Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №20/2008

АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА

 

Размышления провинциального эксперта

 

Здравствуйте, уважаемые коллеги.

Прошел и еще один сезон ЕГЭ. Хочется поделиться свежими впечатлениями, увы, снова безрадостными. Совсем не оптимистически окрашены размышления одного из провинциальных экспертов над заполненными бланками ответов № 2 ЕГЭ по русскому языку 2008 года.

Уже не улыбку, а изумление вызывают почерпнутые в работах учеников новые знания о том, что «Карл Маркс – древнегреческий философ», что «нужно любить своих родителей, животных и близких», что «всегда найдутся те люди, которые с чувством полного достоинства высмеют тебе в лицо свою критику», что «связь поколений показана в произведениях Пушкина “Тарас Бульба”, “Капитанская дочь”, “Онегин”», что «многие дети, как и Безруков [речь идет о романе «Отцы и дети»], становятся нигилистами»... Неужели мы так плохо учим?

Уже не удивление, а негодование вызывают топорно вставленные в сочинения разборы средств художественной выразительности, пестрящие фактическими неточностями (попутно заметим, что публикация текста задания В8 в рекомендациях экспертам – своевременное и удачное решение), например: «Я согласна с автором, то что не стоит огорчаться, поднимать панику, нужно просто подождать и кто-нибудь все равно подаст свою руку помощи. Для этого он использует разные синтаксические и лексические средства выразительности, эмоциональные окраски. Тем самым автор передает взволнованность героя, вспоминающего в интервью об эпизоде, который изменил его жизнь». Неужели мы так плохо работаем, что не можем выяснить и довести до сознания детей, каковы сегодняшние, а не позапрошлогодние, устаревшие требования к выполнению задания С? Неужели нас настолько не волнует судьба наших выпускников, что мы оставляем их без помощи и руководства перед выпускным экзаменом, с чистой совестью отправляя к репетиторам и на подготовительные курсы?

Не может не привлечь к себе внимание неоправданно выросший в 2008 году объем работ. Многие дети написали сочинения, воспользовавшись дополнительными бланками ответов № 2 (из проверенных мною работ это 75%). Но, коллеги, объем работы при проверке не учитывается, так не лучше ли учить писать меньше, но качественнее? Согласитесь, ни к чему создавать масштабные произведения, если при этом они не могут быть оценены выше 2 баллов (один – за обнаруженную проблему, рассмотренную автором текста, второй – за отсутствие этических ошибок). Точно так же уверена в том, что не следует учить выпускников «на всякий случай (а вдруг из них два все-таки можно будет зачесть)» приводить в сочинении три аргумента, признаем, что это в большинстве своем пустая трата времени и усилий. Ребенок, не умеющий подбирать два доказательства к своему тезису, с тремя точно не справится.

Хотелось бы отметить, что именно при оценивании задания С по критерию № 4 эксперты сталкиваются с наибольшей трудностью: дело в том, что аргументы в сочинениях найти можно, их даже может быть два, но в разных работах они различны: удачные и неудачные, сильные и слабые, представляющие собой систему доказательств и разрозненные, – и в этом случае, к сожалению, приходится одинаково оценивать плохую, и хорошую, и очень хорошую (если таковая все же когда-нибудь будет) работы, поскольку нет никакой возможности добавить балл за качество доказательств (впрочем, с аналогичной трудностью сталкиваешься при оценивании работ и по критериям 1, 2, 3). Три балла, которые мог получить ученик по некоторым позициям, без сомнения, усложняли работу экспертов, но при этом позволяли более объективно оценить хорошее сочинение. Так что в очередной раз, упростив подсчет, позаботившись о себе, взрослые как-то не подумали о детях. Посмотрите, например, как в данном фрагменте сформулирована проблема, как она прокомментирована, как отражена позиция автора (грамматика и речь оригинала сохранены).

«В наше время одной из главных проблем в обществе является угасание интереса к чтению. Люди не находят время на прочтение книг, романов, выбирают телевизор. Думают, что сэкономят время, посмотрев тот же самый роман или другое произведение по телевидению, тем самым они поддаются ему и разрушают у себя вкус.

Позиция автора заключается в том, что он призывает людей к чтению, показывает, как интересно и увлекательно читать книгу, как в его время ценилась и почиталась книга. Автор против телевизора, он считает его “великим врагом” книги. Призывает разумно использовать телевидение, не нужно смотреть все заподряд. Для сохранения вкуса нужно уметь отсеивать плохое от хорошего, красивое от безобразного».

Все, о чем пишет ученик, в тексте есть, формально соблюдены все условия написания задания С: проблема выявлена, (в той или иной форме) сформулирована, можно отыскать даже какой-то небольшой комментарий, выпускник пишет и о позиции автора. Но работа безликая, текстов о роли книги в жизни человека в 2008 году встретилось несколько. Сможете догадаться, какому автору принадлежал предложенный ученику текст, в чем необычность авторского подхода к поднятой проблеме? Однако понимая, что уровень написания сочинения невысок, эксперт выставляет все баллы, какие положено, и при этом не имеет возможности действительно хорошую работу оценить выше.

Сочинения детей еще более, если можно так выразиться, «усреднились», увеличилось количество использованных штампов, усилились сухость и казенность языка работ, заученные формулировки, отдельные фразы, выражения резко отличаются от самостоятельно сложенных предложений. Посмотрите, каким беспомощным при этом выглядит автор сочинения, а ведь ученица лишь послушно следует тому, чему ее научили (работа приведена без изменений).

«Представленный нашему вниманию текст Н.Аксеновой затрагивает тему отношения детей к своим родителям. Также здесь представлена проблема призрения и стыда к несуразным поступкам наших близких.

Авторская позиция заключается в том, чтобы мы любили своих родителей, ценили все то, что они для нас делают. Я полностью согласна с мнением автора, потому что эта проблема актуальная и в наши дни. Пусть у меня небольшой жизненный опыт, но я знаю многочисленные истории и рассказы как из классической литературы, так и примеры из собственной жизни. Одним из таких доводов послужит пример из школьной жизни. Когда я училась в начальных классах, у одной девочки папа работал в школе трудовиком. Порой бывало, что она не здоровалась с ним, когда пересекалась в школе. Хотя для других он был очень хорошим человеком и учителем. Да, может на внешность он был не такой опрятный, но его внутренняя душевность всегда влияла на учеников позитивно.

В заключении хочу сказать, что на оплошности родителей не стоит обращать внимания, а искать в них только хорошее и позитивное».

Мы стали учить писать сочинение по схемам, шаблонам, как когда-то заявление, автобиографию, резюме? Вот и получаем ассорти из канцелярской и разговорной речи, подобно давно известному «смешенью языков» «французского с нижегородским».

Безликость, заштампованность работ настолько сильна, что без обращения к номеру варианта порой трудно понять, о чем же все-таки был текст. Приведу только два примера (без каких-либо изменений).

1) «По моему мнению автор показал те проблемы, которые касаются все человечества.

Я согласен с его и точки зрения, потомучто жизнь важнее всего.

Автор убеждает нас, что зло всегда противостоит добру.

Автор показал что люди беспрестанно терпели, искренне служили своему народу, стремились к победе.

Автор показал что великие люди всегда видят в себе нечто необыкновенное, величественное.

Для осуществления каких либо подвигов нужно поверить в себя и сказать просебя:

– Я могу это сделать».

2) «Автор приводит в своем тексте такие животрепещущие эпизоды благодаря которым смог передать всю глубину проблемы и эмоционально воздействовать на читателя. После этого читатель начинает серьезно размышлять и оценивать себя и окружающих. Он начинает переосмысливать свое отношение к людям, природе и всему миру в целом. Мне очень понравился этот текст, он является общественно значимым, полезным и важным».

Едва ли кто-то из вас, коллеги, догадается, что в исходном тексте подняты такие проблемы, как: «трагическое одиночество человека, избравшего для себя путь беззаветного служения делу»; «верность человека своему долгу»; «роль личности в истории»; «объективная оценка исторических событий и лиц». Если с надеждой на лучшее полагаете, что подобные сочинения – исключение, то, к сожалению, заблуждаетесь. Напротив, великой редкостью являются работы, в которых отразилась личность ученика, виден его собственный стиль.

В этом году впервые нашлись сочинения (к сожалению, порядка 10), за которые не смогла поставить ни одного балла, хотя все прошлые годы уверяла детей, да и сама была убеждена в том, что очень трудно получить за часть С «0». Казалось бы, три балла ребенок обязательно должен получить (см. критерии 1, 11, 12). Увы... Выпускники не видят основной проблемы текста, пытаются опираться на фоновые знания, которых нет, называют имена и фамилии, в которых не уверены: Галилео Галилея сожгли на костре, Леонардо да Винчи при жизни не был признан великим, Бетховен, создавший «Лунную сонату», в конце жизни ослеп, «Наполеон стремительно хотел разгромить французов... Россия не могла существовать без таких героев, как Наполеон»...

От выросшего по сравнению с прошлыми годами количества фактических ошибок, обнаруженных в так называемом фоновом материале, становится грустно. Их слишком много. Приведу пример, поразивший нас с коллегами тем, что как минимум четыре (при внимательном прочтении можете насчитать и больше) фактические ошибки содержатся в нескольких строках небольшого фрагмента: «Еще одним примером может послужить роман И.С. Тургеньева “Обломов”. Здесь, наоборот, главный герой, Илья Обломов, не смог переступить через себя, через свой эгоизм. Илья Обломов, находясь в гостях у Кирсановых, оказался наедине с Марией. Он не признался ей в своих чувствах, а предпочел быть свободным, нежели быть вместе с ней. Поэтому в дальнейшем он и она страдали». Что это, влияние сериалов?.. Результат чтения классических художественных произведений в пересказе?.. Мы с коллегами-экспертами долго гадали, как рядом с Обломовым появилась Мария. Сошлись на том, что, вероятно, речь идет о Маше Троекуровой, хотя (кто знает?) героиня «Дубровского» вообще-то звалась Марьей Кириловной... Впрочем, бедному Илье Ильичу в 2008 году вообще не повезло: он оказался также одним из действующих лиц всемирно известной поэмы Гоголя, «не че [так в тексте!] не хотел делать, не о чем не грезил, жил настоящим... просто лежал, не хотел работать, ему не нужно было богатство, он просто жил в скучной Обломовке»...

Безусловно, обращение выпускников к русской классике, любимой нами, радует, но удручает излишне вольное обращение с ней. Плохо читающие дети с устранением письменного экзамена по литературе (в форме сочинения) постепенно, но неуклонно превращаются в совершенно не читающих. Задание С демонстрирует это в полной мере.

Изменился характер этических ошибок. Если несколько лет назад собственными глазами видела в работе использованную ненормативную лексику, если в прошлом году встречались резкие отзывы об авторах текстов, проявлялось неумение цивилизованно выразить свое несогласие с оценкой явления, с трактовкой проблемы, то примета сегодняшнего дня – излишняя категоричность в заявлениях при подборе аргументов:

1. «Часто девушки, которые ведут себя не как все: не курят, не выражаются нецензурными словами, – бывают отвергнуты из коллектива за то, что они не такие как все, они ведут здоровый образ жизни, который в нашем мире просто не уместен и т.д.».

2. «Потеря уважения к книге является главной проблемой на сегодняшний день».

3. «Дети уже не читают Дюма, Стивенсона, о Пушкине и Достоевском я уже не говорю, на первом ряду теперь Гарри Поттер, хоббиты и другие создания тех, чьи имена забываются, в отличие от имен придуманных ими героев».

4. «Во время Второй мировой войны было очень много героев, которые бросались под пули, ложились на гранаты, спасая тем самым своих товарищей. Ветераны-то войны все помнят, а вот большинство из нас не только не помнят, но даже не интересуются этим».

5. «Мы всегда будем помнить всех людей, которые проявили себя с патриотичностью, с улыбкой на лице, но с грустью на душе, что поистине патриотов страны уже нет».

6. «Не известно, как бы закончилась Отечественная война 1941 – 1945 годов, если бы Иосиф Виссарионович Сталин не подписал приказ № 227».

Ряд подобных примеров может быть длинным.

Этические ошибки стали появляться и по причине неправильного понимания текста. Так уж случилось, что мне довелось проверять сочинения по тексту В.Лаптева, в котором рассматривалась проблема одиночества выдающихся людей, в частности, в нем говорилось о трагической судьбе известного русского полководца XIX века. Прочитав работы детей, анализировавших фрагмент, пришла к выводу, что участь Барклая де Толли была еще более плачевна, нежели полагал автор.

1. «В этой картине я увидел, что полководец Барклай берег себя и отступал до самой Москвы и копил силы для решающей битвы. <...> Я считаю, если бы со мной такое приключилось, я бы стал до конца не стал бы отступать хотя бы и знал что французская армия сильна. Самое главное в солдате – это крепость духа и сила воли, если она есть, то тебе не страшна никакая французская армия и ты всех победишь».

2. «Я считаю, что Барклая оправдывал себя словами “Главное на войне не погибнуть с честью, а победить“ и всем это говорил, а сам вел себя как трус» (текст приведен без изменений).

3. «У Наполеона служили его родственники, и это они склонили Барклая к такому жестокому предательству».

4. «Автор В.Лаптев рассказал историю Михаила Богдановича Барклай де Толли. Человека, который взвалил на себя “ношу позорного отступления”. Человека, чье имя было мне, как впрочем я думаю и многим другим, неизвестно» (текст приведен без изменений).

В 2008 году значительно меньше работ с нарушением абзацного членения, хотя при этом существенно возросло количество логических ошибок.

Баллы за грамотное оформление ответа на задание С по-прежнему очень низкие, особенно горько подсчитывать грамматические ошибки и речевые недочеты. Пугает число орфографических и пунктуационных ошибок. Значит, в начальной школе и среднем звене при формировании правописных умений и навыков мы недорабатываем.

Искренне, как и Л.М. Кольцова, убеждена в том, что главная задача учителя – помочь ребенку стать «говорящим, читающим и понимающим то, что он читает» («Русский язык», № 08/2008. С. 40), а также думающим и умеющим писать, то есть грамотно оформлять свои мысли не только в устной, но и в письменной форме. Поэтому, в отличие от Л.Б. Парубченко (чьи статьи на страницах «Русского языка» – всегда событие, кстати, большое спасибо за публикацию заочной дискуссии о ЕГЭ по русскому языку!), не могу считать положительным «иной, чем традиционный, подход при оценке сочинения к роли орфографических и пунктуационных ошибок» («Русский язык», № 08/2008. С. 43), соответственно, не могу одобрить «скромное место», отведенное соблюдению орфографических, пунктуационных, языковых, речевых норм в критериях оценивания задания С.

Подводя итог, хочется отметить, что мы учимся (кто с большим, кто с меньшим успехом) готовить детей к написанию сочинений, соответствующих требованиям ЕГЭ, уделяя этому все больше сил и времени (часто в ущерб остальному). Система школьного литературного образования, складывавшаяся десятилетиями, разрушена (очевидно, по традиции – «до основанья, а затем...»). На фундаменте пусть и не доведенного до совершенства, а теперь разрушенного дворца (уж извините за цветистость речи) начали возводить скромную косую хибару. С каждым годом она становится все прочнее, все крепче. Есть чему порадоваться.

Е.В. ЮМИНОВА,
г. Ижевск

Рейтинг@Mail.ru