Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №30/2001

ИГРАТЬ ВСЕРЬЕЗ

ИГРЫ, КОТОРЫЕ УЧАТ ОБЩАТЬСЯ

Л.ПЕТРАНОВСКАЯ

Еще лет десять назад, начиная работать словесником в школе, я столкнулась с явным противоречием: на уроках литературы и русского языка обсуждаются прекрасные тексты, пишутся интересные сочинения, звучат пресловутые «полные ответы», на партах – новые учебники по развитию речи. А понаблюдаешь за ребятами в ситуации живого, непосредственного общения – руки опускаются. Не могут договориться из-за пустяка, в ход идут крик, угрозы, грубость, в результате – драка или слезы. Вот только пять минут назад эта девочка бойко выводила в тетради: «Художник мастерски передает прелесть июньского утра, свежесть напоенного солнцем воздуха» – а теперь что-то не поделила с соседкой по парте и таким противным, сварливым голосом завела: «Да уж, Танечка, ты у нас всегда самая умная! А вот обойдешься!». Необходимость переговорить о чем-то насущном (праздничная дискотека, уборка территории, отсутствие учебников) со школьной администрацией повергает в оцепенение, все прячутся за спины друг друга, глаз не поднимают, глупо хихикают. Один-два человека на класс оказываются способны внятно, без ужимок изложить суть дела. Словом, полная коммуникативная некомпетентность.

Почему же не помогают обычные занятия по развитию речи, почему ученик, имеющий по предмету «родной язык» отличную оценку, на деле оказывается совершенно не способным этим самым языком пользоваться? Ведь назначение-то языка – не диктанты и ответы на уроке, а ежедневное, жизненно важное общение! Обдумывая эту проблему, я пересмотрела горы учебных пособий и методических разработок по риторике, словесности, культуре речи. Попадались и скучные, и интересные, и халтурные, и качественные. Но вот что было неизменно: большую часть материала всегда представляли рассказы о прекрасных ораторах прошлого и о том, как нельзя говорить. Ни о живом, сегодняшнем общении, ни о том, как же нужно и можно решать свои проблемы в общении с людьми, нигде не говорилось. Но как пример Цицерона или Плевако поможет девочке разрешить вышеупомянутый конфликт с соседкой по парте? И разве потому дети боятся обсудить с директором школы важный для них вопрос, что не знают, как ставить ударения и какие бывают фигуры речи? Видимо, не в том дело, чтобы научить ребят общаться правильно и красиво. Далеко не всегда это необходимо, и чаще всего этого недостаточно. Бывают в жизни ситуации, когда коммуникативно более оправданны жаргон, резкость, а порой просто молчание. Нужно учить детей общаться эффективно, то есть уметь добиваться своих целей в общении: переубедить собеседника, заинтересовать, получить помощь, разрешить спор, защитить свое достоинство.

Об этом тоже написаны горы пособий – только не для школьников, а для взрослых. Посвящены они в основном деловому общению: ведению переговоров, правилам общения с коллегами, начальством, партнерами, умению спорить и убеждать, искусству публичного выступления, но есть и другие темы: общение с противоположным полом, с детьми. Однако почти все они оказались малопригодны для работы со школьниками, и вовсе не из-за сложности или рассмотрения слишком взрослых тем. (Как раз эта проблема легко решается, пример тому – представленная в спецвыпуске этого номера книга Р.Фишера и У.Юри «Путь к согласию».) Есть гораздо более фундаментальное, методологическое свойство большинства пособий по искусству общения, которое вызывает отторжение. Написанные в духе «Курса молодого бойца», эти опусы обещают научить читателя «оказывать влияние на людей», «побеждать в любом споре», «нравиться всем и каждому», предлагают «100 способов управлять мужчиной», «225 секретов, как продать позапрошлогодний снег», и т.д., и т.п. Конечно, часть из них – просто мошенничество, но много и сделанных вполне профессионально. Они предписывают, как поставить на службу успеху буквально все: жесты, улыбку, обороты речи, одежду, мысли. К этому списку так и хочется добавить душу, и, боюсь, это не будет преувеличением. Миром правят жажда власти и беспринципность, а главные орудия в борьбе за место под солнцем – лицемерие и манипуляция – вот единственный вывод, который можно сделать из этих книг. Да, они и в самом деле учат эффективному общению – эффективному любой ценой.

Приходится признать, что ничего готового, пригодного для обозначенной цели – помочь ребятам научиться эффективному и правильному (не в смысле соответствия нормам, а в смысле не вредящему душе) общению – пока еще не существует. Поэтому для своих занятий с ребятами я использовала весь подходящий материал, меняя, приспосабливая, выстраивая нечто свое. Сначала это были лишь отдельные занятия в рамках уроков русского языка и уроков словесности в школе «Кладезь», затем самостоятельный курс «Основы эффективного общения» в школе «Выбор». Собственно, устоявшегося курса до сих пор нет – каждый год все меняется очень сильно, вот и сейчас, готовя эту публикацию, я что-то добавила, что-то изменила. Влияние оказывает все: разные дети, разные условия занятий, даже общественно-политическая ситуация в стране (помню, одно из самых интересных занятий со старшеклассниками получилось, когда мы разбирали знаменитую прощальную речь Бориса Ельцина 31 декабря 1999 года – мастерски, надо сказать, сделанную с точки зрения эффективности). Кто-то придет на занятие и попросит разобрать трудную ситуацию, которая сложилась у него с родителями или с учителем. И мы откладывали очередную тему и вникали: что он сказал, а что ты, а как можно было и что делать в следующий раз. Или ребята предлагали новую игру, освоенную недавно в лагере или на вечеринке. Некоторые игры, например, «Мафия», становились неотъемлемой частью нашей жизни: ребята задерживались после занятий, чтобы поиграть. Поначалу такая хаотичность курса меня озадачивала, но потом я пришла к выводу, что, видимо, так даже лучше. Курс, который обучает живому общению, и должен быть живым и переменчивым. Постоянны только цель, набор обязательных тем и методические принципы, а обеспечивающий все это некоторый арсенал: упражнения, игры, книги – может постоянно меняться и обогащаться.

О цели было сказано выше, набор тем примерно понятен: как услышать другого и как сделать, чтобы слышали тебя, как разрешать конфликты, как вести переговоры, как распознать обман и манипуляцию; некоторые упражнения и игры вы найдете в этом номере, еще несколько игр – в одном из осенних номеров. В этом же номере представлены две полезные книги. Осталось поговорить о методических принципах. В этом курсе они имеют совершенно особое значение.

Во-первых, нужно отдавать себе отчет, что учиться общению предстоит не только детям, но и учителю. Хотя каждый по-настоящему хороший педагог – гений общения, он обычно пользуется своим даром интуитивно, не отдавая себе в этом отчета. Поэтому не учите, а учитесь вместе: участвуйте в играх на равных, спорьте, признавайте свои ошибки, не стесняйтесь своего незнания. Здесь вы можете столкнуться с серьезной
проблемой уже не коммуникативного, а социального свойства. В нашей школе дети не обсуждают свои проблемы со взрослыми как равные не только потому, что не умеют. На самом деле это всегда считалось недопустимым, что бы там ни декларировала на словах советская педагогика и ни показывалось в соцреалистических фильмах и книгах. Наша школа была задумана и построена как командно-административная система, это ее корни, ее суть, и одними коммуникативными умениями проблему не разрешить. Однако сегодня есть уже немало учителей, родителей, детей, которые готовы и хотели бы строить отношения между собой по-новому, но не умеют – вот им ваш курс будет очень кстати.

Во-вторых, относитесь свободно и критически к любым рекомендациям (в том числе и этим). Никто на свете не может сказать, что уж он-то знает, как надо общаться, кроме того, искусству общения вообще нельзя обучить, можно только помочь научиться. Поэтому избегайте предлагать детям предписания и рекомендации, пусть они сначала сами подумают, как правильно, как можно, потом обсудят варианты, предложенные авторитетными авторами, чтобы согласиться, или усомниться, или провести эксперимент.

В-третьих, обсуждайте с ребятами их мотивацию: почему они ходят на эти занятия, чему хотят научиться, зачем им умение общаться? Дело в том, что некоторые игры и задания могут показаться трудными или даже неприятными, вызвать смущение, и обычная школьная причина – «делаю, потому что надо» – ничем не поможет. Это особенно важно для многих игр: они носят не соревновательный, а обучающий, тренинговый характер, то есть важен не выигрыш в данной игре, а полученный опыт, и с этой точки зрения проигрыш может быть даже полезнее.

В-четвертых, общение – чрезвычайно значимая сфера человеческой деятельности, и у очень многих людей с общением могут быть связаны психологические травмы, комплексы. Учитель-словесник не является профессиональным психологом, поэтому должен быть особенно осторожен (возможно, в вашей школе есть хороший психолог, который будет готов вести этот курс вместе с вами, – это было бы замечательно). Подбодрите ребят, объясните им, что если задание вызывает особое напряжение, нежелание, даже страх – значит, оно попало «в точку», коснулось именно того аспекта общения, с которым у них проблемы. Игра дает шанс разрешить эти проблемы. Но если вы видите, что для кого-то это выше сил, что затронутые проблемы слишком глубоки (это может быть очень застенчивый, очень замкнутый ребенок) – не давите, не подначивайте, не заостряйте внимание остальных. Лучше как-нибудь наедине спокойно поговорите, скажите, что проблема страха перед общением (социофобия) достаточно часто встречается в современном мире, особенно в больших городах, что это ни в коем случае не говорит о «ненормальности», а скорее о повышенной чувствительности, тонкой душевной организации. Многие люди всю жизнь живут, ограничивая общение только кругом близких знакомых, и нередко счастливы, но, если социофобия мешает человеку в жизни (например, она может подвести на вступительных экзаменах), он может обратиться к психологу, умеющему работать с этой проблемой.

И последнее: чтобы научиться правильно общаться, нужно… общаться правильно. На других уроках, во время похода или подготовки «огонька», на экзамене и при вынужденном разносе стремитесь сами и побуждайте ребят использовать те принципы эффективного общения, которые вы осваиваете. Обсуждайте возникающие ситуации с ребятами: «Сегодня важная тема, а вы не настроены работать. Как мне сделать, чтобы вы слушали? Что посоветуете?», «Ты уже третий раз подряд не приносишь сочинение, говоришь, что написал, но забыл тетрадь. Мне не хочется ставить двойку только за забывчивость, я и сама бываю рассеянной. Но должна ли я тебе верить? И не окажется ли в следующий раз, что весь класс забыл тетради? Как было бы правильно поступить?». Поначалу такое ваше поведение может вызвать шок – очень уж для нашей школы необычно, – но что делать, если самые правильные вещи бывают порой самыми непривычными! Привычка – дело наживное, стоит только начать.

ТЕПЛЫЙ ДУШ

Эта игра широко используется психологами всего мира для создания в группе теплой атмосферы, снятия напряжения, улучшения психологического состояния человека. Однако игра имеет и важную коммуникативную функцию: многим людям, особенно в нашей стране, очень трудно в лицо сказать о собеседнике что-то хорошее, теплое. Не правда ли, нам странно слышать, как в американских фильмах родители говорят своим детям что-то вроде «Я горжусь тобой», коллега – коллеге: «Это было потрясающе!», учитель – ученику: «Ты меня сегодня просто поразил!»? Встречаются, конечно, мастера произносить прочувствованные речи по торжественным случаям или петь дифирамбы человеку, от которого в чем-то зависят (начальнику, врачу, учительнице ребенка, богатой подруге), но все это так льстиво, фальшиво, небескорыстно, что вряд ли кому-то, кроме уж совсем глупого и ограниченного человека, может быть приятно. А вот просто, искренне, тепло, без особой цели похвалить человека ох как трудно. Один мой знакомый, например, в таких случаях всегда употребляет формулу «ты меня прости, но...», как будто хочет сказать горькую правду. Получается странно: «Ты меня прости, но ты действительно специалист, каких мало», «Ты меня прости, но ты ведь очень привлекательная женщина». Показательно, не правда ли?
Не меньше число людей, которым очень трудно хорошее о себе выслушивать. Обычно мы краснеем, смущаемся, стараемся как-то оспорить сказанное («да что вы, да ничего такого») или хотя бы снизить значимость сказанного («да просто, да любой бы»).
Данная игра как раз учит умению говорить хорошее другому и слушать хорошее о себе. Она будет эффективнее, если вначале вы обсудите с ребятами эту проблему.
Есть два варианта игры. В первом играющие образуют проход, как в игре «ручеек». Затем по очереди проходят «сквозь строй», при этом каждый стоящий должен сказать что-то приятное, похвалить, но повторяться нельзя. В ответ не разрешается ничего поправлять, комментировать, нужно просто улыбнуться и сказать «спасибо». Это вариант игры носит более публичный, демонстративный характер. К нему можно время от времени возвращаться, например, чтобы поздравить кого-то с днем рождения, приветствовать одноклассника, вернувшегося в школу после долгой болезни, напутствовать того, кто уезжает на ответственные соревнования, олимпиаду и т.д.
А вот способ, при котором каждый похвалит каждого «тет-а-тет». Все встают в два круга, один внутри другого, лицом к лицу. По сигналу ведущего каждый игрок внешнего круга должен, обращаясь к партнеру, продолжить фразу «Ты мне нравишься тем, что...». Эта формула подчеркивает, что речь не идет о какой-то объективной оценке, соответствии некоему представлению о том, каким ты должен быть, – просто мне нравится эта твоя черта и все, пусть это будет хоть привычка ходить с растрепанными волосами или манера всегда все ронять и терять. Разве не такие милые странности особенно дороги нам в близких людях? Затем то же самое делают стоящие во внутреннем кругу. Можно усложнить задачу: назвать минимум три симпатичные черты, при этом разноплановые (то есть о внешности, о характере, о способностях и т.д.). Когда обмен комплиментами состоялся, играющие благодарят друг друга и внутренний круг по команде ведущего делает шаг в сторону – таким образом все оказываются перед новым партнером.
Поначалу дети будут вести себя очень скованно – дурачиться, краснеть, хихикать. Но если учитель будет доброжелательно настойчив и сам подаст пример, со временем зазвучат настоящие, теплые, неординарные слова одобрения.

СЛУШАЙ!

Игра посвящена другому крайне редко встречающемуся умению – слушать собеседника, по-настоящему понимать его. Многие люди воспринимают рассказ человека о своей проблеме прежде всего как повод для самовыражения: высказать особенно умный совет, или дать понять, что уж с тобой-то такого никогда не случится, или, бросив свои дела, начать решать за другого его проблему и показать свою незаменимость. А вот просто выслушать, вникнуть, разделить переживания... Неудивительно, что большинство наших современников ощущают дефицит понимания и нехватку общения, даже если проводят в разговорах с приятелями целый день.
Для игры участники разбиваются на пары. Каждый рассказывает собеседнику о своей конкретной проблеме: родители не соглашаются завести собаку, никак не идет математика, нет денег на нужную вещь, потерял телефон друга, с которым очень хочется встретиться, и т.д. При этом важно описать не только факты, но и почему это для тебя важно, какие чувства вызывает ситуация, какие есть варианты решения проблемы и что ты собираешься делать.
Когда обмен рассказами состоялся, каждый повторяет рассказ партнера для всех, причем говорит в первом лице, как о своей проблеме. При этом запрещены любые оценки, собственные домыслы, предположения, советы и т.д. Затем тот, о ком речь, отмечает все расхождения и неточности, описывает свои чувства во время рассказа: возникло ли у него впечатление, что его понимают, настроились на его волну, или ему было неприятно слушать, как его чувства, его трудности оценивают, анализируют, «препарируют под микроскопом»?
Игра требует много времени, особенно в больших группах, но важность умения, которое в ней формируется, того стоит.

ТОЛЬКО «ДА»

Есть очень эффективный прием, который позволяет добиться соглашения даже в очень сложной ситуации, когда первоначальные позиции сторон сильно расходятся. Суть его в том, чтобы не усиливать конфронтацию, подчеркивая различия, а наоборот – стремиться увидеть даже в самых разных позициях нечто общее и обращать внимание оппонента прежде всего на то, с чем согласны обе стороны. Для этого свое видение проблемы, свои аргументы нужно излагать в виде таких утверждений, с которыми любой здравомыслящий человек, и нынешний оппонент в том числе, скорее всего согласится. После того как собеседник несколько раз согласится с вашим высказыванием и ответит «да» на ваш вопрос, он вряд ли отмахнется или отвергнет не задумываясь ваше основное положение.
Игра проходит так: участники выбирают интересную, актуальную тему, по которой могут быть сформулированы прямо противоположные позиции, например: «школьная форма – это хорошо» и «школьная форма – это плохо». Затем: все делятся на пары (можно на маленькие команды), в которых у собеседников разные мнения. Задача каждого игрока – убеждая оппонента в своей правоте, провести обсуждение в виде серии вопросов, на каждый из которых оппонент скорее всего ответит «да». Сначала спрашивает один, другой отвечает, потом наоборот.
Вот как, к примеру, может выглядеть обсуждение предложенной темы о школьной форме:

Позиция «форма – это хорошо»:

– Вы согласны, что раздумья, что завтра надеть, отнимают немало времени и порой раздражают?
– Вы согласны, что нет ничего хорошего, когда внешний вид учеников из малообеспеченных семей разительно отличается от вида детей из состоятельных семей?
– Вы согласны, что дети в школе должны чувствовать себя собранными и подтянутыми?
– Вы согласны, что тот, кто с детства привык носить деловую одежду, будет более комфортно чувствовать себя в будущем на работе?
И т.д.

Позиция «форма – это плохо»:

– Вы согласны, что уже с детства полезно учиться выбирать и носить одежду соответственно ситуации, учиться сочетать вещи между собой?
– Вы согласны, что однообразие порой сильно действует на нервы?
– Вы согласны, что дети и подростки любят подчеркивать свою индивидуальность предметами одежды или аксессуарами?
– Вы согласны, что знания лучше усваиваются в психологически комфортных условиях?
– Вы согласны, что детям жизненно необходима свобода движений?
И т.д.

Успешность выполнения задачи может оценивать оппонент или наблюдатель.
Для успеха игры очень важен настрой ребят не на соперничество, а на совместную работу. Понятно, что в принципе можно вредничать и возражать в ответ на любое утверждение. С самого начала скажите ребятам, что цель этой игры не сиюминутная победа, а овладение очень полезным навыком.
Конечно, польза игры не сводится к отработке хитроумного приема, сам процесс поиска формулировок меняет мышление спорящего, заставляет отказаться от духа конфронтации, искать точки соприкосновения разных позиций, и именно к этому нужно стремиться. Если же относиться к данной методике только как к способу обвести оппонента вокруг пальца, можно получить прямо противоположную реакцию: человек почувствует себя загнанным в угол и окончательно разозлится.

«НАЕЗД»

Это не вполне литературное, но очень выразительное название присвоили игре ребята взамен тяжеловесного и еще более неприятного «Способы реагирования на немотивированную агрессию». В эту игру не стоит играть с ребятами младше 15–16 лет, они слишком «входят в роль» – и все нередко заканчивается ссорой.
Вообще для игры очень важны доверительная обстановка, мягкий юмор.
Выглядит все так. Один из играющих выбирает по жребию (обязательно!) собеседника и «наезжает» на него, выдвигая обвинение, обязательно неадекватное либо по форме, либо по содержанию. Например: «Ты вчера задел мой портфель, проходя по ряду. Ты вообще никого и ничего, кроме себя, не видишь, для тебя другие не существуют!», «Это ужасно. Как мне теперь жить, как верить людям?! Ты болеешь за “Спартак”!.. Да как ты можешь, если я, твой лучший друг, болею за ЦСКА! Это предательство!». Обвинение может быть и совсем абсурдным: «Ложась вечером спать, ты выключаешь свет. Это типично для такого эгоиста, как ты. Где тебе подумать о бедных поздних прохожих, которые, лишившись даже этого слабого источника света, переломают себе ноги!». Удачно придуманный «наезд» вызывает взрыв смеха – очень уж узнаваемы интонации и обороты некоторых взрослых.
Теперь наступает очередь «обвиняемого» – он отвечает исходя из выбранной цели (ее могут предложить другие участники, учитель). Цели возможны самые разные: быстро и без последствий загасить конфликт; дать отпор, чтобы впредь неповадно было; сделать нападающего своим союзником; произвести впечатление на наблюдателей и т.п. Удачные варианты вознаграждаются аплодисментами.
Игра непростая, не всем дается сразу. Но если сложится соответствующая атмосфера, то остроумных «наездов» и эффективных ответов будет много. Особенно полезна игра робким, склонным к чувству вины ребятам. Но и бойким будет кстати – она поможет им убедиться, что далеко не всегда самый лучший ответ на нападение – грубость. Остроумие и вежливость часто бывают гораздо более эффективны. Для примера можно рассказать ребятам историю о Гете, который, прогуливаясь в городском парке, встретился на дорожке с одним злобным критиком. «Я никогда не уступаю дорогу идиотам!» – заявил тот. «А я всегда», – ответил Гете и сошел с тропинки.

ВОТ ОН Я!

Это шумная игра, очень полезная для ребят, но представляющая собой серьезное испытание для учительских нервов. Игра начинается по команде ведущего и длится заранее оговоренное время, примерно три минуты. Задача каждого играющего – привлечь к себе внимание как можно большего числа присутствующих. Для этого можно использовать любые способы, не представляющие риска для жизни, здоровья и имущества. Итак, по команде все начинают одновременно. Один кричит во всю мочь, лает или кукарекает, другой начнет обходить всех по очереди, беря за пуговицу и заглядывая в глаза, кто-то ляжет на пол или полезет на шкаф, кто-то начнет включать-выключать свет – словом, это будут незабываемые три минуты.
Затем подводится итог. Кого заметили все? Почти все? Кому удалось удержать внимание дольше? Чьи действия были самыми оригинальными, самыми смелыми, самыми практичными? Обычно справляются с этим заданием очень по-разному, это зависит от особенностей личности, но некоторые приемы полезно иметь на вооружении каждому – для таких крайних случаев, как всеобщая паника, давка в толпе, другая ситуация, требующая быстрых скоординированных действий.

«МАФИЯ»

Эта игра – одна из лучших игр для обучения эффективному общению, она просто обречена на успех и у детей, и у взрослых. Если вы еще не знакомы с ней – скорее наверстывайте упущенное.
Играть должны минимум семь человек, но лучше – больше, оптимально 10–15. Чем больше игроков, тем больше времени может понадобиться – до часа. Один из игроков становится ведущим. Перед началом игры ведущий распределяет роли, для этого он раздает игрокам свернутые бумажки с надписями, или – что гораздо удобнее – игральные карты, заранее вынутые из колоды. Роли должны распределяться в определенной пропорции: от трети до четверти играющих – «мафия» (карты черной масти), остальные – «честные граждане» (карты красной масти). Один из честных граждан – «комиссар Каттани» (красный туз или король).
Игра начинается с команды ведущего: «Наступила ночь. Все закрыли глаза. На охоту вышла мафия (мафиози открывают глаза, видят друг друга). Мафия выбрала жертву (мафиози молча, одними глазами совещаются и указывают на одного из честных граждан. Ведущий глазами, жестами подтверждает, что понял, о ком речь). Настало утро. Все открывают глаза. У нас ужасные новости. Орудующая в нашем городе мафиозная шайка сегодня ночью убила всеми уважаемого гражданина имярек. Оставил ли покойный записку? (Убитый может поделиться с остальными игроками своими подозрениями: слышал ли он, что кто-то шевелился, указывал на него и т.п. После этого он не имеет права ничего говорить до конца игры.) Пора дать мафии достойный отпор. Мафиози прячутся среди нас, маскируясь под порядочных людей. Пожалуйста, кто кого подозревает?».
Начинается обсуждение: играющие делятся своими подозрениями, приводят доводы: кто шевелился во время «ночи», кто подозрительно хихикал, у кого изменилось выражение лица при взгляде на карту и т.п. Подозреваемые имеют право оправдываться, опровергать обвинения. Естественно, все они утверждают, что они честные люди, а вот мафиози – как раз тот, кто обвиняет честного человека. В конце обсуждения проводится голосование: кого считать мафиози? Если «кандидатов» несколько, голосование проводится в несколько туров, сначала мягкое (можно голосовать сколько хочешь раз), затем жесткое (из двух оставшихся «кандидатов» нужно выбрать одного). Голосованием руководит ведущий, при этом важно, чтобы он сохранял строгий нейтралитет, не подыгрывал и не мешал игрокам, хотя и знает, кто есть кто. Тот, кого большинство сочтет мафиози, будет казнен, то есть должен будет вскрыть свою карту («казненные», как и «убитые», могут и дальше наблюдать за игрой, но не имеют права ничего говорить или сообщать игрокам другим способом). Если он оказался и в самом деле мафиози – честные граждане торжествуют, если же произошла судебная ошибка, шансы мафии полностью захватить власть в городе возрастают.
Игра продолжается. Снова ведущий объявляет о наступлении ночи, снова мафия делает свое черное дело. С этого момента в игру вступает комиссар Каттани. После убийства ведущий говорит. «Все еще ночь. Все, в том числе и мафия, закрыли глаза. На службу выходит комиссар Каттани (комиссар открывает глаза и молча, глазами или жестом задает ведущему вопрос об одном из игроков: мафиози ли он? Ведущий кивает или качает головой)». Настало утро. Жители города проснулись, но в утренних газетах их ждет тяжелая весть: снова совершено убийство. На этот раз это... Далее все повторяется: предсмертная записка, обсуждение, голосование, казнь и т.д. – до тех пор, пока или не будут вычислены и казнены все мафиози, или не будут перебиты честные граждане. Понятно, что если в какой-то момент число честных граждан сравняется с численностью мафии, у них не остается шансов: голосование против мафиози становится невозможным, мафия становится полноправной хозяйкой города и побеждает в игре. Здесь важна роль комиссара: в критической ситуации он может «выйти из подполья» и объявить: «Я – комиссар Каттани, мне известно, что такой-то и такой-то – честные люди, а такой-то – мафия». Естественно, следующей же ночью комиссара убьют, поэтому ему не стоит подставляться под удар, пока есть шанс обойтись обычными методами.
Естественно, что после первого же голосования обсуждение становится на порядок сложнее и интереснее. Если до этого игроки могли обсуждать только неосторожные движения и промелькнувшие улыбки (а опытные игроки-«мафиози» такого никогда не допустят), то теперь появляется гораздо более важная пища для размышлений: как человек ведет себя во время обсуждения, как реагирует на обвинения, с кем спорит, кого поддерживает, как голосует? Если «мафия» – новички, они довольно быстро попадаются, поскольку слишком явно защищают и поддерживают друг друга, ведь, кроме них, никто не знает, кто в какой команде, и «честные граждане» обычно гораздо более подозрительны и осторожны. Другая типичная стратегия неопытных «мафиози» – отсиживаться молча, надеясь, что не заметят – и пронесет, а в ответ на обвинения виновато улыбаться и неловко оправдываться. Иное дело – асы (а такими подростки становятся уже после нескольких игр). Они будут искренне негодовать по поводу очередного убийства и досадовать из-за судебной ошибки (ими же подстроенной), они станут самыми активными участниками и организаторами обсуждения (направляя его в нужную сторону и отводя удар от себя), они будут голосовать против своих (в ситуации, когда их все равно уже не спасти), кто-то из них может объявить себя комиссаром Каттани, после чего настоящий комиссар вынужден будет «высветиться», даже если пока этого не планировал. Никогда не забуду, как одна моя ученица, тихая, скромная, интеллигентная девочка, со слезами на глазах восклицала: «Ну почему вы мне никогда не верите? Ну какая я мафия? Просто я не могу защититься, вот вы все на меня и набросились». Всем стало стыдно за свою подозрительность и жестокость, но тут в порыве благородной обиды она вскочила – и на пол упала черная-пречерная пиковая десятка. Вот когда узнаешь своих учеников! Существуют более сложные варианты игры с дополнительными ролями Мэра,
Судьи, Крестного отца, Охранника и т.д., но все ценные качества игры и в самом простом варианте вполне представлены. А их немало.
Прежде всего игра очень интересная – хочется играть еще и еще. Она развивает сразу множество важных коммуникативных умений: внимательно слушать другого, не упуская из внимания ни одного слова и жеста, аргументировать свое мнение, участвовать в обсуждении, защищаться, понимать партнера буквально с полувзгляда. От некоторых коллег, наблюдавших за игрой, мне приходилось слышать, что «Мафия» учит детей врать. Не могу согласиться. Если у человека есть дар мистификаторства и лицедейства, он проявляется в игре в полную силу, если нет – игра ничем не поможет. Но вот чему игра действительно учит – так это распознавать ложь и манипуляцию. Когда пламенный и непримиримый борец с мафией, возглавлявший на протяжении всей игры обсуждение, скромно и с достоинством показывает в конце выигранной мафией партии трефовый туз или записку со словами «Крестный отец» – это запоминается надолго. И позволяет по-новому воспринимать телевизионные речи некоторых пламенных борцов с коррупцией или терроризмом, что может очень пригодиться нашим ученикам в будущем как избирателям. А наблюдение за белокурым ангелом, который ночь за ночью «гасил» честных горожан (причем в полном одиночестве – все остальные «мафиози» были уже казнены) и оставался неразоблаченным, может быть, поможет кому-то и в личной жизни. Опыт показывает, что, когда все участники игры достаточно опытны, «мафиози» вычисляют неизбежно, как бы убедительно и хитроумно они себя ни вели. Внушает оптимизм, не правда ли?