Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №1/2006

ОЛИМПИАДА

Ломоносовский турнир

Конкурс по литературе

Задания, ответы и комментарии

Все задания адресованы школьникам всех классов. Не обязательно пытаться хоть что-нибудь сказать по каждому вопросу – лучше как можно более обстоятельно выполнить одно задание или ответить только на понятные и посильные вопросы в каждом задании.

Перед вами (в сокращении) стихотворение русского поэта XX в. Давида Самойлова (1920–1990).

СВОБОДНЫЙ СТИХ

В третьем тысячелетье
Автор повести
О позднем Предхиросимье
Позволит себе для спрессовки сюжета
Небольшие сдвиги во времени –
Лет на сто или двести.

В его повести
Пушкин
Поедет во дворец
В серебристом автомобиле
С крепостным шофером Савельичем.

За креслом Петра Великого
Будет стоять
Седой арап Ганнибал –
Негатив постаревшего Пушкина.

Царь в лиловом кафтане
С брызнувшим из рукава
Голландским кружевом
Примет поэта, чтобы дать направление
Образу бунтовщика Пугачева.
Он предложит Пушкину
Виски с содовой,
И тот не откажется,
Несмотря на покашливание
Старого эфиопа.
.........................................

– Вот мое последнее творение,
Государь, –
И Пушкин протянет Петру
Стихи, начинающиеся словами
«На берегу пустынных волн...»

Скажет царь,
Пробежав начало,
– Пишешь недурно,
Ведешь себя дурно. –
И, снова прицелив в поэта рыжий зрачок,
Добавит: – Ужо тебе!
............................................

Читатели третьего тысячелетия
Откроют повесть
С тем же отрешенным вниманием,
С каким мы
Рассматриваем евангельские сюжеты
Мастеров Возрождения,
Где за плечами гладковолосых мадонн
В итальянских окнах
Открываются тосканские рощи,
А святой Иосиф
Придерживает стареющей рукой
Вечереющие складки флорентинского плаща.

Произведение, действие которого развивается в прошлом, задолго до времени написания, называют историческим, даже если прошедшая эпоха изображена не слишком достоверно. Такова воображаемая повесть о позднем Предхиросимье. Какие сдвиги во времени вы обнаружили в ней? Какое чувство они вызывают у вас? Как вам кажется, меняется ли к концу настроение этого стихотворения, и если да, то как именно?
Напишите примечания и комментарии к стихотворению, т.е. попробуйте сформулировать основную идею, определить, какие цитаты из произведений русской литературы или отсылки к ним здесь встречаются. Какие еще слова стоит пояснить? Какие вы знаете исторические художественные произведения, в которых действуют персонажи, названные в стихотворении?
Что такое «свободный стих»? Какие вы знаете произведения, написанные свободным стихом? Сочините свой «свободный стих».

Отвечающим на вопрос понадобились и точные, конкретные знания, и умение интерпретировать, истолковывать текст. «Сдвиги во времени» увидели многие. Да и трудно было не заметить, что Петр I, умерший в 1725 г., здесь встречается с родившимся в последний год XVIII в. А.С. Пушкиным, дает писателю указания относительно изображения Емельяна Пугачева, который поднимет восстание через полвека после смерти этого царя, и читает начало поэмы о себе, в которой, как всем известно, не только изображается государь «на берегу пустынных волн», но и рассказывается о том, что случилось гораздо позже, когда «прошло сто лет». Приведем наиболее эмоциональный ответ о «сдвигах».

«Сдвиги во времени»

Читая такое стихотворение, человек получает приятную поживу для своего воображения и ума, любуясь смешной и интересной головоломкой. Частота, с которой происходят временные сдвиги, поразительна.
Сначала Самойлов представляет писателя III тысячелетия, который пишет повесть о позднем Предхиросимье (1). Затем начинается рекурсивное (от лат. recurcio – возвращение. – Ред.) погружение: этот писатель пишет о другом писателе, Пушкине. Легендарный еще в XIX в., не говоря уже о последующих временах, поэт едет во дворец (2) в серебристом автомобиле (3) с крепостным (4) (не успели мы побывать во времени серебристых автомобилей, а нас «футболят» в промежуток от первых закрепощений при Иване Грозном и раньше до 19 февраля 1861 года) шофером (5) (и тут же обратно!)... Затем оказывается, что едет Пушкин не к кому-нибудь, а к самому Петру I и к своему предку Ганнибалу, «негативу постаревшего Пушкина» (6). Снова век фотоаппаратов, автомобилей... И это зигзагообразное путешествие свершается всего за 4 строфы! Далее все происходит в том же духе: государь принимает Пушкина, «чтобы дать направление образу бунтовщика Пугачева», и предлагает виски с содовой, а прочитав начало «Медного всадника», грозится в шутку цитатой из его середины: «Ужо тебе!». В конце точка зрения взмывает над Временем так высоко, что читатель охватывает промежуток от Рождества и начала нашей эры до III тысячелетия. С этой высоты видны мастера Возрождения, пишущие в XIV–XVI веках свои бессмертные творения.

Родион ЛОЗОВСКИЙ,
11-й класс, школа N№ 1199, г. Москва

Не было недостатка и в хороших комментариях и примечаниях. Наиболее интересными оказались ответы, авторы которых не только отмечали отсылки к литературным произведениям, поясняли конкретные имена и исторические реалии, но и делали замечания, помогающие понять стихотворение в целом.

Д.Самойлов – представитель постмодернизма, главными чертами которого являются ироничность, цитатность, свободное манипулирование пространственно-временными категориями, опора на просвещенного читателя.

Мария ЕРШОВА,
11-й класс, «Дневной пансион-84», г. Самара

Создание атомной бомбы и испытание ее на городах Хиросима и Нагасаки открыли новую эпоху в человеческой истории. «Предхиросимье» – мир до испытания бомбы. После создания атомного оружия мир стал гораздо уязвимее. Автору как современнику этого события было важно выделить его.
Поскольку в стихотворении есть крепостной шофер Савельич, можно предположить, что действие происходит до еще одной весьма значительной точки в истории (нашей страны) – отмены крепостного права в 1861 году.
Вряд ли Петр успел увидеть своего Ганнибала, т.к. Ганнибал был привезен из Эфиопии в начале XVIII в. совсем маленьким, а Петр умер в 1725 г.
«Негатив постаревшего Пушкина». Пушкин никогда не был старым – он умер в возрасте 37 лет.
«Образ бунтовщика Пугачева». Пугачевское восстание происходило в 1773–1775 гг. при Екатерине II. Пушкин изучал историю этого восстания и этот материал использовал для знаменитой «Капитанской дочки».

Алексей НАУМОВ,
10-й класс, школа N№ 1944, г. Москва

«Крепостной шофер» – оксюморон: когда появились шоферы, уже не было крепостных. Оксюморон служит раздвижению времени, эффекту стремительного полета во времени. «Негатив постаревшего Пушкина» – может быть, реминисценция на песню Б.Окуджавы «На фоне Пушкина снимается семейство» – образ фотографии Пушкина служит той же идее связи времен через поэзию. (Оба стихотворения – Окуджавы и Самойлова – написаны в 1970-е годы, и неизвестно, какое из них раньше; но даже если в стихотворении Самойлова нет отсылки к стихам Окуджавы, это наблюдение имеет смысл. Ред.)
«Вот мое последнее творение» – ассоциация с тем, как Моцарт предлагает Сальери послушать его «Реквием».

Антон СКУЛАЧЕВ,
9-й класс, гимназия N№ 1514, г. Москва

Негатив – метафора (Ганнибал – прадед Пушкина; похож на Пушкина, но кожа темнее, а волосы белые – седой).
Виски с содовой – у Пушкина в «Пире Петра Первого» есть описание пира, где Петр «кружку пенит с ним одну». Правда, Петр пил далеко не виски с содовой, но здесь та же простота в общении, которая есть в описании Петра в «Арапе Петра Великого».

Елена ЛУЧИНА,
9-й класс, гимназия N№ 1514, г. Москва

 Почти все выполнявшие первое задание замечают, что стихотворение неоднородно по настроению.

Мне кажется, что к концу настроение меняется. Самойлов будто бы говорит: «Ну, пошутили – и хватит» – и переходит к серьезному осмыслению того, как воспримет читатель такую повесть. Для этого он включает в свое рассуждение библейскую тему, ведь упоминание о священном всегда заставляет человека делаться серьезнее.

Александра ТРИГУБ,
7-й класс, гимназия N№ 33, г. Москва

Однако истолковывают эту серьезность или даже печаль финала по-разному. Многим показалось, что автор скорбит об утрате интереса к истории, очень характерен такой ответ:

К концу стихотворения настроение становится более грустным, ведь читатели третьего тысячелетия равнодушны к прошлому, к истории, а значит, лишены будущего.

Алексей НАУМОВ

Конечно, каждый читатель имеет право на собственное восприятие произведения, однако скорее всего такое истолкование смысла стихотворения порождено ошибкой – отрешенное внимание вовсе не означает безразличие, как сочли многие: «С тем же отрешенным вниманием» – упрек читателю в холодности и равнодушии, и не только конкретному читателю, но всему человечеству».

 Приведем самые интересные ответы, в которых не только передано ощущение от стихотворения Д.Самойлова, но и удачно истолкован его смысл.

Все эти сдвиги вызывают мысли о сложности исторического процесса и о не совсем корректном взгляде на него сквозь призму веков, вызывают чувство затерянности человека в историческом пространстве. Автор пытается показать нам со стороны наш взгляд на далекое прошлое (евангельские сюжеты) путем сравнения его со взглядом человека из будущего на не столь далекое прошлое. Соответственно, к концу стихотворения настроение меняется: начав с иронической иллюстрации «небольших сдвигов» во времени, которые позволяет себе наше сознание, автор заканчивает повествованием о евангельских сюжетах, итальянских пейзажах и мастерах Возрождения уже в возвышенных тонах, и временные сдвиги (святой Иосиф – флорентинский плащ) уже не вызывают того ироничного настроения...

Вера КИЧАНОВА,
9-й класс, школа N№ 1551, г. Москва

Сдвиги во времени создают ощущение нереальности, иррациональности происходящего, как будто дело происходит во сне. Однако автор делает неожиданный вывод в конце: читатель III тысячелетия скорее всего не заметит сдвигов во времени, которые нам кажутся чудовищными, как не замечаем мы таких же «сдвигов» в картинах мастеров Возрождения, смешивавших свое время с временем Нового Завета (мадонна, Иосиф с одной стороны и с другой – тосканские рощи, флорентинский плащ...) Общая идея стихотворения – преходящность, тленность всего земного.

Екатерина ВЛАСОВА,
11-й класс, школа N№ 1517, г. Москва

Возможно, читатели III тысячелетия будут верить, что это так, как мы верим тому, что на картинах с евангельскими сюжетами мастеров Возрождения все так, как оно и было. Настроение светлой грусти появляется только в конце стихотворения, до этого по большей части стихотворение кажется смешным.

Роман БОНДАРЕНКО,
10-й класс, школа N№ 57, г. Москва

Все эти сдвиги, несовпадения вызывают у читателя ощущение абсурдности, загадочности, временной эклектики, некоторой суеты. К концу же стихотворения суета сходит на нет. Автор больше внимания уделяет эстетическому любованию «евангельскими сюжетами мастеров Возрождения». Здесь отсутствует эклектика, ее заменяет цельность, здесь отсутствует суета, ее заменяет отрешенность, стабильность; автор описывает не действие, а картину, где изменение невозможно. Особенно эта умиротворенность проступает в последних строках. Давид Самойлов пишет о том, какими установками будет руководствоваться писатель III тысячелетия: историческая достоверность, к которой стремились авторы и исследователи, уходит на второй план. Но так же, как и писатель, изменится и читатель – он как зеркало отразит в себе эти изменения, он не заметит искажений и временных сдвигов, он только насладится произведением, «открыв повесть с тем же отрешенным вниманием, с каким мы рассматриваем евангельские сюжеты мастеров Возрождения». Т.е. эстетическое наслаждение вытеснит историческую достоверность.

Татьяна МАРКОВА,
11-й класс, гимназия N№ 1514, г. Москва

К концу стихотворение меняется, и в его шутливую полифонию Вечности вступает патетический аккорд.
Возможно, основная идея, которую вложил в произведение Самойлов, есть различное понимание духа предыдущих времен, в которое каждый раз вносится частичка «современного». В историческом романе, когда он вышел недавно, еще можно различить, что внесено туда «прошлым», что «настоящим», но следующие поколения так ясно этого не увидят, зато создадут свои исторические романы...

Родион ЛОЗОВСКИЙ

У меня возникает ощущение, что в самом деле существовал «сдвинутый», но все же спокойный и гармоничный век, когда Пушкин мог поехать на серебристом автомобиле к Петру I. В основной части стихотворения есть множество мелких деталей, будто подтверждающих реальность, конкретность этого мира и этого века: «покашливание старого эфиопа», «брызнувшее из рукава кружево». А в конце вроде бы тоже есть конкретные детали евангельских сюжетов, но от внимания к действиям персонажей мы переходим к созерцанию, к «отрешенному вниманию»... Глядя на картину, можно додуматься даже до того, что иногда сдвиги во времени оправданны и люди разных веков могут понять друг друга.

Ксения ПОГОРЕЛОВА,
10-й класс, школа N№ 1274, г. Москва

На мой взгляд, основная идея стихотворения заключается в том, что «картины мастеров Возрождения» являются отражением жизни только для тех, кто жил в то время. Для них в картине все имеет смысл, они понимают, где реальность, а где абсурд, кто живой человек, а кто герой книги. Но мы этого не понимаем, и точно так же нашу жизнь не поймут читатели другой эпохи, увидев в ней просто красивую картину или повесть. Кто знает, что они вынесут из этого? Какими они увидят нас? Скорее всего мы этого не узнаем, но очень хотелось бы посмотреть на наш мир их глазами.

Майя ШЛЯХТЕР,
11-й класс, школа N№ 610, г. Санкт-Петербург

Все сдвиги во времени связаны с жизнью и творчеством Пушкина: он писал в XIX в. о веке XVIII («Медный всадник», «Капитанская дочка», «Арап Петра Великого», «История Петра Великого»). В его жизни играл большую роль его прадед из XVIII в. – он его чтил, ценил, писал о нем. Пушкин отдал рукопись «Медного всадника» царю (Николаю I. – Ред.) В «Повести о Предхиросимье» Пушкин протягивает рукопись Петру. Интересно, что бы сделал могущественный царь за поэму, где он показан как Антихрист?..
Таким образом, вроде бы нелепые замены слов, понятий на понятия из другого времени имеют общую закономерность, общий смысл: жизнь Пушкина, его творчество соединяют времена, прошедшие с XIX в., и наше время с XIX веком. Такие сдвиги в «Повести о Предхиросимье» говорят о вневременности поэзии и нашего взгляда на нее.
...К концу стихотворения мы как будто успокаиваемся: описывается спокойное внимание (рассматривание картин), спокойные евангельские сюжеты, тихие тосканские рощи; и время тоже успокаивается: св. Иосиф стареет, он придерживает стремительное движение складок плаща, вечереет, утихает стремительное движение дня и самого стихотворения.

Антон СКУЛАЧЕВ

Мы еще не понимаем, что было 200 лет назад, и нам произведение кажется запутанным и неправильным, а в будущем его сочтут прекрасным. Отрешенное внимание – это внимание к главному (прекрасному), отрешенность от условностей, ошибок в истории. Ощущение: искусству прощается все для определенной цели; человеку обыкновенному, не историку, не нужно достоверности, когда речь идет об искусстве; ему легче понять то, что ближе к нему.

Елена ЛУЧИНА

Такое ощущение, что стихотворение писалось в будущее, – ведь если понимать слова Давида Самойлова буквально, то мы и есть те самые люди, к которым обращена «Повесть о позднем Предхиросимье».

Виктория ДАНИЛОВА,
9-й класс, школа N№ 57, г. Москва

Приведем самые курьезные суждения о стихотворении Самойлова:

Мне это стихотворение не понравилось – в нем слишком много промахов и ляпов. То, что автор пишет о Пушкине, абсолютно не украшает произведение. Я считаю, что цель этого «творчества» – обесценивание труда и жизни А.С. Пушкина и даже некоторая ирония над ним.
В этом стихотворении есть одна цель – показать несправедливое отношение знатных и богатых людей к простым людям.

Отвечая на вопрос об исторических произведениях, в которых действуют персонажи стихотворения «Свободный стих», кроме уже упомянутых в ответах произведений Пушкина, участники конкурса называли поэму Пушкина «Полтава», стихотворение «Стансы», а также романы Ю.Тынянова «Кюхля» и «Пушкин», А.Толстого «Петр Первый», В.Шишкова «Емельян Пугачев», поэму С.Есенина «Пугачев».

Свободный стих – это вопреки мнению некоторых участников конкурса не стих «без смысла, без рифмы, без всего, как бы грубо это ни звучало», не «произведение на свободную тему, пусть даже нереальную», не «стих, написанный на свободную, то есть любую, тему». Но среди ответов есть интересное, хотя и не бесспорное, суждение о связи формы стихотворения Самойлова с содержанием:

Форма свободного стиха дает автору возможность реализовать идею «исторического винегрета». Отсутствие рифмы, ритма, размера помогает уйти от внешней «правильности» построения стиха, как автор уходит от правильной трактовки истории.

Вероника КОЛОМКИНА,
11-й класс, гимназия N№ 1, г. Самара

«Свободный стих, верлибр (от франц. veris libre) – стих, лишенный рифмы и метра и сохраняющий, таким образом, лишь один, зато главный признак, отличающий стихи от прозы, – заданное членение на соотносимые и соизмеримые строки... Отказываясь от метра и рифмы, автор как бы говорит: “Содержание моего сообщения настолько важно, что ради него я отбрасываю все, что могло бы помешать мне воспользоваться точным словом или навязать мне лишнее слово”. Понятно, что такая выразительность верлибра ощущается лишь на фоне традиционного, более строгого стиха. Поэтому возникает он в поэзии сравнительно поздно: в конце XVIII в. – у немецких поэтов “Бури и натиска”, в середине XIX в. – у У.Уитмена, в конце XIX в. – у французских символистов. Сейчас им широко пользуются во всем мире». (Энциклопедический словарь юного литературоведа. М.: Педагогика, 1988)

Ошибаются те, кто полагает, что свободный стих характерен для В.Маяковского, – в действительности этот поэт писал чаще всего либо традиционными ямбами, либо тоническим стихом, но рифма в его стихах есть всегда. А вот у А.Блока есть верлибры, например, «Когда вы стоите на моем пути...» или «Она пришла с мороза...» (оба – 1908 г.).

Многие участники конкурса правильно объяснили, что такое свободный стих, но на практике, создавая собственные экспромты, как бы не веря в полную свободу, отказались только от рифмы (т.е. обратились к белому стиху) или писали без рифмы и определенного метра, но с одинаковым количеством ударений в каждой строке (а это тонический стих).

Публикацию лучших «свободных стихов», сочиненных на турнире, предварим еще одной выдержкой из Энциклопедического словаря юного литературоведа:

«Свободный стих прост и труден: прост, потому что не отвлекает от новой мысли ненужными ассоциациями со старыми стихами той же формы, и труден, потому что не дает подкрепить новую мысль полезными ассоциациями со старыми стихами. Бессодержательный верлибр сразу обнаруживает свою пустоту».

Лучшие «свободные стихи», сочиненные на турнире

1.

Есть очень добрые чудища.
У них большие
Глаза
Зубы
Сердца.
Особенно сердца.

Алена СПЕРАНСКАЯ,
6-й класс, школа N№ 353, г. Москва

2.

Обычный стих
Скован, словно цепями,
Рифмой и ритмом.
Свободный стих
Освобожден от пут,
Он течет естественно, как река.
Свободный стих так прост и приятен,
Что, начав писать его,
Уже хочется продолжать его
До бесконечности.
Жаль, но закончить где-нибудь придется.
И поэтому я сделаю это прямо сейчас.

Марина ЕРМОЛАЕВА,
7-й класс, школа N№1415, г. Москва

3.

Я знаю точно: где бы мы ни встретились,
В каких краях нас ни столкнула бы судьба,
В твоих глазах всегда
Будет отражаться море,
И отдаленный контур Аю-Дага,
И яркое полуденное солнце.

Вера КИЧАНОВА

4.

Из окон квадратных Института
Я вижу круглые окна соседнего корпуса.
А тот, кто стоит близко-близко к окну, не узнает,
Как это красиво – круги и квадраты.
О боже, как стыдно
Тому, кто пишет стихи
Больше чем полжизни,
Сдавать нечто странное с умным видом,
Заранее зная,
Что по ошибке
Это могут назвать стихом!
Простите...

Елена ЛУЧИНА

 5.

Утренняя дымка
Застилает головы домов,
Их глаза и рты.
Мысли этих домов
Бегут в беспорядке по улицам,
Боясь опоздать на какой-нибудь
Очередной троллейбусный нерв.

Птицы жмутся друг к другу,
Бессильно пытаясь согреться
В этой утренней дымке.
А может быть, дымка – всего лишь
частичка мыслей?

Ольга РАВИНСКАЯ,
10-й класс, школа N№ 57, г. Москва

 6.

Читатели третьего тысячелетия
Возьмут в руки
Повесть о позднем Предхиросимье,
Прочтут со вниманием,
Призадумаются.
Возможно, слегка посмеются
Над забавными
«Небольшими сдвигами во времени».
Действительно,
Что нам несоответствие
В лет сто или двести?
Для спрессовки сюжета
Все методы будут пригодны,
Особенно в наше время,
Когда все, нас окружающее,
Вращается в бешеном ритме.
Спрессовка и экономия времени
Явно не повредят.
И все-таки любопытно ведь:
А что бы сказал Петр Пушкину,
Встреться он с ним,
Будь он его современником?
И поладил ли бы поэт
С героями собственных сочинений?
Путешествие во времени,
Осуществленное Давидом Самойловым,
Не останется без внимания
И в третьем тысячелетии,
И у нашего поколения.

Ольга ПОЛОНСКАЯ,
10-й класс, школа N№ 565, г. Москва

7.

Дождь
Ласково накроет тяжелой ладонью
Августовский ливень.
Накроет людей, собак, деревья,
И запах мокрой земли и травы будет витать
в воздухе.
А люди попрячутся в дома,
Как испуганные, трепещущие птицы,
Свет включат,
Выгонят из дома и запах дождя,
И его таинственный, живой полумрак,
Создаваемый сбегающими по стеклу волнами...

Татьяна МАРКОВА

8.

Сразу могу признаться,
Что я совсем не умею
Писать стихи.
Добро бы еще знакомый размер,
Или ритм,
Или рифма какая.
А так – сиди и пиши
Бог знает что,
И кто знает,
Чем это кончится.
Стих свободный
И тема свободная,
Пиши,
О чем думаешь.
Я ни о чем не думаю,
О том и пишу.

Майя ШЛЯХТЕР

9.

Грустен осенний дождь:
Скучно смотреть,
И не хочется смотреть,
Но если взглянуть,
То можно увидеть серебряный занавес,
Шелковую, колыхающуюся завесу,
По которой движутся тени вещей,
Как в мыслях Платона.
Можно услышать неровную,
Словно дыхание,
Песню серых застенчивых птиц.
Смотрите
На этот
Дождь!

Наталья ГОНЧАРУК,
11-й класс, школа N№ 27, г. Москва

10.

Мой Пегас, ты рядом со мной,
Ты накроешь меня волнами гривы своей,
Кольцами колец
Трех, четырех, девяноста шести, золотых и завитых,
Нового неба, солнца и света.
Крылья по сторонам были огромными, но
С чем-то от чайки, ястреба и альбатроса.
Мой Пегас, найди мне принца,
Ты будешь его белым конем, но никто
Не возьмет тебя под уздцы;
Я остригу себе волосы, сделаю ленту, под ней
Ты будешь ходить, мой Пегас.
Я так боюсь тебя потерять.
Мчись, лети!
Выше и выше, к солнцу этого мира, отдай
ему дань
И возвращайся назад. Ко мне.
Я чувствую Время, оно уходит, и ты
Идешь вместе с ним.
Прошу тебя: остановись, я не успею,
Я уже не вижу тебя, и только лунки подков
На пыльной дороге
Напоминают мне: ты не человек.
Хотя кто знает, был ли ты им, мой конь.
Лошадь стояла и отражалась в каплях асфальта.
Она была
Грустной и очень живой, настоящей, я могла
Провести рукой по ее шее.
Но, Пегас, она не может создать
Целый мир, целый обряд.
Ты нужен ей.
Ты будешь ее каменной, гулкой, твердой
ступенью
Старта и остановки.

Виктория ДАНИЛОВА

Продолжение следует

 

Рейтинг@Mail.ru