Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №15/2006

МЕТОДИЧЕСКИЕ РАЗРАБОТКИ

Е.В. СЕРЕДА,
г. Москва


Этикетные междометия

Вопрос о грамматической квалификации этикетных слов и выражений до сих пор остается спорным. В отечественном языкознании есть три точки зрения:

1) этикетные слова и выражения – это отдельная группа междометий;
2) это частицы;
3) слова спасибо, пожалуйста не квалифицируются как части речи.

Этикетные речевые формулы служат для выражения различных коммуникативных значений, и по этому признаку их можно разделить на несколько семантических групп. Этикетные формулы используются для:

1) приветствия: Привет! Здравствуй(те)! Добро пожаловать! Добрый день (вечер)! Доброе утро! Приветствую(ем)! И т.д.;
2) прощания и пожелания: Пока! Привет! Счастливо! Счастливо оставаться! Прощай(те)! До (скорого) свидания! До (скорой) встречи! До завтра! Удачи! Добрый путь! Счастливого пути! С Богом! И т.д.;
3) просьбы: Пожалуйста! Ради бога! Будьте любезны (будь любезен)! Будьте добры (будь добр)! Будь другом! И т.п.;
4) благодарности: Спасибо! Благодарю (им)! И т.д.;
5) извинения: Прости(те)! Извини(те)! И т.д.

Вышеприведенные этикетные формулы характерны для литературного языка. Большая часть этих слов и выражений имеет просторечные или сленговые фонетические варианты, например:

«Здравствуйте вам», – сказал Сенька и картуз снял.
Снова мимо двери ходить, за которыми мертвяки безглазые лежат? Благодарствую, нам без надобности.
На всякий случай Сенька снял картуз и тоже сказал: «Доброго здоровьичка». Хоть он был и птица, но, видно, с понятием.
Шепнул – и отбежал, присвистнул насмешливо: «Покедова, фартовый!».
Проха сказал, кто из пацанов желает легкую деньгу сшибить – это за-ради бога, а насильно мальцов поганить ни-ни. (Б.Акунин. Любовник Смерти)

Благодарствуйте, барыня, – кланяется извозчик, растроганный не столько рублем, сколько поцелуем. (Б.Акунин. Декоратор) И т.п.

Почему так трудно определить место этих слов в системе частей речи современного русского языка? В большой мере из-за того, что источниками пополнения этикетных формул являются слова и выражения, происходящие из разных частеречных систем.

Большую часть этой семантической группы составляют застывшие формы повелительного наклонения так называемых этикетных глаголов (Простите! Извините! Здравствуйте! Прощайте!). В качестве этикетных формул используются также формы 1-го лица настоящего времени изъявительного наклонения соответствующих глаголов (Приветствуем! Благодарю!).

В качестве этикетных выражений также выступают наречия (Пока! Счастливо!) и субстантивные формы (Удачи! Счастливого пути! До встречи!). И т.д. Группа этикетных слов в русском языке может также пополняться за счет иноязычных заимствований. В ряде случаев такие заимствования пишутся кириллицей, например, адью, мерси, пардон, – в основном это галлицизмы, вошедшие в русский язык на рубеже XVII–XIX вв. и уже не воспринимаемые как варваризмы:

Ну что ж, адью! Нас ждет Париж! (Б.Акунин. Особые поручения); А ведь мы с вами на брудершафт не пили! – Пардон!  (А. и Б. Cтругацкие. Понедельник начинается в субботу); – И теперь, вероятно, Вы хотите, чтобы я вас поблагодарила? – Варя презрительно фыркнула – Благодарю. Спасибо. Ну прямо-таки мерси! (Б.Акунин. Турецкий гамбит)

Эти заимствованные слова, наряду с русскими этикетными выражениями, могут являться частью устойчивых сочетаний, таких, как сделать адью (сделать ручкой адью) – небрежно попрощаться; сказать мерси – поблагодарить (ср. сказать спасибо) и т.п. Как правило, употребление данных заимствований стилистически маркировано, и, в отличие от аналогов русского языка, они имеют дополнительную негативную или ироничную окраску.

Также употребляются заимствованные русскоговорящими иностранные формулы вежливости, на письме оформленные по законам языка-источника (danke, merci, thanks и т.п.). Интересен тот факт, что в молодежной речи и сленге можно встретить примеры своеобразной русификации таких этикетных форм при использовании русских аффиксов, например: Передай соль, пожалуйста. О, санькаю вэри-вэри (от англ. thank you very much); или: Вы уж пардоньте, мне пора (от франц. pardon). Дзенькую вас за все и убегаю (от польск. Dziekuje). Подобные заимствования очень близки к варваризмам, однако нельзя не отметить, что их употребление в современном русском языке всегда стилистически окрашено и обусловливается спецификой каждой конкретной языковой ситуации.

Незаимствованные этикетные формулы могут иметь синхронные связи со знаменательными частями речи, на базе которых они сформировались. Однако основную группу составляют слова, которые в наибольшей степени утратили синхронную связь со знаменательными частями речи. Это слова спасибо и пожалуйста, различные по своему происхождению, но содержащие в своей структуре общее – глагольный компонент в основе.

Утратив синхронные связи с исходной глагольной системой, слова спасибо и пожалуйста перестали быть словами-наименованиями и стали больше зависеть от коммуникативного акта. Десемантизация привела к усилению роли интонации и изменению места в предложении.

– Здравствуй, – тихо сказал Рахмет. – Спасибо. Спасибо, что пришел. (Б.Акунин. Статский советник) – выражение благодарности;

– И теперь, вероятно, вы хотите, чтобы я вас поблагодарила? – Варя презрительно фыркнула. – Благодарю. Спасибо. Ну прямо-таки мерси. (Б.Акунин. Турецкий гамбит) – ироничное, нарочитое выражение благодарности (исключительно этикетная, формальная функция).

Все летит, падает, бьется... Ну просто... Спасибо. Просто... Огромное спасибо! Только этого для полного счастья и не хватало! (М.Жванецкий. Полное счастье) – негативное выражение формальной благодарности, замещение бранной лексики; разг., может быть заменено оценочным словом, например: Здорово! Прекрасно! Блеск! Красота! – или эмоциональным междометием, например: Браво! Ах! И т.д.

Пожалуйста, не оставляйте меня здесь, – заплакал зайчишка. (Г.Караславов. Рассказы для детей) – в препозиции выражение искренней, серьезной просьбы; смысловой акцент делается именно на первом слове – пожалуйста (в данной позиции оно более сопоставимо с синтаксически самостоятельным нечленимым предложением).

– Скажите, пожалуйста, – не открывая дверь, громко, но очень вежливо спросила Женя. – Как мне отсюда пройти на почту? (А.Гайдар. Тимур и его команда) – позиция вводного слова, выражение вежливой просьбы, смягчающей в коммуникативном процессе грамматически оформленное значение повелительного глагола.

Целый год не был – и вдруг, пожалуйста, явился – выражение быстрой реакции с оттенком неодобрения, даже вызова; разг., может быть заменено междометиями нейтрального литературного и разговорного стиля, например: здрасьте, глядь, ап, опаньки и т.д.

Междометия здравствуй(те), спасибо, пожалуйста и этикетные междометия, образованные от наречий, способны удваиваться, например:

– Я сяду?
– Пожалуйста-пожалуйста... – пролепетал Башмаков, но его согласия, собственно, и не требовалось. (Ю.Поляков. Замыслил я побег)

В ряде случаев подкрепленные жестами (что выражается на письме попутными ремарками) данные этикетные междометия приобретают в устной речи новые оттенки значения, позволяющие образованному этими словами предложению вытеснить (заместить) «полнозначное» предложение, например:

– Пожалуйста! – придвинул он стул поближе. (Братья Вайнеры. Эра возмездия) – здесь этикетное слово вытеснило односоставное предложение Садитесь; семантика побуждения переходит на междометие.
Может, чайку со мной испить изволите?
– Спасибо-спасибо, – энергично замахав головой, отказался Фандорин.
(Б.Акунин) – значение вежливого отказа.

Участвуя в коммуникативном процессе в роли попутного замечания, этикетной реплики, и другие этикетные формулы в большей или меньшей мере утрачивают свое лексическое значение.

Так употребляемые при встрече формулы приветствия здравствуй и привет не осознаются говорящими как значимые глагольные или субстантивные формы – их лексическое значение наиболее ослаблено. Такая же ситуация наблюдается с этикетными формулами прощания пока, привет, счастливо, до встречи, до свидания и калькированным выражением увидимся (от англ. See you). Свойственное дикторам телевидения, это выражение прощания явно претерпело десемантизацию, так как в данной ситуации совместное действие, выражаемое формой 2-го л. мн. ч. глагола, невозможно: телевидение – это односторонний визуальный процесс.

В выражениях доброе утро, добрый день, добрый вечер (или при инверсии: утро доброе, день добрый, вечер добрый) наблюдается лишь частичная утрата лексического значения, поскольку их употребление соответствует конкретному времени суток. В этих формулах приветствия акцент делается на имени существительном, входящем в их состав, в то время как слово добрый утратило свое значение и не воспринимается говорящим как лексически значимый элемент.

Значение этикетного слова прощай имеет ограничение в употреблении, вызванное коммуникативной ситуацией: употребляется оно только в том случае, когда расставание не предполагает очередной встречи (ситуация осознается говорящими как действительно последняя встреча, последнее свидание), и на этом фиксируется внимание собеседника. – До свидания – нейтральное выражение прощания и употребляется даже если «свидания» может и не последовать, но оно и не имеет весомого значения.

Устойчивое сочетание счастливого пути и словоформа с Богом также привязаны к определенной ситуации: они произносятся, если кто-то из участников беседы отправляется в дальний путь или у уходящего предполагается разрешение серьезного вопроса, дела. Однако исходное лексическое значение этих выражений отходит на второй план и частично утрачивается – они имеют характер риторического высказывания, помогающего создать (сохранить) положительный настрой по окончании встречи, разговора.

Процесс десемантизации, характерный для данной семантической группы, является основополагающим для определения статуса этих слов и выражений: он сближает этикетные слова и выражения с такой частью речи, как междометие. На этом основании этикетные формулы определяются как этикетные междометия, но преждевременно было бы их включение в состав типичных междометий.

Говоря о процессе десемантизации этикетных междометий, следует также отметить, что возможны случаи оживления семантики этикетных формул и возрождения знаменательности в примерах окказионального характера, например:

Тут сзади него в ольшанике раздался треск, и появился Винни Пух.
– Доброе утро, Иа! – сказал Пух.
– Доброе утро, медвежонок Пух, – уныло ответил Иа. – Если это утро доброе. В чем я лично сомневаюсь. (А.Милн. Винни Пух и все, все, все. В переводе Б.Заходера)
– Ну, прощай, Родя... Хотя нет, нет – до завтра. Не люблю я «прощай» говорить. И вы прощайте... Ох, опять. Да что ж это я в самом деле! (Ф.Достоевский. Преступление и наказание)
– Мешаю я вам, с пути сбиваю, – перебила она, не слушая. – Сестры меня давно зовут в Борисоглебскую обитель. <...> Издали буду за вами смотреть... И Бога за вас молить. Делайте, как вам душа показывает. С Богом. (Б.Акунин. Декоратор)

Этикетные междометия способны образовывать так называемые междометные предложения (в первую очередь это относится к словам спасибо и пожалуйста). К тому же сохранение связи с омонимичными знаменательными словами, а также потенциальная (этимологическая) способность этих слов иметь зависимые слова позволяет таким предложениям иметь второстепенные члены. Например:

Всем добрый день, – сухо поприветствовал Грин, не глядя на собравшихся. (Б.Акунин); Счастливо вам, ребята, – сказал он слесарям (И.Герасимов); Счастливо и вам, товарищи! Дай Бог вам всего доброго! Спасибо вам, родные наши! (А.Твардовский)

Предложения, образованные этими междометиями, занимают промежуточное положение между «односоставными и нечленимыми предложениями». Преимущественно они построены по схемам односоставных предложений с разной степенью логико-семантической и синтаксической членимости, в них «прямые синтаксические связи или отсутствуют, или затемнены». (П.А. Лекант)

Среди них (по морфологическому признаку) можно выделить две разновидности: 1) предложения, образованные этикетными отглагольными междометиями (например, благодарю, приветствуем, извините и т.п.); 2) предложения, образованные этикетными отсубстантивными междометиями (например, до свидания, удачи и т.д.).

Каждая из этих разновидностей представлена как одиночными междометиями, так и междометными устойчивыми выражениями, частично сохранившими лексическое значение и имеющими связи с исходными знаменательными словами.

Предложения, образованные отглагольными этикетными междометиями, сопоставимы с односоставными определенно-личными предложениями и в ряде случаев могут даже характеризоваться некоторой степенью членимости, позволяющей восстановить связь ныне нечленимого междометного предложения с исходной синтаксической системой (в таких случаях происходит оживление глагольной семантики в этих словах). Например, сравните:

– Ты извини, служивый, я в погонах ваших не очень разбираюсь. Ты кто по званию? – уточнил Джедай. (Ю.Поляков. Замыслил я побег).
– Извини за вчерашнее.
– Да ладно. Ты думаешь, я сам помню, что было вчера? (М.Веллер. А вот те шиш).

На его осторожный звонок открыл Анатолич. Судя по сощуренным глазам, он уже улегся.

– Извини.
– Ладно... Нагулялся?
– От души. (Ю.Поляков. Замыслил я побег)

Предложения из устойчивых сочетаний, образованных на базе глаголов, могут быть сопоставимы не только с односоставными определенно-личными предложениями (это относится и к вышеперечисленным формам, и к таким сочетаниям, как будьте здоровы, будь добра, будьте любезны и т.д.), но и с односоставными безличными предложениями (добро пожаловать, счастливо оставаться и т.п.).

Предложения, образованные отсубстантивными этикетными междометиями, также могут быть сопоставимы с различными типами односоставных предложений. Некоторые из таких междометных конструкций являются результатом эллипсиса глагольной части определенно-личных предложений (ср., например, до свидания = расстаемся до следующего свидания, удачи = желаю удачи и т.д.). В большинстве случаев для таких междометий можно выстроить цепочку перехода (эллипсиса грамматической основы предложения, приводящего к частичной десемантизации слова), например: Я желаю вам удачи! – Желаю вам удачи! – Желаю удачи! – Удачи!

Другие междометные выражения в большей мере сопоставимы с номинативными предложениями (ср.: доброе утро, добрый день, добрый вечер, добрый путь).

Описанные морфологические и синтаксические особенности этикетных слов и выражений дают основание утверждать, что по преимущественному ряду признаков этикетные формулы сближаются с такой частью речи, как междометие, а именно:

а) этикетные формулы в большинстве случаев лишены номинативного значения, или же их семантика ослаблена; это не слова-названия, а слова-отношения, в ряде случаев способные выступать даже в роли своеобразных побудителей (например: Пожалуйста! – придвинул он стул поближе);

б) формируются они, подобно эмоциональным и императивным междометиям, – путем перехода слов из знаменательных частей речи, в том числе из слов заимствованных, хотя общих правил этих переходов не наблюдается;

в) большинство этикетных формул представляют собой застывшие (неизменяемые) формы и лишь некоторые слова имеют не одну форму (например, здравствуй – здравствуйте);

г) могут, подобно эмоциональным и императивным междометиям, иметь формы, образованные путем повтора (ай-ай-ай, цып-цып-цып, спасибо-спасибо, пожалуйста-пожалуйста), хотя значения таких образований различны;

д) в семантике этикетных формул обязательно содержатся элементы эмоциональности, и эта семантика выражается интонацией; дополнительное подкрепление жестами позволяет некоторым этикетным словам даже замещать предложения и принимать новые оттенки значения (– Может, чайку со мной испить изволите? – Спасибо-спасибо, – энергично замахав головой, отказался Фандорин. (Б.Акунин).

Перечисленные признаки позволяют квалифицировать этикетные слова и выражения как особый разряд междометий наряду с эмоциональными и императивными междометиями.

 

Рейтинг@Mail.ru