Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №9/2006

НАША ПОЧТА

Н.А.  ЕСЬКОВА,
г. Москва


Еще раз про всё и все

В своеобразном отклике на мою книжку «Популярная и занимательная филология» (№3, 4/2006) Эр. Хан-Пира в одном случае выражает несогласие с моим мнением. Это касается строки Лермонтова

А годы проходят – все лучшие годы!

Я пишу, что один современный автор, процитировав «...всё лучшие годы», неверно передал смысл строки; по старой орфографии было: «...всh лучшие годы» (с буквой h), т.е. Лермонтов употребил слово все, а не всё.

Непонятно, с чем тут можно не согласиться.

Забавно, что, выразив несогласие со мной и никак его не объяснив, автор отзыва говорит неожиданно: «Давайте заглянем в “Горе от ума”...» – и далее рассуждает об известном казусе с фразой «всё врут календари». Но какое это имеет отношение к строке Лермонтова?

Вспомнив о ней в заключительном абзаце, Эр. Хан-Пира предлагает свое понимание смысла того, что сказал поэт (он говорил «не о всех лучших годах...»), и показывает тем самым, что не заметил сказанного о старом написании «всh лучшие годы».

Но автор отклика на мою книгу не заметил и более существенную вещь: то, ради чего я коснулась недоразумения со строкой Лермонтова. А я привела эту строку как случай такого контекста, который допускает и всё, и все и порождает орфографическую проблему: как обеспечить однозначное прочтение? Написание все такую однозначность не обеспечивает.

Случай, о котором вспомнил Эр. Хан-Пира, – грибоедовское «всё врут календари» – гораздо проще. Здесь однозначность полностью обеспечивается написанием с буквой ё.

Как известно, действующие орфографические правила узаконивают последовательное употребление буквы ё только для текстов учебного назначения и для заголовочных слов в словарях (в том числе энциклопедических), а для основной массы текстов рекомендуют употреблять ё выборочно – для предупреждения неверного прочтения и понимания. Это относится как раз к написанию всё – для отграничения от все. Но эта рекомендация не реализуется последовательно, и написание все может «скрывать» в себе и [всё].

Однозначность может быть обеспечена постановкой над буквой е надстрочного знака, который исключал бы прочтение этой буквы как [ё]. Для этой цели подходит знак, которым обозначается ударение: написание все уже нельзя прочесть как [всё]. Букву е со знаком ударения – своего рода знак «не » – не раз употребляла Марина Цветаева; она всегда писала все (другие примеры см. в моей книге).

Значит, строку Лермонтова можно напечатать так:

А годы проходят – все лучшие годы!

Хорошо бы «узаконить» знак «не ».

Рейтинг@Mail.ru