Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №4/2008

УЧЕНИЕ С УВЛЕЧЕНИЕМ

 

«Так приходи ж, мой Мышонок…»

Смысловые расхождения между языками не всегда позволяют найти единственный точный перевод культурных реалий. Вот и при передаче на русском языке популярного теперь дальневосточного календаря, в котором каждый год символизируется одним из 12 животных, возникают разночтения.

Год, в который мы теперь вступаем, чаще называют годом Крысы. Но, к счастью для учителей-словесников, он же – и год Мыши. С крысой в нашем фольклоре, да и в европейских литературах связаны преимущественно отрицательные ассоциации – и светлому настрою на Новый год не способствует, и урока с детьми не проведешь.

А вот мышь – совсем другое дело. С симпатичными мышками мы встречаемся с самого раннего детства и в народных сказках, и у детских поэтов. Кто из нас не переживал за маршаковского Глупого мышонка и не радовался за его младшего брата Умного мышонка? Не отстает и взрослая поэзия. Навсегда врезается нам в память Жизни мышья беготня в вещих и загадочных «Стихах, сочиненных ночью во время бессонницы» у Пушкина. Но настоящую сагу о мышах, мышиный миф сложили поэты следующего столетия.

У истока, как и почти всегда в русской поэзии XX века, стоял Валерий Брюсов. Его рассказ еще реалистичен: его мыши – это «милая» человеку, но «другая» жизнь. А вот у замечательного поэта следующего поколения Владислава Ходасевича мыши – «маленькие боги» и «покровители» поэта, недаром циклом «Мыши» (из которого мы печатаем стихотворение «Сырнику») завершался центральный раздел книги, озаглавленной «Счастливый домик».

А еще через два поколения у Дмитрия Кедрина «горбатый мышонок», одинокий и гонимый, становится «другом» поэта и символом человеческого существования.

Так в превращениях образа маленького зверька прослеживается становление тем домашнего очага, человеческого тепла, сочувствия друг к другу. Все это буквально просится на ваши уроки, дорогие читатели, – и родного языка, и литературы…

С.ГИНДИН

 

В. Брюсов   В. Ходасевич Д. Кедрин

В. Брюсов

В. Ходасевич

Д. Кедрин

 

Валерий Брюсов

Мыши

В нашем доме мыши поселились
И живут, живут!
К нам привыкли, ходят, расхрабрились,
Видны там и тут.

То клубком катаются пред нами,
То сидят, глядят;
Возятся безжалостно ночами,
По углам пищат.

Утром выйдешь в зал, — свечу объели,
Масло в кладовой,
Чтo поменьше, утащили в щели...
Караул! разбой!

Свалят банку, след оставят в тесте,
Их проказ не счесть...
Но так мило знать, что с нами вместе
Жизнь другая есть.

8 января 1899

Дмитрий Кедрин

Мышонок

Что ты приходишь, горбатый мышонок,
В комнату нашу в полуночный час?
Сахарных крошек и фруктов сушеных
Нет и в помине в буфете у нас.

Бедный мышонок! Из кухонь соседних,
Верно, тебя выгоняют коты.
Знаешь ли? Мне, мой ночной собеседник,
Кажешься слишком доверчивым ты!

Нрав домработницы нашей – не кроткий:
Что, коль незваных гостей не любя,
Вдруг над тобой занесет она щетку
Иль в мышеловку изловит тебя?..

Ты поглядел, словно вымолвить хочешь:
«Жаль расставаться с обжитым углом!»,
Словно согреться от холода ночи
Хочешь моим человечьим теплом.

Чудится мне, одиночеством горьким
Блещут чуть видные бусинки глаз.
Не потому ли из маленькой норки
Ты и выходишь в полуночный час?..

Что ж! Пока дремлется кошкам и людям
И мышеловок не видно вокруг, –
Мы с тобой все ншшаши беды обсудим,
Мой молчаливый, мой маленький друг!

Я – не гляди, что большой и чубатый, –
А у соседей, как ты, не в чести.
Так приходи ж, мой мышонок горбатый,
В комнату к нам и подольше гости!

1945

Владислав Ходасевич

Сырнику

Милый, верный Сырник, друг незаменимый,
Гость, всегда желанный в домике моем!
Томно веют весны, долго длятся зимы, –
Вечно я тоскую по тебе одном.

Знаю: каждый вечер робко скрипнет дверца,
Прошуршат обои – и приходишь ты
Ласковой беседой веселить мне сердце
В час отдохновенья, мира и мечты.

Ты не разделяешь слишком пылких бредней,
Любишь только сыр, швейцарский и простой,
Редко ходишь дальше кладовой соседней,
Учишь жизни ясной, бедной и святой.

Заведу ли речь я о Любви, о Мире –
Ты свернешь искусно на любимый путь:
О делах подпольных, о насущном сыре, –
А в окно струится голубая ртуть...

Друг и покровитель, честный собеседник,
Стереги мой домик до рассвета дня...
Дорогой учитель, мудрый проповедник,
Обожатель сыра, – не оставь меня!

Осень 1913

Разговор человека с мышкой,
которая ест его книги

Мой милый Книжник. Ты совсем
Опять изгрыз два тома... Ловок!
Не стыдно ль пользоваться тем,
Что не люблю я мышеловок?

Хоть бы с меня пример ты брал:
Я день-деньской читаю книжки,
Но разве кто-нибудь видал,
Что я грызу их, как коврижки?

Из книг мы знаем, как живут
Индейцы, негры, эскимосы.
В журналах люди задают
Друг другу умные вопросы:

Где путь в Америку лежит,
Как ближе: морем или сушей?..
Ну, словом, – вот тебе бисквит,
А книг, пожалуйста, не кушай.

12, 27 ноября 1916

ПРО МЫШЕЙ

1

Вечер

Пять лет уж прошло, как живу я с мышами.
Великая дружба и братство меж нами.
Чуть вечер настанет, померкнет закат –
Проворные лапки легко зашуршат:
Приходят они, мои милые мыши,
И сердце смиряется, бьется все тише.
Шуршащей возней наполняется дом, –
И вот, собираются все впятером:
Приветливый Сырник, мой друг неизменный,
Охотник до сыра, спокойный, степенный;
Бараночник маленький, юркий шалун,
Любитель баранок и бойкий плясун;
Ученейший Книжник, поклонник науки, –
Беседуя с ним, не почувствуешь скуки:
Все знает он: как, отчего, почему...
Я сам очень многим обязан ему.
За ними – Ветчинник, немножко угрюмый,
Всегда погруженный в мышиные думы;
На свете не мало узнал он скорбей –
Сидел в мышеловке за благо мышей.
Приходит и Свечник, поэт сладкогласный,
Всегда вдохновенный, восторженно-ясный,
Любимый мой Свечник, товарищ и друг...
Как сладок с мышами вечерний досуг!
Ведем разговор мы о разных предметах,
О людях, о том, что прочел я в газетах,
О странах чудесных, о дальних морях,
О сказках и былях, о разных делах,
О том, что халвы есть кусок на окошке,
И даже – о кознях бессовестной кошки.
Стихи свои Свечник читает нам вслух...
Порою же мыши становятся в круг,
Привычною лапкой за лапку берутся,
Под музыку ночи по комнате вьются, –
И, точно колдуя, танцуют оне,
Легко и воздушно, как будто во сне...
И длится их танец, как тихое чудо,
И мыши все пляшут и пляшут, покуда
Зарей не окрасятся неба края, –
А видят их пляску – лишь месяц да я.

6 февраля 1917

«Мышиный конкурс»

Над стихотворением «Вечер» стоит № 1 – В.Ф.Ходасевич замышлял, видимо, цикл или даже книжку под названием «Про мышей». В «Вечере» он нам представил ее героев: Сырника, Книжника, Бараночника, Ветчинника, Свечника. К двум первым из них обращены стихи, написанные раньше «Вечера» (они помещены на предыдущей странице).

Увы, книжка «Про мышей» не была написана. А узнать побольше про ее героев хочется. Так почему бы нам вместе не попытаться пойти за поэтом?

Газета «Русский язык» объявляет конкурс для учеников и учителей «Про мышей: по следам Вл. Ходасевича».

1. От учащихся всех классов (с 4-го по 11-й) принимаются короткие рассказы о Свечнике, Ветчиннике, Книжнике, Сырнике и их друзьях.

2. От учителей принимаются разработки уроков по анализу «мышиных» текстов.

Рассказы могут быть смешными и грустными, в прозе и в стихах – лишь бы они были интересными и добрыми.

Оценивать их редакция будет и по оригинальности замысла, и по языковому мастерству, и по точности.

Итоги конкурса будут подведены в июньских номерах газеты.

 

Рейтинг@Mail.ru