он прикрывает в основном спину; а вместо молоток – колоток и т.п. Этим приемом широко пользуется Н.Лесков в своем «Левше»: если урок проводится в 6-м классе, можно привести примеры оттуда.

Есть еще два совсем уж простых приема создания комического.

Один из них – фольклорный: вспомним, например, классическое:

Ехала деревня мимо мужика,
Вдруг из-под собаки лают ворота.

Этот прием называется

8. небывальщина

и в комментариях не нуждается.

А можно просто говорить так, что совершенно ничего не понятно, например, наш выдающийся юморист, бывший премьер-министр России, а ныне посол на Украине В.С. Черномырдин как-то сказал: «Все-таки как у нас любят где-то что-то устроить кому-то!».

Совершенно непонятно, но именно поэтому смешно.

Назовем этот прием

9. абракадабра.

Кстати, все эти словечки: парадокс, каламбур, абракадабра – запоминать совершенно не обязательно. Мы их просто сейчас запишем с очень короткими разъяснениями или с примерами, а запомнятся они постепенно сами собой.

II этап

Работа над узнаванием приемов создания комического

Учитель читает детям небольшие юмористические тексты: дети должны сказать, какой прием создания комического здесь используется, и попытаться аргументировать свою точку зрения.

1. Про двух крокодилов.

Летели два крокодила: один зеленый, другой на север. Летели, летели, наконец последующий спрашивает у предыдущего: «Что за черт? Сколько дней летим, а все пятница!».

Использованы прием 9 (абракадабра): «последующий спрашивает у предыдущего» – непонятно, кто же у кого спрашивает, – и прием 8 (небывальщина): крокодилы не летают, пятница не может длиться несколько дней.
Когда дети докажут, что здесь использованы именно эти приемы, можно предложить им продолжить таким же образом фразу: Шли два мальчика... (например, один высокий, другой налево и т.д.).

2. Сценка «В магазине».

Чем-то очень раздраженная дама покупает в хозяйственном магазине метлу.
Продавец ей (очень вежливо):
– Вам завернуть или сразу полетите?

Это, конечно, прием 1 (перенесение): летает на метле Баба-яга – костяная нога, злая, противная старуха; продавец, таким образом, намекает раздраженной даме, что она сейчас немного похожа на Бабу-ягу.

3. Поп и вор.

В одном селе жил мужик по имени Михайла. Он был вором и больше всего любил воровать наличные деньги. Но так как Михайла был туповат и неловок, его часто ловили и били, так что он в конце концов догадался: «А ведь эдак меня и убьют когда-нибудь!».
Тогда Михайла решил посоветоваться с местным священником. Пришел к нему, да не с пустыми руками: принес лукошко свежих яиц, да сметаны, да масла, да только что испеченный хлеб. И объясняет, что вот, мол, так и так: что мне делать, батюшка?
Поп ему говорит: «Михайла! Послушай меня! Перестань воровать наличные деньги! Воруй только ослов и лошадей».
Что было делать? Михайла послушался попа. И что вы думаете, спустя короткое время дела у него пошли так хорошо, что он стал самым богатым человеком во всем селе.
Наконец Михайла догадался пойти поблагодарить попа за хороший совет. Пошел, да не с пустыми руками: привез на телеге 10 лукошек яиц, бочку сметаны, бочку масла, десять свежих хлебов. Пришел, сел и говорит:
– Батюшка, а как вам тогда пришло в голову мне сказать, чтобы я воровал ослов и лошадей? Так я вам скажу, что через ваш совет я стал самым богатым во всем нашем селе!
А поп отвечает улыбаясь:
– Ничего удивительного, сын мой! Я и сам всю жизнь имею дело с ослами, – тут поп выразительно посмотрел сначала на своего гостя, а потом на все те богатства, которые он принес, и добавил: – И неплохо живу!

Тут мы два раза смеемся: в первый раз, когда поп дает мужику свой совет, – от неожиданности (прием 4), ведь мы-то ждали, что поп посоветует ему вообще не воровать (это же грех!), а он, оказывается, рекомендовал Михайле всего лишь сменить специализацию. Второй раз мы смеемся, когда поп говорит, что всю жизнь имеет дело с ослами: он намекает на то, что его посетитель – осел – это прием 3 (каламбур): слово осел, кроме прямого, имеет еще и переносное значение «глупый человек».

4. А вот фрагмент из книги Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки», где писатель знакомит нас с одним из персонажей:

Итак, мы решили, что будем спать под открытым небом только в хорошую погоду, а в дождливые дни станем ночевать в гостиницах...
Монморанси отнесся к этому компромиссу весьма одобрительно. Романтика одиночества его не прельщает. Ему нужно что-нибудь шумное, а если развлечение чуточку грубовато, что ж, тем веселей. Посмотрите на Монморанси – и вам покажется, что это ангел, по каким-то причинам посланный на землю. Монморански глядит на вас с таким выражением, словно хочет сказать: «О, как испорчен этот мир и как бы я желал сделать его лучше...».
Когда Монморанси поселился у меня, я никак не думал, что мне надолго удастся сохранить его расположение. Но когда я заплатил за дюжину растерзанных им цыплят; когда мне предъявили для осмотра задушенную им кошку; когда мой сосед подал на меня в суд за то, что был искусан им...

Конечно, это прием 4 (неожиданность): сначала автор рассказывает о Монморанси так, что мы уверены: это человек, – а потом вдруг выясняется, что он растерзал дюжину цыплят, искусал кого-то – неожиданно для нас Монморанси оказывается собакой, да еще и довольно злой и агрессивной.

5. А вот как беседуют друг с другом герои рассказа Н.Носова «Бобик в гостях у Барбоса»:

Бобик: – А это что?

Барбос: – Ну, это такая штука, понимаешь... часы... они ходят...
– Как – ходят? У них ведь ног нету!
– Ну, понимаешь, это только так говорится, что ходят, а на самом деле они просто стучат, а потом начинают бить.
– Ого! Так они еще и дерутся?
– Да нет! Как они могут драться!
....................................
– Тебе хорошо живется!
– Да! Что хочу, то и делаю...
– А тебе позволяет дедушка?
– Что мне дедушка! Подумаешь! Здесь все мое! Эта кровать моя...
– А где дедушка спит?
– Там, в углу, на коврике.
– А для чего у вас плетка?
– Это для дедушки. Если не слушается, я его плеткой.

Сначала обыгрываются прямое и переносное значения слов ходить и бить, а потом использованы приемы 5 и 6: возвышение (себя) и снижение (своего хозяина – дедушки).

6. А вот как поздравляет детей с 1 сентября один из персонажей М.М. Жванецкого:

– Дорогие товарищи дети. Сегодня первое сентября. Вы вступаете в первый класс.
Разрешите мне в этот знаменательный день, в знаменательный час, в знаменательный год от имени педо- и вспомсостава приветствовать вас, а в вашем лице и лице ваших родителей от лица преподавателей, от моего лица и лиц наших сотрудников – новое поколение, вступающее в стены, в классы школы нашей средней, вашей жизни всей отныне!
Поймите, с каким волнением мы планировали подготовку, организацию и проведение учебного процесса для легкой усвояемости учебного материала вашими молодыми организмами сил.

Это, конечно, абракадабра: совершенно ничего не понятно.
А как вы думаете, что за человек тот, кто говорит такую речь?..

7. К.Чуковский вспоминает (в книге «От двух до пяти»), как один маленький мальчик рассказывал, что он однажды шел по лесу, как вдруг у него прямо из-под ног вылетела психопатка!
Это, конечно, словотворчество (прием 7): вылетела на самом деле куропатка, но так как она была очень испугана, нервно себя вела, то, значит, она психопатка.

8. В пьесе В.Маяковского «Баня» есть герой, большой начальник, товарищ Победоносиков; его должность называется «главначпупс» (что означает «главный начальник по управлению согласованием»).
Что нам здесь смешно?.. Смешное созвучие: пупс – главначпупс, особенно потому, что он такая важная персона; смешно, что он занимается управлением согласованием, то есть непонятно чем.

9. А вот как описаны три кота в рассказе, который так и называется – «Три-котаж»:

Первого кота звали Хосе Гомес. Это хозяйка его так окрестила. Дон Хосе был чудовищных размеров черный котище с роскошной белой манишкой на груди... Он казался очень внушительным, действительно напоминая этакого испано-мексиканского кабальеро, заносчивого и надменного... Кот внушал всем такое почтение, что его никто не решался трогать, а некоторые даже боялись, но я знал, что на самом деле уважаемый Дон Хосе обожает, когда его гладят и почесывают за ушком: его внешность совершенно не соответствовала его характеру.
Второго кота звали Федор Иваныч. Размерами он не уступал Хосе, а весом даже превосходил его, так как был невероятно толст: настоящее бревно с хвостом. Он был чрезвычайно рыж, имел круглую, как мяч, толстую и свирепую морду, был груб и дик, но за всем тем на редкость труслив. Кроме того, он был невероятно ленив и страдал от обжорства. Хозяйка читала ему длинные нотации о пользе воздержания, но кот, хотя и любил хозяйку до беспамятства, слушал ее невнимательно и менять своих привычек ни за что не хотел.
Третьего кота звали Чурик. Он был красив, породист, грациозен, изнежен, деликатен, мяукал тихо и мелодично, не любил резких движений... в общем, это был типичный интеллигент, хотя и кот.
Вечерами хозяйка водила Федора Иваныча и Чурика на прогулку: Хосе гулял сам, Чурик же, по своей интеллигентности, был беззащитен перед грубостью жизни; Федору Иванычу же просто лень было двинуться с места. Обоих котов хозяйка вела на поводках: шли они всегда по разные стороны от хозяйки, так как не любили и не уважали друг друга.
– Знаешь, что думает Федор Иваныч о Чурике? – бывало, иронически прищурившись, спрашивала меня Вита.
– Он думает: «Ну скажите, ребята, что это за кот? Разве же это кот? Это же баба в штанах! Жрет одно мясо, гад, к костям и не притрагивается. Драться не умеет, слова грубого не скажет. И это казак, и это мужчина? Тьфу!» – вот как он думает.
– А что думает Чурик о Федоре Иваныче? – спрашиваю я.
– А он думает: «Господи, и за что меня судьба так наказала, что приходится жить в одной квартире с этим хамом? Разве с ним можно жить порядочному, интеллигентному коту? Ругается, как сапожник, есть не умеет, чавкает, жрет кости и требуху, как собака, – ну совершенно никакой воспитанности нет! У, грубиян, глаза б мои тебя не видели!».

Над чем мы тут смеемся?.. Это перенесение человеческих свойств, качеств характера (интеллигентности, например) на котов – а это смешно.

10. У И.Бабеля есть рассказ «Король» о том, как знаменитый одесский бандит Беня Крик по кличке Король выдавал замуж свою сестру: вот как вели себя на свадьбе его гости – бандиты:

Налетчики вначале смущались присутствием посторонних, но потом разошлись. Лева Кацап разбил на голове своей возлюбленной бутылку водки. Моня Артиллерист выстрелил в воздух...

Сначала они смущаются, а потом «разошлись»: это перенесение характерного для детей поведения (смущения за столом, переходящего затем в излишне шумное поведение, шалости) на суровых одесских бандитов.

III этап

Выполнение творческих заданий: сочинение юмористических текстов

На мой взгляд, это нужно делать в классе. Возможно, первые задания лучше выполнять совместно: всем придумывать, отбирая лучшее. Затем постепенно перейти на индивидуальную самостоятельную работу.

Задание 1. Задаются сюжет, герои: например, нужно сочинить рассказ об уроке в нашем классе, но дети учат (причем все: они все учителя), а учитель, наоборот, учится; либо учит один из детей, а все учителя, работающие в этом классе, – это ученики.
Вот что написал мой ученик Саша (5-й класс):

«Пришли мы в класс. Там сидит учитель. Учебник достал, тетрадь, дневник, сидит, ждет, когда урок начнется. Я говорю: «Вадим Ильич, вы сегодня молодец, вовремя пришли в школу, подготовились к уроку!». А учитель улыбается, доволен, что его похвалили.
Звенит звонок. Учитель встал за своей партой. Ну, мы ему хором кричим: «Здравствуйте! Садитесь!». Он послушно сел...» И т.д.

Задание 2. Обыграйте прямое и переносное значения слова провалиться, используя фразеологизм провалиться на экзамене.
Аня (5-й класс) написала заметку в школьную газету:

«Миша Попов провалился на экзамене по русскому языку. Он зашел в класс и случайно наступил на гнилую доску, и она сломалась. Миша провалился сквозь пол на второй этаж, а потом на первый этаж, а потом в подвал. Там он сильно ударился и сломал себе руку, ногу и набил себе двадцать пять синяков и шишек.
Дети, будьте очень осторожны, не проваливайтесь на экзамене!»

Можно использовать также выражения плакать в три ручья, медвежья услуга, уши вянут и пр.

Задание 3. Сначала учитель читает фрагмент из «Мертвых душ»: Чичиков в гостях у Манилова, – затем предлагает сочинить диалог между двумя учениками этого класса в том же стиле, в каком беседовали Чичиков с Маниловым (назовем его церемонным).

Задание 4. Попробуем применить тот же прием, что в рассказе «Три-котаж», где котам приписаны человеческие свойства.
Придумайте маленький рассказик о том, как встретились и разговаривают друг с другом две сороки: они должны быть похожи по характеру на болтливых, глупеньких девочек, у которых в голове одни только наряды, мальчики, видики и пр.
А если этот сюжет вам не нравится, то пусть это будут два кота, похожие на глупых, задиристых мальчишек, которым обязательно нужно доказать, что они самые сильные и их все боятся.

IV этап

По окончании III этапа (к которому, конечно, можно добавить еще какие-то задания) можно дать детям домашнее задание: на выбор или сочинить юмористический рассказ, пользуясь известными им приемами (можно задать тему, например: «О моем знакомом (знакомой)»), или подобрать хороший, короткий и малоизвестный юмористический текст (без пошлости: кстати, нужно объяснить детям, что это такое) и выразительно прочесть его в классе, а также уметь объяснить, какой прием (приемы?) здесь использован.

Прослушивание домашних заданий, как обычно, сопровождается обсуждением (насколько удачный текст, было ли смешно, какие приемы использовал автор) и оцениванием (вместе с детьми).

Все вопросы к автору присылайте по адресу: sluzk@mail.ru

 

Рейтинг@Mail.ru