Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №23/2004

ЮБИЛЕИ И ДАТЫ

22 июня – День памяти и скорби.
Начало Великой Отечественной войны

С.ГИНДИН


Память сохраняется только словом

Великая Отечественная война на уроках русского языка

В моем перекидном календаре на листочке 22 июня две красные надписи: сначала «День памяти защитников Отечества» и лишь потом – «Начало Великой Отечественной войны». Такое расположение надписей не случайно. Даже у тех, кто встретил войну детьми, теперь уже взрослые внуки. И те, кто не видел войну своими глазами, сам не испытал на себе принесенных ею бед и тягот, давно уже составляют большинство среди нас. Вот и выступает на первый план новое, более обобщенное название: общий смысл того, что началось летним воскресным днем 1941 года, поневоле оттесняет конкретику, факты, становящиеся фоном того чувства скорби по ушедшим воинам, что должно соединять нас всех 22 июня.

Наверное, такой ход вещей естественен и неизбежен. И все же, подчиняясь ему, мы должны в определенной степени противостоять ему, сопротивляться – твердо и последовательно. Ибо полная утрата конкретики, забвение реальных событий в их единственной, неповторимой полноте – ведет к выхолащиванию того общего смысла, ради которого отмечается памятный день. Тот, кто чтит память защитников «вообще», а не память конкретных людей, своих предков или сограждан с их особой, личной историей жизни и гибели, – тот может незаметно скатиться к формальному ритуалу. А голый ритуал не задевает чувств и не формирует ни совести, ни ответственности. Такого человека история ничему не научит, и к бессмысленной войне и напрасной гибели в наши дни он останется так же равнодушен и безучастен, как к памяти о прошлой беде.

Вот почему, не отменяя и не отметая нового, более общего, общеисторического смысла, придаваемого теперь дню 22 июня, школа должна прилагать все усилия, чтобы для как можно большего числа учеников этот день накрепко связался с конкретными событиями и реальными участниками именно Великой Отечественной войны. Войны, остающейся в нашей жизни «мерилом праведным»...

Что же надо делать в школе для этой святой цели? Понятно, что может и должен делать для такого укоренения памяти учитель истории – и на уроках, и во внеклассной работе. В программу по литературе необходимо включать хотя бы одно-два из крупных прозаических произведений о войне – скажем, «Звезду» Э.Казакевича, «Треблинский ад» или даже «Жизнь и судьбу» В.Гроссмана. А на занятиях, отведенных современной литературе, обязательно обсудить с ребятами «Прокляты и убиты» В.Астафьева или «Генерал и его армия» Г.Владимова. Но может ли что-то сделать учитель русского языка?

И вот тут-то мы и должны вспомнить: память живет и сохраняется только в речи, в слове. Конечно, есть память эмоциональная, пробуждаемая знаками несловесными, но она для каждого человека своя и ограничена пределами индивидуального. Общезначимыми и доступными для передачи становятся только воспоминания, овеществленные в произведениях речи, в слове языка. А слово и речевое произведение – прямые владения учителя родного языка, учителя-словесника. Значит, и в приобщении учеников к памяти о Великой Отечественной войне курсу русского языка по праву должно быть отведено одно из первенствующих мест. Можно наметить по крайней мере три вида уроков и один тип самостоятельной коллективной внеклассной работы. Разберем их по очереди.

1. Отечественная война в современном русском языке. И в основном курсе, и на факультативах можно выделить уроки для изучения истории и современного употребления слов и выражений, вызванных или возвращенных к жизни именно событиями и реалиями Великой Отечественной войны или получивших тогда широкое распространение. Многие из них не ушли из нашего речевого обихода и до сих пор – блокадник, бомбежка, бомбоубежище, дот, «катюша», светомаскировка, ополчение, отступить на заранее подготовленные позиции... Другие остаются скорее в пассивном запасе, но навсегда сохраняют ассоциативную связь с войной: СМЕРШ, заградотряд, хлебные карточки, аэростат заграждения, Совинформбюро, синий свет...
При подготовке к урокам, посвященным такой лексике, учащимся можно поручать самостоятельный поиск по словарям, наведение справок о значении слов у старших, сбор примеров из литературы.

2. Анализ поэтических текстов о войне. Именно поэтический текст в наибольшей степени может способствовать пробуждению эмоционального отношения к событиям военного времени, их сопереживания юными читателями. Поэтому важно выбирать для совместного чтения и анализа такие стихотворения и отрывки из поэм, в которых закрепилось личное авторское восприятие пережитого. К счастью, русская поэзия Великой Отечественной войны (как современная ей, так и более поздняя) очень богата и предоставляет учителю огромный выбор1.
К 60-летию Победы редакция планирует систематическую публикацию таких подборок – в совокупности они составят небольшую антологию для ваших уроков.

3. Анализ непоэтических текстов малых жанров. Поэтический текст пробуждает сопереживание, воспитывает память сердца. Но поэтический текст всегда обобщает. А память, воспитывающая ответственность, обязательно предполагает и знание, причем знание очень конкретное: то, что поразило меня, происходило не когда-то и где-то, а на моей земле, с реальными людьми. Для пробуждения хотя бы первоэлементов такого знания на уроки должны прийти тексты не художественные, а фактические. Это может быть небольшая газетная заметка, военное донесение, сводка Совинформбюро, дневниковая запись, частное письмо. Анализ таких текстов2 позволит не только познакомить учеников с законами построения текстов практических жанров (что само по себе ценно для школы), но и раскрыть перед ними своеобразие авторского взгляда участников на зафиксированные в текстах события.

4. Самостоятельный сбор речевых свидетельств о войне. Организационно это самый сложный вид работы. После того как ученики познакомились с различными нехудожественными речевыми произведениями о войне, им предлагается самим принять участие в поиске и сбережении подобных свидетельств. Пусть они спросят своих домашних, не сохранились ли в семье какие-либо письма и дневники военного времени, наградные и траурные документы, газетные вырезки. С подобным вопросом можно обратиться к друзьям и знакомым. Наконец, можно записать на магнитофон устные рассказы тех, кто пережил войну, сфотографировать их, а то и заснять на видеокамеру.

Свои находки (в оригинале или в тщательной копии) и свои записи ребята приносят в класс. Наиболее интересное читают вслух или организуют прослушивание и просмотр. Желательно дать задания по анализу языковых, речевых и жанровых особенностей найденных или записанных текстов.

Если в классе или в школе есть музей, что-то из найденного и записанного с согласия владельцев и авторов может быть передано в него на хранение. В любом случае все собранное должно быть описано (каталогизировано). Вместе с ученическими разборами такой каталог станет ценным подспорьем для будущих занятий.

* * *

Все, предлагаемое в этой статье, по отдельности – очевидно. Но только в комплексе, в системе перечисленные типы языковых занятий позволят добиться воспитания искомого отношения к фактам и подробностям великой народной войны. Уроки по лексике позволят осознать ее скрытое присутствие в нашем повседневном опыте. Чтение и анализ стихотворений пробудят эмоциональное сопереживание. Анализ бытовых текстов и документов откроет, что великая трагедия происходила вот здесь или совсем близко и с такими же людьми, какие живут сегодня. И, наконец, участие в поиске и сборе свидетельств о войне научит собственной, личной ответственности за сохранение и передачу памяти.


1 Большая подборка малоизвестных стихотворений о войне была помещена нашей газетой («Русский язык» № 17/2000).
2 Если в распоряжении учителя таких текстов нет, то можно воспользоваться ежедневно передаваемыми сейчас по радио «Эхо Москвы» фрагментами сводок Совинформбюро.

 

Рейтинг@Mail.ru