Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №23/2007

АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА

Проблема понимания текста сегодня буквально носится в воздухе. Ею занимаются философы, психологи, педагоги, лингвисты, литературоведы, методисты и многие другие. Одними из первых среди научных коллективов в нашей стране более сорока лет назад к ней обратились ученые-психологи лаборатории «Проблемы построения школьных учебников» Психологического института РАО, и прежде всего Г.Г. Граник, С.М. Бондаренко, Л.А. Концевая. Уже тогда стало ясно, что без решения этой проблемы не будет работать ни одна концепция образования, ни одна конкретная образовательная программа.

Предлагаемая работа, точнее, цикл статей авторского коллектива под научным руководством акад. РАО Г.Г. Граник, посвящена проблемам понимания текста и, надеемся, поможет учителю ответить на вопрос: «Как учить школьников понимать текст?».

Г.Г. ГРАНИК, Н.А. БОРИСЕНКО

ПОНИМАНИЕ ТЕКСТА НА УРОКАХ
РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ

Г.Г. Граник

Г.Г. Граник

Н.А. Борисенко

Н.А. Борисенко

Проблема чтения и понимания, как это ни парадоксально звучит, многие годы по-настоящему волновала лишь немногих учителей. Тривиально сегодня говорить о том, что наша страна в прошлом была самой читающей в мире, что наши дети, в отличие от «их» детей, читали, и читали много.

И вдруг на фоне всеобщего «благополучия» с чтением как гром среди ясного неба прогремели данные отчетов PISA1. Сначала результаты не предавали гласности, а затем не осталось, кажется, ни одного профессионального издания, которое бы не опубликовало материалы, свидетельствующие о нашем неблагополучии с грамотностью чтения. Уточним, что под грамотностью чтения в исследовании PISA понимается способность человека к осмыслению письменных текстов и рефлексии на них. Иными словами, умение понимать и интерпретировать текст. Именно эта способность является главной составляющей грамотности современного человека. А не то, что часто имеют в виду под этим термином у нас, – орфографическую и пунктуационную грамотность и технику чтения.

Коротко напомним основные цифры.

Результаты первого тестирования (PISA-2000) показали, что российские пятнадцатилетние школьники по уровню грамотности чтения оказались на 27–29-м местах среди 32 индустриально развитых стран мира. В следующем тестировании (2003) мы заняли 32–34-е места теперь уже среди 41 страны-участницы, поделив их с Турцией и Уругваем. Данных по 2006 г. пока еще нет, но ясно уже, что наши достижения в области грамотности чтения год от года не становятся лучше.

PISA, по сути, сыграла роль набата и заставила осознать серьезность проблемы чтения и понимания. Однако необходимо сказать, что яд специалистов в области образования задолго до международного обследования бил тревогу и работал над этой проблемой. Как говорится, нет пророка в своем отечестве.

Еще в начале 70-х гг. прошлого века было проведено специальное обследование, в котором участвовали учащиеся 4–10-х классов разных школ Москвы (всего около тысячи человек). Результаты были ошеломляющими: самыми элементарными приемами понимания текста владели лишь 0,3% обследованных школьников. Цифра не может не удивить даже человека, хорошо знающего школьную реальность.

Такие же результаты были получены через десять лет при организованной АПН СССР комплексной проверке, в которой участвовали психологи, методисты и физиологи. Оба обследования проводились на научно-познавательных и учебных текстах гуманитарного цикла.

Психолог и детский поэт Вадим Левин проверял понимание художественных текстов и выяснил, что смысл прочитанного правильно понимают лишь 6% детей.

Вот что пишут в одной из книг, проанализировав эти данные, ученые-психологи: «6% больше, чем 0,3%. Но как это мало! Эти цифры взывают ко всем нам и требуют незамедлительных действий. Казалось бы, сигнал тревоги прежде всего обращен к учителю. Это он должен ринуться в класс и немедленно начать учить своих учеников работе с книгой»2.

Не ринулся, не начал. А вместе с тем в школьной реальности мало что изменилось с тех пор. Вот последние данные об уровне понимания учащимися текста, приведенные в исследовании Л.А. Мосуновой: адекватный уровень понимания характерен только для 9,4% испытуемых3.

Так что результаты международных и отечественных исследований одинаково неутешительны. Хотя речь в них шла о разном. В исследованиях PISA проверялся тот вид понимания, который можно, по нашему мнению, назвать пониманием прагматическим. Поясним, что мы имеем в виду. Школьники работали с текстами разных видов и жанров, но, в отличие от привычных для наших учащихся художественных и публицистических текстов, в заданиях PISA предлагались тексты-инструкции, рекламные объявления, товарные ярлыки, анкеты поступающего на работу и даже тексты о выборе рубашек, о расписании авиарейсов, о правилах пользования телефоном в гостинице, об эксплуатации холодильника…

Не раз уже отмечалось, что с подобными текстами российские школьники в учебной работе и вне школы встречаются весьма редко. Вывод делался такой: мы не готовим учащихся к жизни. При этом упускался из виду тот факт, что в силу разного уклада жизни, разных условий существования эти тексты для наших подростков просто-напросто оказались неактуальными.

Несомненно, умение работать с бытовыми текстами необходимо каждому современному человеку для ориентации в окружающей жизни. И, несомненно, этому надо учить. Однако не секрет, что многие выдающиеся люди нередко бывают беспомощны как раз в самых обыденных, житейских ситуациях. А между тем эти люди компетентны в решении интеллектуальных проблем. И вряд ли кто посмеет обвинить их в низком уровне грамотности и понимания.

И здесь вновь встает вечный вопрос о целях образования, о том, что мы хотим получить «на выходе». Если мы хотим воспитать человека, успешного в жизни, делового человека «западного» образца, заботящегося прежде всего о своей материальной обеспеченности, – это одно. Но если наша цель – сохранение культуры, воспитание культурного человека, воспитание Читателя, человека, умеющего понимать текст, и в первую очередь художественный текст, – это совсем другое. Это, однако, вовсе не означает, что культурный человек не должен думать о своей материальной обеспеченности, о хлебе насущном. Речь идет только о расстановке акцентов.

Но так ли уж важна заявленная цель – воспитание культурного человека, воспитание Читателя? Или можно обойтись целями более прагматичными, более востребованными в современном обществе?

На этот вопрос в своем интервью газете «Русский язык» отвечает Фазиль Искандер: «Если культура не займет свое главное место, нас ждут очень драматичные события и, может быть, даже полное вырождение человечества». Под культурой писатель подразумевает «прежде всего, конечно, культуру, выраженную в литературе»4, в художественном тексте. А работа с текстом – это не только уроки школьного предмета «литература», в той же мере это относится и к школьному предмету «русский язык», иными словами, к филологии.

Рассмотрим, что мы понимаем под словом филология. Как известно, оно пришло из греческого языка и его дословный перевод означает «люблю слово» (phileo – люблю + logos – слово). Предполагается любовь и к слову повседневной речи, и к слову художественной литературы, когда человек общается с книгой, и любовь к слову другого народа, когда общаются люди, принадлежащие к разным народам (естественно, при условии владения ими иностранным языком).

Однако нельзя не согласиться с С.И. Гиндиным, что такое смысловое наполнение термина филология не имеет вполне ясного установленного содержания. Именно поэтому он со временем обрастал новыми смыслами.

Не вдаваясь во все тонкости исследований в этой области, проанализируем взгляды выдающихся филологов на саму филологию.

Прежде всего коснемся представлений Г.О. Винокура о содержании понятия «филология». Мысль об этой области знания проходит через всю творческую жизнь ученого, и не один раз его точка зрения менялась. Различия в трактовке Г.О. Винокуром предмета филологии прослеживаются в работах С.И. Гиндина. Эти перемены точек зрения в различные периоды жизни ученого точно укладываются в название исследования С.И. Гиндина «От искусства к тексту и от науки к искусству: Г.О. Винокур в раздумьях над предметом и статусом филологии»5. Так, если в 1930–1940-х гг. Г.О. Винокур говорит, что филология – это энциклопедия, совокупность наук о культуре, то в последних работах ученый приходит к мысли, что филология – искусство чтения, в котором главное – «полнота понимания <…>, вся полнота понимания». Он пишет: «Филология велит знать и понимать все, и в этом ее великое значение в истории человеческой культуры»6.

Особую роль в понимании текста Г.О. Винокур видит в «медленном чтении», истоки которого он находит у Ф.Ницше.

Независимо от того, как трактует Г.О. Винокур особую область знания – как науку или как искусство, – для нас важна мысль ученого, что филология имеет культурно-воспитательное значение, связанное с пониманием текста.

Под филологией понимает «искусство читать» и Л.В. Щерба. Он пишет: «…под филологией в конечном счете следует подразумевать искусство понимать и толковать трудные тексты…». Ученый создал прекрасные образцы лингвистического толкования текстов. Он показал, как для понимания текста использовать все лингвистические его указания, и предостерег литературоведов от опасности «рассуждать об идеях, которые они, может быть, неправильно вычитали из текста»7.

М.Л. Гаспаров, определяя понятие «филология», прямо говорит, что филология – «наука о понимании». При этом он подчеркивает: «Вечных ценностей нет, есть только временные». Действительно, у каждой эпохи есть своя система ценностей. «Когда мы берем в руки книгу классика, – пишет М.Л. Гаспаров, – то избегаем задавать себе простейший вопрос: для кого она написана? Потому что знаем простейший ответ на него: не для нас». «Неизвестно, – пишет далее ученый, – как Гораций представлял себе тех, кто будет читать его через столетия, но заведомо ясно, что не нас с вами»8.

Чтобы преодолеть историческую дистанцию, отделяющую нас от художественного произведения, и понять его, нам необходимо, по мнению М.Л. Гаспарова, «откладывать на время в сторону свою собственную систему ценностей». Необходимо «отречься от себя и раствориться в своем высоком собеседнике». А это предполагает высокий уровень культуры читающего. Следует остановиться и на мысли М.Л. Гаспарова, что наслаждение и понимание – разные вещи.

О взаимоотношении понимания и эмоций пишет психолог Б.М. Теплов: «Понять художественное произведение – значит прежде всего прочувствовать, эмоционально пережить его и уже на этом основании поразмыслить над ним». Но для этого опять же необходимо, чтобы читающий обладал высоким уровнем культуры.

А вот точка зрения на филологию С.С. Аверинцева. Он рассматривает филологию как «службу понимания», «службу» при «тексте», которая помогает выполнению одной из главных человеческих задач – «понять другого человека (и другую культуру, другую эпоху)…»9. По мнению С.С. Аверинцева, филология «вбирает в свой кругозор всю ширину и глубину человеческого бытия и продолжает жить не как партикулярная наука, по своему предмету отграниченная от истории, языкознания и литературоведения, а как научный принцип, как <...> форма знания, которая определяется не столько границами предмета, сколько подходом к нему». С.С. Аверинцев, говоря о филологии как о научном принципе, как о форме знания, также считает, что в ее основе лежат человеческая культура и понимание в широком смысле слова.

А что же такое культура?

В своем труде «Беседы о русской культуре» Ю.М. Лотман пишет, что понятие «культура» очень емкое: оно «включает в себя и нравственность, и весь круг идей, и творчество человека, и многое другое»10. Следует обратить внимание на то, что, говоря о культуре, Ю.М. Лотман прежде всего включает в это понятие нравственность. Нравственность должна быть присуща и филологии. Комментируя мысль Ю.М. Лотмана о нравственности филологии, М.Л. Гаспаров пишет, что нравственны в филологии не только ее путь, но и цель: «она отучает человека от духовного эгоцентризма».

Таким образом, при создании школьного курса филологии на первый план выдвигаются проблема создания «активного культурного фонда» (понятие введено Д.С. Лихачевым) и проблема понимания.

Воспитание культурного человека, человека, умеющего понимать текст, – работа долгая и кропотливая, и проводиться она может на разном материале и в разных формах (см. статьи О.В.Соболевой и С.А.Шаповал в этом номере газеты «Русский язык», а также работы М.А.Кронгауза, Н.А.Шапиро и др.).

Некоторые приемы обучения пониманию текста

ПЕРВЫЙ ТИП ЗАДАНИЙ*
«Работаем в бюро прогнозов»

Как известно, большинство школьников вначале записывают предложение и только потом расставляют знаки препинания. Для того чтобы ученик ставил знаки по ходу письма, были придуманы специальные задания на прогноз. Выполняя такие задания, школьники не только тренируют свои пунктуационные умения, но – что не менее важно – учатся извлекать смысл из каждого элемента предложения, видеть общую структуру предложения и строить высказывание на языке общего смысла.


* Следует отметить, что одновременно такие задания направлены на выработку у учащихся психологических механизмов пунктуационной грамотности.

Покажем, как задание на прогнозирование может быть введено учителем на уроке.

«Сейчас мы познакомимся с новым типом заданий. Вы должны будете по первым словам предложения предсказать (предугадать, предвидеть, спрогнозировать) и его синтаксическую структуру, и общий смысл. Это позволит вам ставить знаки препинания по ходу письма. Ситуация, когда вы не знаете всего текста сразу, возникает очень часто: пишете ли вы изложение, или сочинение, или какую-нибудь другую творческую работу. В жизни, за стенами школы, вы будете создавать собственные тексты: письма, заявления, планы, отчеты, статьи... И знаки препинания грамотный человек, конечно, ставит по ходу создания собственного текста».

Теперь посмотрим, как выполняются такие задания. Даны первые слова предложения: Женщина, которая...

Написав эти слова, вы сразу понимаете: предложение сложноподчиненное. Женщина – подлежащее в главной части, которая – союзное слово в роли подлежащего в придаточной части. Дальше можно предположить один из двух вариантов:

1) предложение сложноподчиненное, придаточная часть находится в середине главной;

или

2) первая часть – номинативное (назывное) предложение, вторая часть – придаточное.

Допишите этот «отрезок» предложения, наполнив его конкретным содержанием (двумя разными способами).

Разберем еще один «отрезок» предложения: Всегда выдержанный и спокойный…...

Задание. Составьте схему предложения по этому «отрезку» и расставьте в ней знаки препинания. Затем продолжите предложение, передавая общий смысл. Имейте в виду, что употреблять конкретные слова нельзя.

Получится так:

Всегда выдержанный и спокойный, кто-то мужского пола сделал что-то не так, как всегда, не так, как обычно.

Или так:

…, кто-то мужского пола сделал что-то, как всегда, как обычно, потому что он такой, как сказано.

Вывод: в любом из вариантов определение обособляется: после слов Всегда выдержанный и спокойный ставится запятая. В первом случае определение имеет добавочное значение уступки, во втором – причины.

Приводим тренировочный материал для работы с «отрезками» предложений. Такие задания могут быть включены практически в каждый урок.

Тема: «Знаки препинания
в сложноподчиненном предложении».

Задание. Попробуйте предсказать грамматическую структуру и общий смысл предложения, если оно начинается такими словами. Расставьте в «отрезках» знаки препинания. Составьте схемы предложений.

1) Те которые…... 2) Если стоит жаркое... 3) Произошло то…... 4) То что произошло…... 5) Когда папа…... 6) Утром когда папа…...

Тема: «Знаки препинания
в предложениях, соединенных “опасным” союзом и».

Задание. Поработайте предсказателями! По «отрезку» установите его общее содержание и синтаксическую структуру. Помните, что у «отрезка» может быть по меньшей мере два варианта. Продолжите «отрезки» конкретными словами, расставьте знаки препинания.

Я рассердился сказал что я уже взрослый и... Этот отрезок можно продолжить двумя способами: 1) Я рассердился, сказал, что я уже взрослый и слушать никого не буду. Или: 2) Я рассердился, сказал, что я уже взрослый, и вышел из комнаты.

1) Девочка сошла с поезда и поискав кого-то на перроне... 2) Занавес поднялся и... 3) Бабочка садилась на сухую траву перед окном и немного посидев… 4) Солнце проникало через световой люк иллюминатора и...

Темы: «Обособление второстепенных членов предложения», «Повторение сложного предложения».

Задание. Сделайте письменный прогноз «отрезков» предложения. Расставьте в них знаки препинания.

Когда школьники бросив… – предложение начинается подчинительным союзом когда, союз сигнализирует о том, что это придаточная часть сложноподчиненного предложения. Она осложнена обособленным обстоятельством, выраженным деепричастным оборотом, поэтому перед деепричастием бросив ставлю запятую и жду, когда закончится оборот, чтобы поставить вторую запятую. Потом жду, когда закончится придаточная часть, после которой тоже поставлю запятую.

1) Воспитанный в строгих правилах юноша не… 2) …медлительный и неуклюжий братишка все же… 3) Когда утомленные мы… 4) Он смотрел как двигаясь… 5) …отвечал нехотя так как…
6) Читать лежа вредно потому что… 7) …испугалась не на шутку но не желая…

ВТОРОЙ ТИП ЗАДАНИЙ
«Расшифруйте предложение», или
«Составляем рассказ по предложению»

Школьникам дается отдельное предложение неизвестного текста и ставится задача извлечь из него всю заключенную в нем информацию. Эту информацию нужно изложить в форме связного рассказа.

Приводим фрагмент урока, на котором вводится новый тип задания.

«Представьте себе, что вам вручили телеграмму с коротким сообщением: Приезд откладывается дату сообщу Костя

Что стоит за этой телеграммой? Давайте попытаемся извлечь из нее как можно больше сведений.

Очевидно, Костя должен был приехать к вам в определенное время. Однако произошло что-то, помешавшее ему это сделать. Костя вынужден был отложить свой приезд. Обстоятельства, по-видимому, складываются так, что он и сейчас не может точно сказать, когда приедет. Чтобы не держать вас в постоянном ожидании, он решил сообщить дату выезда, когда появится какая-то определенность.

Как видите, мы сумели «расшифровать» телеграмму, потому что поняли, что стоит за ее словами. У нас получился целый рассказ.

А теперь давайте поучимся извлекать как можно больше сведений из одного предложения. Для этого мы придумали задание, которое назвали «Расшифруйте предложение».

При выполнении этого задания нужно всматриваться в каждое слово: ведь каждое слово, даже самое маленькое, посылает нам свой сигнал. Например, слово если сообщает нам, что речь идет не о том, что происходило или будет происходить на самом деле, а о том, что могло бы произойти при определенных условиях.

Слова хотя, несмотря на показывают, что действие происходит вопреки чему-то.

Иногда нужно особое внимание обратить на словосочетание. Вы прочитали: во что бы то ни стало – и сразу становится ясно: что-то должно произойти или кто-то что-то должен сделать обязательно, непременно.

Если, расшифровывая предложение, вы уловите все его сигналы, у вас должен получиться небольшой рассказ. При этом необходимо соблюдать два условия:

1) Полностью «вычерпать» смысл из каждого слова и словосочетания. Но…

2) Нельзя придумывать то, что невозможно узнать из предложения. Иначе вы будете фантазировать, отталкиваясь от предложения, а перед вами стоит совсем иная задача.

Теперь попробуйте свои силы на предложении, «отрезок» из которого вам уже знаком:

Всегда выдержанный и спокойный, начальник на этот раз обнаружил подлинный свой темперамент.

Но сначала убедитесь, понимаете ли вы значение входящих в предложение слов (выдержанный, подлинный, темперамент).

А теперь составьте рассказ по предложению.

Приводим рассказ одного из учеников:

Жил-был умный, но горячий и вспыльчивый человек. Он стал начальником. А это значит, что он руководил людьми. Так как он был человеком умным, то понимал, что работа с людьми требует выдержки и спокойствия. И воспитывал в себе эти качества, так что никто не подозревал об истинном его темпераменте. Однако произошло однажды что-то необычное, из ряда вон выходящее, и начальник не смог сдержаться. В присутствии людей он обнаружил свой настоящий характер.

Если у детей получился другой вариант, в этом нет ничего плохого. Главное – чтобы ученики могли доказать, что смысл, который они «вычерпали», действительно содержится в этом предложении, а монтаж текста может быть самым разным.

Как же научить ребенка вычерпывать смысл из предложения? Обучение прежде всего заключается в самой постановке задачи. Учащиеся должны быть нацелены на то, что для понимания необходимо извлекать полный смысл из каждого элемента текста в отдельности и из их взаимосвязи – из всех сигналов, которые посылает текст. Кроме того, нужна не эпизодическая, а систематическая тренировка в такой работе.

Приводим тренировочный материал для развития умения составлять рассказ по предложению. Задание во всех случаях будет общим: «Расшифруйте предложение, вчитываясь в каждое его слово. Задание выполните письменно. После этого сравните свой ответ с тем, что написал один ученик. Мы считаем, что он это сделал удачно».

1) Я задрал голову к потолку, чтобы слезы вкатились в меня обратно.

(Предложение взято из рассказа В.Драгунского, но школьникам об этом не сообщается.)

Возможный ответ

В какой-то комнате находился мальчик. Наверное, его кто-то обидел или произошло что-то, что его очень огорчило. И он заплакал. Мальчик не хотел, чтобы другие увидели его слезы. Может быть, кто-то вошел в комнату, и мальчик решил избавиться от слез таким необычным способом: вкатить их обратно.

2) Мать обнимала его и плакала от радости, а он обнимал ее и ласково кивал головой всей старой мебели.

(Предложение взято из сказки Х.К. Андерсена.)

Ответ

Предположим, что это были сын с матерью. Они не виделись очень долго, по-видимому, много лет. Может быть, сын был на войне или в далеком путешествии, а может быть, несколько лет учился или работал вдали от дома. Если бы его жизнь в разлуке с матерью привела к плохим результатам, их встреча была бы омрачена. Но встреча была радостной – значит, он вернулся с каким-то успехом. И мать счастлива встрече и тому, что у него все хорошо. А он счастлив видеть мать и дом, в котором давно не был.

3) Мальчик понял, что никогда не будет чувствовать себя полностью счастливым, пока этот собаколов существует в городе.

(Предложение взято из рассказа Ф.Искандера.)

Ответ

Мальчик любил и жалел собак. Может быть, у него была своя собака, которая стала для него другом. Но вот в городе появился собаколов. Возможно, мальчик видел, как отлавливают собак, как проявляют к ним жестокость. И пока в городе был собаколов, мальчика не покидало чувство тревоги за судьбу городских собак и, может быть, за судьбу своей четвероногой любимицы.

Мы описали только некоторые из приемов, с помощью которых можно развивать психологические механизмы понимания текста11. На самом деле их гораздо больше. Предлагаемые задания могут послужить для учителя образцом создания упражнений с учетом уровня развития класса. Если учитель осознает значимость этой работы, собственное творчество позволит ему на других текстах создавать различные задания.


1 PISA (Program for International Student Assessment) – Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся. О результатах исследования PISA-2000 газета «Русский язык» писала в № 14–15/2005.

2 Граник Г.Г., Бондаренко С.М., Концевая Л.А. Как учить школьников с учебником. М., 1987.
С. 4–5.

3 Мосунова Л.А. Структура и развитие смыслового понимания художественных текстов. М., 2006. С. 249.

4 См.: Русский язык, № 8/2004.

5 Гиндин С.И. Указ. соч. // Винокур Г.О. Введение в изучение филологических наук. М.: Наука, 2000.

6 Винокур Г.О. Введение в изучение филологических наук. М.: Наука, 2000. С. 88–89.

7 Щерба Л.В. Опыты лингвистического толкования стихотворений // Избранные работы по русскому языку. М., 1959.

8 Гаспаров М.Л. Записки и выписки. М.: Новое литературное обозрение, 2000. С. 98 и далее.

9 Аверинцев С.С. Филология // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 545.

10 Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. С. 5.

11 Подробнее с заданием «Расшифровка смысла» можно познакомиться в книге: Граник Г.Г., Концевая Л.А., Бондаренко С.М., Шаповал С.А. Литература: Задачник-практикум для 8–11-х кл. / Сер. «Учимся понимать художественный текст» / Г.Г. Граник. М., 2001. – С. 59–80.

Рейтинг@Mail.ru