Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №5/2004

НАША ПОЧТА

Вот и прошел январь – самый праздничный месяц в учебном году. Спасибо за поздравления и добрые пожелания нашей газете. Надеемся, что в каникулы вы успели перевести дух, отдохнуть от прошлогодних трудов и настроились на волну нового года. Благодарим вас за присланные письма, новые работы, за то, что и в будни, и в праздники вы с нами.
Из писем мы выбрали одно – крик души! – на тему, наиболее волнующую сейчас учителей.
От проведения ЕГЭ в качестве эксперимента в этом и в следующем году в Москве отказались, но в большинстве школ страны эксперимент продолжается. Отношение учителей к экзамену-тесту по русскому языку разное. Одни его поддерживают, считая, что теперь повысится уровень обучения, во всяком случае в старших классах наконец-то всерьез займутся повторением, обобщением пройденного, разбором трудных случаев грамматики, развитием речи, а то ведь как было – кто во что горазд! Другие, напротив, видят в этом экзамене нагромождение искусственно созданных трудностей как в организационной, так и в сугубо предметной части. Кто же прав?
Пока идет эксперимент и окончательное решение еще не принято, у нас есть время подумать, проанализировать содержание тестов, рассмотреть все «за» и «против» и высказать свое суждение. Радует в этой ситуации то, что Министерство образования не может не считаться с учителями, что форма экзамена не навязывается в приказном порядке, – не такое сейчас время. Предложение выносится на рассмотрение общественности, специалистов. Путем опробования, «эксперимента» должно выясниться, годится ли школе это новшество. Последнее слово должно остаться за учителями, которые на деле могут оценить достоинства и недостатки предложенной формы экзамена. Наша газета предоставляет каждому возможность высказаться.
Решение о том, принимать или не принимать ЕГЭ, – сегодня вопрос номер один. Возможно, письмо, публикуемое ниже, даст дополнительный повод к дискуссии.

Е.В. ЮМИНОВА,
г. Ижевск


Согласна ли школа с новой формой экзамена?

Здравствуйте, уважаемые коллеги.

К сожалению, не могу сказать, что много лет являюсь подписчицей газеты «Русский язык». Уже более 10 лет не подписываюсь ни на одно периодическое издание, да и покупку новых книг свела к минимуму, потому что, как ни стыдно, средств хватает лишь на существование, несмотря на работу в лицее, достаточное количество часов и высший разряд... Однако газету вашу жду всегда с нетерпением, в руки беру с радостным ожиданием. К счастью, администрация нашего лицея, заботясь об учителях и учениках, выписывает периодику на библиотеку.

Каждая встреча с газетой «Русский язык» – как встреча с единомышленником, товарищем, коллегой. Замечательно, что вы есть. Очень нравится, что при большой информативности материалов в статьях отсутствует наукообразность, не звучит менторский тон, предоставляется возможность каждому учителю (возникает такое представление) рассказать о своем опыте, о своих находках и удачах.

Читаешь номер и думаешь: «А ведь нас много! Мы любим то, что выбрали делом своей жизни. Мы стараемся честно и качественно работать. Мы это умеем и еще, несмотря ни на что, хотим». И тогда отступает обида на тех, кто с телеэкранов или со страниц периодических изданий вещает: «Вы посмотрите, кто работает в наших школах!». И делает неутешительные выводы: «Остались в школе далеко не лучшие педагогические силы». Больно, потому что знаю: в школе остались не те, кому некуда было уйти или кому все равно, чем заниматься. Остались, несмотря на нищету, на непрекращающиеся эксперименты (на детях! и учителях), люди, верные своему делу, беспокоящиеся о судьбах ребят, об их будущем, а в конечном итоге о судьбе страны, судьбе русской культуры, судьбе языка, богатства которого будут разбазарены, если мы не сможем передать их детям, если выпускникам свою «лингвистическую и коммуникативную компетенцию» придется демонстрировать в ответах на вопросы тестов – и только!

Взяв номер в библиотеке, сразу обращаешь внимание на цитату, открывающую его, потом пробегаешь по любимым рубрикам. Их много: «Дискуссионный клуб», «Я иду на урок», «Актуальная тема», «Методические разработки», «Готовимся к экзаменам», «Подспорье». Ищешь имена, ставшие уже привычными и, кажется, давно знакомыми: С.М. Евграфова, Е.А. Кац, Н.А. Борисенко, Н.А. Шапиро... Их уже так много! Большое спасибо за вашу щедрость, с какой вы делитесь опытом. Мне многое пригодилось: тексты диктантов и изложений, задания для комплексной работы с текстом, методические разработки уроков и целых тем, статьи известных филологов, тесты, олимпиадные задания и их разборы...

Ставлю многоточие, так как все идет в работу. Даже маленькие находки из «Полезных мелочей». Согласна с вами, что на уроках возникают удачные приемы, позволяющие что-то объяснить, запомнить.

Всегда вызывают улыбку заметки из школьной жизни М.Николаева. Так узнаваемо! За строчками его рассказов видишь детские характеры, думаешь: «Этот так похож на... А подобное было на уроке в...».

Из особо взволновавших хочется назвать статьи А.С. Куманяевой «Изложение как форма аттестации в 11-м классе: “за” и “против”» (№ 32/2003) и Л.Б. Парубченко «Несколько слов по поводу Единого государственного экзамена» (№ 35/2003). Со многими утверждениями авторов я согласна. И детям, и учителям предложены малоэффективные формы проведения экзамена в 11-м классе, не уменьшившие, а увеличившие напряжение и страх. А к написанию рецензии (в предлагаемом виде, с очень неудачно подобранными текстами) школы оказались не готовы.

Пишу так, потому что в 2003 году мне «посчастливилось» проверять задание «С» (это при том, что ЕГЭ был задуман как экзамен, удобный для механизированной проверки и оценки), работы были, как потом узнала, из районов Удмуртской Республики. Рецензии написали разные: кто-то из детей считал слова, кто-то строки, кто-то искал средства художественной выразительности (эпитеты, метафоры, звукопись...) там, где их нет (и ведь находили!), были даже сочинения на ту же тему, что и предложенный для рецензии текст, например, об осени. Как было жаль и детей, и коллег, ведь сделали, что умеют, чему научились за короткий срок. В результате заметила: работы, написанные ярким, образным языком, грамотные, с четко выраженным собственным мнением, с его обоснованием, примерами получили одинаковое количество баллов с серыми, скучными, бедными в речевом отношении, неграмотными работами. Если и было какое-то расхождение в их оценке, то незначительное. Так что мы проверили? Умение создавать казенный текст по образцу? Что увидели? Снова убожество нашей школы и недалекость учителей? Когда же поймут те, кто любит эксперименты и реформы, что их проведение необходимо готовить?

На страницах газет «Русский язык», «Литература» постоянно звучит вопрос: «Что дают новые формы проведения экзаменов?». Звучит и ответ: формы неудачные, малоэффективные. Почему же голоса учителей и преподавателей высшей школы не слышат господа реформаторы? Я не знаю ни одного учителя, который одобрил бы замену сочинения изложением: за тот же объем времени нужно сделать двойную работу, для детей это труднее. Почему же официальные источники утверждают, что новая форма проведения экзамена принята и одобрена всеми? Такое же вранье, как всегда?

Хочется рассказать вам, как обманули преподавателей, привлеченных к проверке задания «С» в нашей республике. За два дня мы проверили по 150–200 работ, некоторые больше. Когда убеждали в необходимости добросовестного труда, обещали заплатить по 80 рублей за час, в час нужно было проверять 4 работы, правда, попросили в контракте сумму не проставлять, т.к. ее нужно уточнить. Уточнили... При расчете (без предупреждения) каждый получил за час 37 рублей. Куда же делись выделенные на оплату деньги? Знаете, какой была общая реакция? После первоначального недоумения возник... хохот. Обманывали и унижали столько, что никто, кажется, уже не удивился.

 

Рейтинг@Mail.ru