Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №4/2009

ОЛИМПИАДА

 

ЛОМОНОСОВСКИЙ ТУРНИР

Конкурс по литературе

ЗАДАНИЯ, ОТВЕТЫ И КОММЕНТАРИИ

Продолжение. См. № 1, 2, 3/2009

Задание 4

Ниже приведены два стихотворения, написанных о Великой Отечественной войне. Их авторы – поэты-фронтовики Сергей Орлов и Борис Слуцкий. Как можно полнее ответьте, чем похожи эти стихотворения (обратите внимание и на содержание, и на форму) и в чем основные различия между ними. Определите, если можете, автора каждого стихотворения.

Его зарыли в шар земной,
А был он лишь солдат,
Всего, друзья, солдат простой,
Без званий и наград.
Ему как мавзолей земля –
На миллион веков,
И Млечные Пути пылят
Вокруг него с боков.
На рыжих скатах тучи спят,
Метелицы метут,
Грома тяжелые гремят,
Ветра разбег берут.
Давным-давно окончен бой...
Руками всех друзей
Положен парень в шар земной,
Как будто в мавзолей...

***

Расстреливали Ваньку-взводного
За то, что рубежа он водного
Не удержал, не устерег.
Не выдержал. Не смог. Убег.
Бомбардировщики бомбили
И всех до одного убили.
Убили всех до одного,
Его не тронув одного.
Он доказать не смог суду,
Что взвода общую беду
Он избежал совсем случайно.
Унес в могилу эту тайну.
Удар в сосок, удар в висок,
И вот зарыт Иван в песок,
И даже холмик не насыпан
Над ямой, где Иван засыпан.
До речки не дойдя Днепра,
Он тихо канул в речку Лету.
Все это сделано с утра,
Зане жара была в то лето.

Стихотворение «Его зарыли в шар земной…» написал Сергей Орлов, «Расстреливали Ваньку-взводного…» – Борис Слуцкий.

Сходство этих стихотворений очевидно.

Оба стихотворения говорят нам о трудности, кошмаре и ужасающем горе войны. (Яна Мельникова, 8-й класс, школа № 1296, г. Москва)

В обоих стихотворениях солдаты, которых хоронили, были простыми, обыкновенными бойцами, без каких-либо «званий и наград». Схож размер стиха: в обоих стихотворениях ямб. (Леонид Гарницкий, 9-й класс, гимназия № 1544, г. Москва)

Авторам обоих стихотворений не очень важны те, кто вершил судьбы солдат (у Орлова «его зарыли», «положен парень», у Слуцкого – «расстреливали», «удар в сосок, удар в висок, и вот зарыт Иван», «холмик не насыпан», «сделано с утра»), употребляется пассивный залог. Главное для этих поэтов – показать своего героя, его судьбу, его самого – обобщенного или конкретного. (Анна Петухова, 11-й класс, школа № 1883, г. Москва)

Многие хорошо сформулировали и самые явные различия.

Сергей Орлов
Сергей Орлов

Сергей Орлов пишет о солдате, умершем в бою, первое стихотворение более величественное. Обычного солдата автор возвышает над остальным миром. Это показано даже в том, что окружает погибшего: Млечный Путь, тучи, метелицы, ветра. И если обычно пишут о том, что умершего будет окружать обычная жизнь, то этого солдата окружают стихии, не подвластные человеку. И положен солдат не в землю, а в шар земной, который будет ему не могилой, а мавзолеем.

Второе стихотворение рассказывает о солдате, который не смог доказать свою невиновность. Стихотворение написано не таким возвышенным языком, как первое, используются разговорные слова (не Иван, а Ванька). В отличие от солдата первого стихотворения, Иван будет зарыт в обычный песок, над его могилой не насыплют даже холмик, а сам он канет в Лету (первому солдату земля будет мавзолеем «на миллион веков»). (Анита Демидова, 9-й класс, школа № 1246, г. Москва)

Оба этих стихотворения рассказывают историю солдата, но история первого – история погибшего в бою, а история второго – история расстрелянного за трусость, причем непонятно, справедливо его расстреляли или нет, потому что сначала автор пишет: «Не выдержал. Не смог. Убег», а дальше: «Что взвода общую беду он избежал совсем случайно». Хотя скорее всего он действительно нарушил устав, сбежал.

Оба этих стихотворения – о погибших солдатах, но настроения совсем разные. В первом чувствуется, что этот солдат, хоть он «без званий и наград», – герой, появляется чувство гордости оттого, что он погиб за Родину. Чувствуется грусть автора, даже нежность к погибшему солдату, да и не только к нему, но и ко всем простым ребятам, вот так же погибшим в войну. «Положен парень в шар земной» – это значит, что весь мир помнит этих солдат, что люди благодарны им за то, что они помогли сохранить его, чтобы он стал таким, какой он сейчас.

Ваньку же взводного, наоборот, никто не помнит («Он тихо канул в речку Лету»)… (Александра Красовская, 8-й класс, школа «Интеллектуал», г. Москва)

Но основные различия, я думаю, в том, что первое стихотворение рассказывает нам не о конкретном солдате, а об образе всех тех погибших солдат, отдавших жизнь за Родину. Возможно, второе стихотворение рассказывает нам о нем же, но поэт, написавший второе стихотворение, использует конкретику, говоря имя солдата, ситуацию и описывая его смерть. (Полина Мерцалова, 6-й класс, школа «Интеллектуал», г. Москва)

Очень показательно то, что упоминаний о ВОВ нет, пространственных, временных указаний на нее нет (в отличие от второго стиха). Человек, не знающий автора, вряд ли сразу поймет, какое время имеется в виду, оно бесконечно в космическом пространстве. И понятие войны становится еще более масштабным: любая война жестока, и любая война не должна быть забыта.

Во втором стихотворении мы можем точно понять, когда и где происходило действие: лето 1943-го, Днепр. Этого нет в предыдущем стихотворении. (Дана Аесаиаулова, 11-й класс, школа № 1514, г. Москва)

Смысл стихотворения в том, чтобы указать читателю, что о подвиге солдата помнит вся земля, ставшая ему мавзолеем, естественной гробницей и памятником, причем ставшая просто, без вопросов, на веки вечные, как бы сразу и до конца осознав всю важность подвига этого парня. Тот подвиг был велик, он стоит наравне с силами природы: с ветрами, метелью, тучами и звездами, и эти силы воспринимают его как равного. И мы, читатели, люди, не должны забывать того героя, которому благоволит сама природа, которому вся «земля – мавзолей». Колоссален подвиг, и колоссален масштаб памяти о нем. Несмотря на свою тематику, стихотворение имеет мажорный настрой.

Второе стихотворение отличается от первого уже по настроению – оно печальное, подчеркивающее бренность и бесценок человеческой жизни. (Людмила Антонова, 10-й класс, школа № 1514, г. Москва)

Но если в понимании первого стихотворения участники конкурса едины, то второе вызвало серьезные разногласия. Многие сочли, что Слуцкий рассказал о предателе и дезертире, справедливо наказанном и вызывающем презрение и у поэта, и у читателей. Другие увидели в стихотворении Слуцкого лишь сухость и равнодушие.

Борис Слуцкий
Борис Слуцкий

…Не чувствуется даже жалости к расстрелянному солдату. Стихотворение не заполнено никакими чувствами, оно выглядит как сухая констатация факта, и у читателя это не вызывает никаких чувств: было и было. Автор даже не осуждает солдата. (Александра Красовская)

Третьи сумели почувствовать за подчеркнуто нейтральной интонацией трагедию. (Это при том, что из стихотворения действительно непонятно, «убег» ли Ванька-взводный или случайно избежал общей судьбы.)

В стихотворении Бориса Слуцкого персонажа казнит государство. Несчастный боец сражался за государство и по счастливой случайности остался жив при взрыве, хотя остальные солдаты погибли. Но эта случайность обернулась для него погибелью и позором. Его обвинили в измене, в том, что он струсил. Его, который сражался, бился за свою Родину...

Действовал принцип: если ты не умер со всеми – предатель, трус; если умер – то ты просто выполнил свой долг. (ЕкатеринаТрохина, 8-й класс, школа № 548, г. Москва)

По сути, его (Ваньку) убивают за то, что он уцелел. (Мария Фролович, 10-й класс, гимназия, г. Новозыбков)

Признаюсь, когда я читала это стихотворение, я сначала думала о «Ваньке-взводном» без сочувствия и сожаления. Но потом автор показывает читателю, что этот солдат отнюдь не бессердечный предатель и нет никакого права считать его таковым. Да, по счастливой случайности он избежал смерти от пуль врага, суд посчитал это предательством.

Автор заканчивает стихотворение обыденными строками, описывающими погоду, подчеркивая несправедливость расстрела Ивана. Теперь все будут думать о нем как о предателе, а потом и вовсе забудут. Имя его опозорено, памяти и уважения ему не будет. А разве хотел он такой судьбы и такого имени?

Это стихотворение можно назвать уникальным. Редко где встретишь понимание трагедии таких людей. (Мария Давыдова, 10-й класс, школа № 1296, г. Москва)

Во второй строфе Б.Слуцкий показывает всю безысходность положения солдата. Ведь «убили всех до одного, его не тронув одного» (автор использует омоформы). И даже тайну Ваньке пришлось унести с собой в могилу, ведь не осталось больше его товарищей, которым бы он рассказал обо всем, хотя кто бы его стал слушать!

В предпоследней строфе мы видим всю спешку судопроизводства, так же как и всю его нелепость. «Даже холмик не насыпан» – вот как торопились! (Дарья Гладких, 11-й класс, школа № 5, г. Шебекино Белгородской обл.)

В стихотворении «Расстреливали Ваньку-взводного» показана судьба солдата, который не был убит в бою, «взвода общую беду… избежал совсем случайно», но суд посчитал его изменником, ведь он «убег» – сходно с поведением Николая Ростова в первом его сражении. (Маргарита Лихошерстова, 11-й класс, ИНТ, Белгородская обл. )

Рассуждения об общем смысле стихотворений в удачных работах сопровождаются интересными наблюдениями над лексикой, интонацией, стилем.

Одна юная участница конкурса составила такой схематичный перечень различий:

Признанный герой – отвергнутый

В основном настоящее время – прошедшее

Речь – история

Нет имени – Иван

Что случилось после его

смерти и как его помнят – вся история смерти

(София Азбарова, 8-й класс, школа № 192, г. Москва)

Первый стих больше похож на оду, второй же – на горькую историю загубленной жизни. (Яна Матвеева)

Стихотворения разные и по стилю: первое написано более красивым языком, рифмы подобраны более точно; второе написано более простым языком, как будто рассказывает другой простой солдат. Первое стихотворение насыщено метафорами («Млечные Пути пылят», «Тучи спят...», «Положен парень в шар земной», «Ветра разбег берут»), а во втором их вовсе нет. (Александра Красовская)

Слово друзья употребляется дважды, причем сначала как обращение к читателям («Всего, друзья, солдат простой…»), а потом поэт как бы делает своего читателя участником описываемых событий, так как те же друзья хоронят солдата («Руками всех друзей положен парень в шар земной»). (Анна Петухова)

«Друзья» есть и в первой части, и в третьей, и смысл у них разный, в первой – это молодое поколение, не знающее войны, в третьей – это боевые товарищи солдата, которые похоронили его после боя. (Дана Аесаиаулова)

…присутствуют и фольклорные мотивы: «давным-давно» (похоже на сказочный зачин), «метелицы метут» (намеренный повтор). (Вероника Юрченко, 11-й класс, школа «Интеллектуал», г. Москва)

В отличие от первого стихотворения, автор делает солдата ближе к читателю, наделив его именем: Ванька. (Виктория Привалова, 10-й класс, школа № 9, г. Новозыбков)

Второй автор пишет проще. Автор сближает нас с героем, называя его имя и подробно описывая то, что с ним случилось. Без обобщений, только повествование. (Никита Ульянов, 10-й класс, СМУН, г. Самара)

И даже последнее четверостишие, начинаясь с мифологического образа реки Леты, заканчивается совершенно бытовой фразой про утро, лето и жару. (Евгения Авилова, 11-й класс, школа № 1514, г. Москва)

В первом стихотворении автор использует стилистически приподнятые слова, инверсию. Автор описывает такое обычное (для военного времени) событие, как смерть простого солдата «без званий и наград», как нечто, имеющее огромное значение. Для него смерть этого человека – исчезновение целого мира. Автору важно, что тело этого солдата будет лежать в земле «миллион веков». Он зарыт не просто в землю, а в «шар земной», его хоронят не просто какие-то люди, а «все друзья». Вокруг него – вся Вселенная («Млечные Пути пылят»). В описании автора первого стихотворения этот погибший солдат – центр мироздания.

Во втором же стихотворении автор использует стилистически сниженные слова и выражения. Смерть Ивана – совсем не значительное событие:

И даже холмик не насыпан
Над ямой, где Иван засыпан.

Иван – самый обычный человек с присущими ему слабостями: «Не выдержал. Не смог. Убег». (Алина Прудникова, 10-й класс, школа № 1567, г. Москва)

Слуцкий рассматривает здесь трагедию одного человека, в отличие от Орлова, но в то же время его судьба – смерть в забвении – схожа с судьбой тысяч других солдат.

Слуцкий не дает четкого описания местности, но указывает четкое географическое место – реку Днепр, сравнивая ее с рекой забвения – Летой, упоминающейся в античной мифологии, и указывая, помимо места, время года. Имея схожую военную тему, стихотворения наполнены разными чувствами боли. В первом – это скорбь душевная по всем погибшим людям, у которых были несбывшиеся мечты, друзья и своя жизнь. Во втором ощущается не только душевная, но и физическая боль, передающаяся через описание гибели взвода и расстрела Ваньки. (Ирина Елизарова, 11-й класс, школа № 654, г. Москва)

Особенно интересными оказались попытки осмыслить «простоту» стихотворения Слуцкого как особенность поэтики. Самые тонкие участники конкурса понимают, что выразительны могут быть не только метафоры, но и их отсутствие, просторечия, неправильности, грамматические ошибки, бедные рифмы и упрощенный синтаксис.

Очень ценны также некоторые наблюдения над ритмом и рифмой.

Лишенное метафоричности стихотворение Слуцкого производит на читателя особое впечатление с помощью игры слов, рефренов и звуковых особенностей: бомбардировщики бомбили, не насыпан – засыпан, удар – удар. (Ирина Елизарова)

Во втором мы видим несколько несочетаемых словосочетаний (тавтология, но как еще назвать?), вроде избежал беду, не устерег рубежа; здесь есть много просторечных слов: убег, совсем случайно. Можно заметить во второй и четвертой строфах вроде бы недопустимые рифмы: «одного – одного» и «насыпан – засыпан». (Любовь Федотова, 9-й класс, школа № 179, г. Москва)

Первое стихотворение написано напевным стихом (т.к. границы синтаксических единиц в этом стихотворении совпадают с границами ритмических), второе же – говорным, т.к. есть внутристиховые паузы. (Алина Прудникова)

Напевный, протяжный ритм, парная рифма (два раза вместо рифмы даже стоят одинаковые или почти идентичные слова) создают сходство с народной песней. Этот же эффект создают и имя главного героя – Ванька, Иван, и такой прием, как употребление просторечий. Вообще язык здесь очень простой, совсем разговорный. Автор часто использует повторения слов – убили, одного, удар, речка. (Дарья Скоробогатова, 11-й класс, центр образования № 57, г. Москва)

В первом стихотворении для поддержания торжественного ритма происходит чередование количеств стоп (4–3), а второе в этом отношении более монотонно, оно создает картину бытового явления, которое вступает в противоречие с трагическим содержанием. Первое дано единой песнью и имеет кольцевую структуру, второе разделено на четверостишия, которые суть своего рода главы в этой «повести». (Людмила Антонова)

Пиррихий в первой же строфе второго произведения настраивает читателя на разговорную речь и, следовательно, обыденную историю. Немалую роль играет звукопись: «Бомбардировщики бомбили». Нарочитая концентрация взрывных губных б и м создает ощущение яростной, напористой атаки. «И даже холмик не насыпан // Над ямой, где Иван засыпан» – здесь скопление глухих, шипящих и повторяющийся а создают ощущение пустоты, пронизывающего ветра и степной глади. (Анна Ладченкова)

Завершим обзор удачных работ о стихотворениях поэтов-фронтовиков замечаниями о последней строфе второго стихотворения.

Необычна концовка. Упоминание мифической реки под названием Лета заметно диссонирует с остальным стихотворением. Рифма меняется с парной на перекрестную, меняется интонация, и перед нами встает картина жаркого, знойного летнего дня, свежезасыпанной песчаной могилы, и звучит все это спокойно, тихо и печально. (Дарья Скоробогатова)

Одного, одного, одного – трижды, как эхо, повторяется это слово. Бой не выходит за свои рамки, не становится боем сил природы, но чувство одиночества становится тотальным, из одной точки расходящимся повсюду: в сердце читателя, в душу автора.

Как после страшного пожара, мирно тлеют мрачные его знаки – черные угли, так и последняя строфа этого напряженного произведения оказывается как будто спокойной. (Максим Юдов, 10-й класс, школа № 1514, г. Москва)

Весь пафос, весь смысл и трагизм стихотворения заключен в строке «Он тихо канул в речку Лету», а ничтожность жизни солдата в глазах тогдашнего руководства лишь подчеркивается тем, что после слов о его смерти следует описание погоды, жары, из-за которой казнь была совершена утром. «Жизнь человека не стоила ничего» – вот что хотел сказать автор. (Людмила Антонова)

Затем автор обращается к сниженному пафосу, упоминая о речке Лете. В последних двух строках автор пишет о событиях (утро, жара), лишь косвенно относящихся к судьбе Ваньки-взводного: таким образом настроение еще более снижается, как будто автор подчеркивает некую обыденность произошедшего: люди становятся машинами для убийства (о чем опять же писал Толстой в «Войне и мире», например, в эпизоде с гибелью Платона Каратаева). (Вероника Юрченко)

...простой рассказ в натуралистических тонах и с горькой иронией («До речки не дойдя Днепра, он тихо канул в речку Лету»). (Геннадий Андреев, 11-й класс, «Интеллектуал», г. Москва)

Особого внимания заслуживает 5-й катрен, отличающийся от предыдущих четверостиший. Перекрестная рифмовка заставляет обратить внимание на этот фрагмент. Сопоставление двух речек – Днепра и мифической Леты – показывает взаимосвязь бытия и небытия. Неожиданное зане приближает стихотворение к летописи. (Анна Ладченкова)

Если в первом рифма везде перекрестная, то во втором в большей части повествования она парная, а в последнем четверостишии становится перекрестной – ставится философско-нравственная точка. (Людмила Антонова)

Н.А. ШАПИРО,
школа № 57,
г.Москва

Рейтинг@Mail.ru