Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №24/2005

НАША ПОЧТА

Перейти на десятибалльную систему

Как научить наших детей любить родной язык? Как повысить престиж русского языка в условиях захлестнувшей нашу страну просторечно-разговорной, даже жаргонной, речевой стихии, в условиях «прямого эфира», «чат-общения» и англо-американизации русского словаря, ведущих к внедрению в сознание молодого поколения чуждых смыслов и ценностей?

Что в сложившейся ситуации может сделать школа? Что может сделать школьный учитель? Немного! Он брошен на выживание...

Министерству образования и науки, занимающемуся крупномасштабными реформами, модернизациями, проектами, стандартами (нужное подчеркнуть), не до таких «мелочей», как снижающийся уровень грамотности российских школьников.

А взять за перо нас, учителей-практиков, побудила проблема школьной отметки.

Мы, учителя русского языка, пользуемся «Нормами оценок...» и требованиями единого речевого режима, принятыми еще в восьмидесятые годы. По действующим Нормам письменную работу с шестью орфографическими ошибками мы должны оценить отметкой «2». Помнится, года два назад, накануне 1 сентября, журналисты предложили депутатам Государственной Думы написать диктант. Немногие решившиеся на эксперимент государственные деятели получили по «Нормам оценок...» «2», бывший министр образования В.М. Филиппов писать диктант отказался...

А над детьми и учителями эксперименты проводятся ежедневно. И это при том, что резко уменьшилось количество часов на изучение русского языка и литературы, начиная с младших классов. К тому же не учитывается, что в одном классе сидят одаренные, способные дети и дети с низким уровнем развития, дети из неблагополучных семей, дети беженцев и переселенцев.

Мы много говорим о защите ученика и о психологическом давлении на него и, смеем сказать, достаточно делаем в этом направлении, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону, но совершенно забываем о защите учителя от тех обстоятельств, в которых он оказывается из-за несовершенства современной системы образования. Одним из таких важных обстоятельств является необходимость оценивания знаний учеников по трехбалльной шкале.

Каждый раз, выставляя четвертные отметки, добросовестный учитель вступает в конфликт с собой. Как можно по трехбалльной системе, имеющейся у нас сегодня, объективно оценить знания ребят? Мы не оговорились – именно трехбалльной! И хотя официально отметки «1» и «2» никто не отменял (даже на «2» надо показать определенные знания), нам их давно уже не дают ставить. Если ты ставишь «2», да еще за четверть, не говоря уже об отметке годовой, неизменно услышишь одно: «Вы плохой учитель!». Так и ставим мы частенько: «3» пишем, «2» в уме. А как посмотреть в глаза ребенку?! Возьмем пример – перед учителем два ученика: спокойный, старательный, добросовестный, но не наделенный особым умом Коля, и Петя – тоже не семи пядей во лбу, да еще и ленивый. Всю четверть Коля – как мог – выполнял домашние задания, слабо – но работал! – на уроках. Он получает за четверть «3». Петя посещал уроки через раз, домашние задания вообще не выполнял – тоже получает «3». Знакомая картина? А если учитель, не желая вступать в конфликт с собой и своей совестью, выставляет все-таки «2», то здесь уже возникает конфликт внешний – с обществом, вернее, с вышестоящими структурами. Таким образом, у некоторых педагогов возникает вполне объяснимый соблазн поставить «3» даже самым слабым и ленивым ученикам только потому, что не хочется вступать в бесконечные прения с администрацией школы, ратующей за стопроцентную успеваемость.

Теперь школу ожидает перспектива зависимости учительской зарплаты от качества обучения (в нашей системе отчетности это процент «4» и «5» от общего количества учеников). Неплохо было бы тогда и зарплату чиновников насчитывать с учетом качества их труда и его результативности.

Возвращаясь к разговору о «Нормах оценок...», скажем, что считаем также одной из наиболее отрицательных сторон существующей системы отметок то, что сейчас практически нет возможности отслеживания личных достижений ученика (сравнивая его с самим собой). Например, в первой четверти в диктанте он делал 15 орфографических ошибок и получал за работу «2» (хотя по Нормам это «1»), во второй четверти он упорно занимался и сделал 10 ошибок и все равно получил «2», в третьей четверти он проявил чудеса упорства и сделал 6 орфографических ошибок – и снова получил «2». Предположим, что к концу учебного года он не потеряет трудолюбие и упорство (что весьма маловероятно) и напишет диктант на «3». Итог-то все равно один – «3» за год. Вот и спрашивается: где справедливость?

Таким образом, считаем, что необходимо перейти на десятибалльную систему оценки результатов учебной деятельности учащихся, как это сделано во многих странах мира, и в частности в Белоруссии, у наших соседей, с 2002–2003 учебного года. Предлагаем также пересмотреть и обновить существующие «Нормы оценок...» по русскому языку, чтобы обеспечить их действенность и результативность в повседневной жизни школы, и если не вводить десятибалльную, то реанимировать хотя бы пятибалльную систему оценок вместо фактически имеющейся сегодня трехбалльной. (У Пушкина по математике был «0» – и ничего, честная оценка.) Думается, что тогда не понадобился бы дорогостоящий ЕГЭ, так как учитель может оценить знания своего ученика достаточно объективно, если оценка будет выполнять свою роль – стимулировать стремление ученика к росту в соответствии с уровнем его индивидуального развития.

Методическое объединение учителей
русского языка и литературы
школ Партизанского района Приморского края:

(всего 21 подпись)

 

Рейтинг@Mail.ru