Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №17/2009

БИБЛИОТЕЧКА УЧИТЕЛЯ

 

Продолжение см. № 14/2009

 

LXXXXII выпуск

 

С.И. КАРЦЕВСКИЙ

Повторительный курс русского языка

Глава II
Строение фразы

§ 19. Семья слов

Слова подразделяются на основные, напр. дом, пыль, белый, учить, рано и т.д., и производные, т.е. такие, которые образуются от основных слов. Напр, от дом > (производится) домашний, домовой, домовничать. Производное слово опирается на свое основное слово и через него понимается. Напр. от белый > белить (т.е. делать белым), белеть (быть, казаться белым), белизна (качество по прилагательному белый), белок (белая часть яйца), бело (белым образом). От дом > домашний (относящийся к дому), домовой (дух, божество, состоящее при доме), домовничать (оставаться дома), домик (маленький приятный дом), домишко (скверный маленький дом), домина и домище (огромный дом).

Такая группа производных слов, образуемых от одного основного, называется семьей слов. Пример семьи: учить > учитель, учительница, ученик, ученица, училище, учебник, учение, учеба, а также выучить, обучить, отучить, научить, разучить, подучить и т.д.

§ 20. Синтагма

Производное слово распадается на две части, напр. учитель = «кто учит», водовоз = «возящий воду», медвежонок = «детеныш медведя», домик = «маленький дом». Обе идеи, заключенные в производном слове, относятся друг к другу как определяемое и определяющее. Если мы условимся обозначать первое знаком Т, второе – знаком Т’, то, напр., учитель (Т’Т) = кто (Т) учит (Т’); водовоз (Т’Т) = возящий (Т) воду (Т’); домик (ТТ’) = маленький (Т’) дом (Т), и т.д. Такие комбинации определяемого и определяющего называются синтагмами. Стало быть, производное слово есть синтагма.

В основных словах тоже есть две идеи. Напр., в слове дом, если его сравнивать со словами хижина, изба, дворец и т.д., определяемое – это то, что оно предмет, а определяющее – это особый вид жилища, не хижина, не дворец и т.д., но синтагматический характер их отношений не поддается анализу. Еще примеры: проиграть (ТТ’) = потерять (Т) в игре (Т’); мешочничать (Т’Т) = состоять (Т) мешочником (Т’); пригород (ТТ’) = что при (Т) городе (Т’); все это я знаю-перезнаю – здесь перезнаю (Т’Т) = превосходно (Т’) знаю (Т), даже «слишком хорошо знаю», и т.д.

В обычных производных словах приставка (префикс) или суффикс являются в роли Т, а в аффективных словах их роль Т’. Это потому, что аффективный характер могут принимать и производные слова, так, что аффективное определяющее присоединяется к слову, у которого уже есть одно определяющее, на прежнюю синтагму наслаивается новая. Напр., водовозишка (ТТ’) = скверный (Т’) водовоз (Т), а водовоз уже в свою очередь Т’Т; ср. также перезнаю (Т’Т) в вышеприведенной фразе и проиграть (ТТ’).

§ 21. Внешняя синтагма

Те же отношения определяемого и определяющего могут быть выражены целыми словами, а не частями слова. Напр., маленький (Т) дом (Т) вместо «домик», возящий (Т) воду (Т’) вместо «водовоз», детеныш (Т) медведя (Т’) вместо «медвежонок». Синтагматическое сочетание слов является внешней синтагмой по отношению к внутренней синтагме, заключенной в слове.

Определяющее внутренней синтагмы указывает постоянный признак определяемого, а определяющее во внешней синтагме является признаком более или менее случайным, таким, который можно заменить иным. Напр., всякий «водовоз» есть «возящий воду», но всякий возящий воду не есть непременно «водовоз», потому что он, может быть, случайно, на этот только раз везет воду, водовоз же это делает постоянно, это его главный признак, возить воду – его профессия. «Домик» – это хорошенький, приятный маленький дом, но всякий «маленький дом» вовсе не будет непременно приятным, он может быть и грязным и неуютным. «Пригород» находится перед городом, но не все, что находится «перед городом», будет «пригородом», напр., перед городом протекает река, стоит село и т.д. «Белорыбица» определена как «белая рыба», но не всякая белая рыба (напр., нельма) есть белорыбица. «Проиграть» значит «потерять в игре», но если во время игры я потерял, напр., свой карандаш, то никто не скажет, что я его «проиграл», и т.д.

§ 22. Слова знаменательные и незнаменательные

Высказывание состоит из отдельных понятий, связанных в единую мысль. Подобным же образом строится и фраза: одни из слов в фразе обозначают самостоятельные понятия – это знаменательные слова; другие же только выражают отношения между понятиями и служат для того, чтобы устанавливать различного рода связи между знаменательными словами, – это незнаменательные или служебные слова.

Фраза Маленький мальчик читает большую книгу составлена из знаменательных слов: маленький, мальчик, читать, большой, книга. Каждое из них, взятое отдельно, обозначает какое-нибудь самостоятельное понятие; незнаменательных слов в этой фразе нет. Напротив, в фразе Катя читает, а Ваня играет, кроме знаменательных слов Катя, Ваня, читать и играть, есть еще незнаменательное слово а, которое выражает противоположение между мыслью «Катя читает» и мыслью «Ваня играет». Оно связывает обе эти части фразы, но само по себе никакого самостоятельного понятия не выражает.

Есть, наконец, слова, которые употребляются двояко: то для обозначения самостоятельных понятий, то для выражения отношений. В первом случае они являются знаменательными; таковы, напр., слова который, где и быть в фразах: Которую из этих книг вы берете? Где он живет? Я был на Кавказе. Выступая же в роли служебных слов, они теряют свою знаменательность. Таковы те же слова в фразах: Мы нашли книгу, которую искали. Идите туда, где виднеется скамейка. Пугачев был росту среднего.

§ 23. Синтагматика фразы

Знаменательные слова в фразе не просто поставлены подряд, но связаны между собою синтагматически, т.е. как определяемые и определяющие. Напр.:

Иначе говоря, фраза распадается на ряд синтагм. Эти синтагмы опять-таки связаны между собою синтагматически, и вся фраза представляет собою сложную синтагму:

Знаменательные слова в фразе служат одновременно определяемыми к одним словам и определяющими – к другим. Одно из слов остается абсолютным (или независимым) определяемым и уже ни к какому другому слову определяющим не служит. Таково в нашем примере слово «мальчик», а в нижеследующей фразе – слово «гулять».

 

§ 24. Вещественное и формальное значения в слове

Всматриваясь в слово вода, мы различим в нем два ряда значений.

1. Привычное обозначение известной жидкости, которая в химии определяется как Н2О, это вещественное или семантическое значение слова.

2. Значение числа (единственное, ср. вода и во'ды), рода (женского, так как мы говорим о воде «она», а не «он» и не «оно»), падежа (именительного, ср. водой, воде, воду и т.д.) и неодушевленности, – это все формальные или грамматические значения1.

В каждом знаменательном слове имеются эти два ряда значений. Напр., слово играю, кроме вещественного значения, заключает в себе формальное значение лица (первое), числа (единственное), времени (настоящее), наклонения (изъявительное), вида (несовершенный) и переходности2.

Формальное значение слова указывает на то, в каких отношениях это слово находится к другим словам в фразе. Таким образом, их роль сходна с ролью служебных слов. С изменением роли слова в фразе изменяются частично и его формальные значения. Напр., в фразе Маленький мальчик читает большую книгу мы понимаем, что речь идет о маленьком мальчике и о большой книге, а не наоборот, потому что слова «маленький» и «мальчик» связаны между собою тем, что в них одинаковые формальные значения (единственное число, мужской род, именительный падеж); с другой стороны, «большую» связано с «книгу» (единственное число, женский род, винительный падеж). В то же время «читает» относится к «мальчик», так как в обоих указывается на третье лицо единственного числа.

§ 25. Формальные значения определяющего

Во внешней синтагме определяющее слово зависит от своего определяемого, и в его формальных значениях происходят изменения, по которым мы и распознаем, что это слово служит Т’ к такому-то слову. Отношение определяющего слова к определяемому бывает трех родов: а) согласование, b) управление и c) примыкание.

1. Согласование. Формальные значения Т’ отражают, повторяют некоторые формальные значения Т, напр., в синтагме маленький мальчик «маленький» согласовано с «мальчик» в числе, роде и падеже, иначе говоря, оно отражает формальные значения рода, числа и падежа, заключенные в слове «мальчик». В фразе Людоед бежит в сапогах-скороходах слово «скороходах» согласовано в числе и падеже со словом «сапогах». В фразе Мы ехали на пароходе «Волге» слово «Волге» согласовано в падеже со словом «пароходе». В фразе Мы сели на скамью, которая стояла у стены слово «которая» согласовано с «скамью» в роде и числе. Наконец, в фразе Мы ехали на пароходе «Волга» слово «Волга» хотя и относится к слову «пароходе», но только примыкает к нему, не согласуясь с ним. Согласование переходит в чистый параллелизм в таких случаях, как Я пойду погуляю немного, где «пойду» и «погуляю» стоят в одном времени и оба согласованы в лице и числе с «я»; здесь даже нельзя сказать с уверенностью, что «погуляю» служит Т’ к «пойду» (см. § 28).

2. Управление. Падеж слова Т’ зависит от того Т, к которому это слово относится, но не согласуется ни с чем. Напр.: Отец написал письмо; Письмо написано отцом; Отец не написал письма.

3. Примыкание. Слово Т’ не согласуется и не управляется, но своим вещественным значением тяготеет к слову Т. Напр.: Мы хорошо погуляли, где «хорошо» примыкает к «погуляли»; Я пойду гулять, здесь «гулять» примыкает к «пойду»; Мы ехали на пароходе «Волга», слово «Волга» примыкает к слову «пароходе».

Формальные значения, которые зависят от других слов в фразе, называются синтаксическими.

§ 26. Предикативная синтагма

Среди внешних синтагм есть такие, в которых определяющее отнесено к определяемому благодаря вмешательству лица говорящего (см. § 17). Ср. читающий мальчик и мальчик читает; во втором случае лицо говорящее констатирует как факт (изъявит. наклонение) признак мальчика и определяет его временной характер (наст. время). Подобное определяющее называется предикативным или предикатом.

Предикативным синтагмам принадлежит главная роль в языке, потому что подобные синтагмы выражают законченную мысль и готовы в любой момент служить фразой; ср., напр., читающий мальчик, чтение мальчика и т. под., которые если и могут служить фразой, то только в определенных условиях, напр. при указывании.

Предикативное определяющее это, стало быть, такое, которое выражает отношение к лицу говорящему, т.е. наклонение и время. Определяемое, к которому относится предикативное определяющее, является абсолютным определяемым и уже ни от какого другого слова не зависит3. Если это название предмета, то (как мы уже знаем из § 17) оно тоже выражает свое отношение к лицу говорящему, и тогда предикативное определяющее согласуется с ним в лице.

Таким образом, кроме обычных согласования, управления и примыкания, есть еще: 1) согласование предикативное, т.е. в лице, напр.: Мальчик читает, Я читаю; 2) управление предикативное, напр.: Он был врачом или Он здесь учителем, Пугачев был росту среднего; Она оказалась больною; 3) примыкание предикативное, напр.: Мы шли разговаривая, Мужичок был подвыпивши.

Таким образом, кроме синтаксических формальных значений, есть еще формальные значения предикативные: наклонение и время, а у существительного в роли абсолютного определяемого – лицо.

§ 27. Выражение синтагматических отношений

Итак, синтагматические отношения внутри фразы сводятся к следующим типам:

I. Абсолютное определяемое. II. Предикативное определяющее: a) согласованное, b) управляемое, c) примыкающее и III. Непредикативные определяющие: 1) согласуемое, 2) управляемое, 3) примыкающее.

Для выражения этих отношений служат грамматические формы слов, т.е. изменения их формальных значений. При этом слово в роли абсолютного определяемого отбрасывает все свои синтаксические и предикативные формальные значения. Так, напр., глагол в этой роли (Гулять полезно) сохраняет только вид и переходность или непереходность, но теряет и наклонение, и время, и лицо, и число. Существительное в той же роли (Мальчик читает) теряет свои падежи, т.к. «именительный падеж», строго говоря, есть не падеж, а отсутствие падежа; род, число, одушевленность (или неодушевленность) существительного сохраняются, и приобретает оно отношение к лицу, которое и сказывается на предикативном определяющем.

Кроме грамматических форм, помогают установить эти отношения также и служебные слова: личные местоимения, напр. Я гуляю, Ты гуляешь (возможно и просто Гуляю, Гуляешь), и «связка» быть. Если мы сравним Крепость будет взята, Крепость была взята и Крепость взята, то мы заметим, что эти фразы разнятся между собою только значением времени. В первой предикативные значения наклонения и времени, а также и согласования в лице и числе выражены связкою будет, во второй – связкою была, а в третьей – сама связка выражена отрицательным путем – фактом ее отсутствия (в настоящем времени связка называется только в некоторых фразах книжного языка, напр., Стереометрия есть отдел геометрии). Подобный отрицательный способ выражения формальных отношений в русском языке наблюдается довольно часто.

Порядок слов тоже может служить подсобным средством для установления отношений между словами. Ср. Мать любит дочь и Дочь любит мать. Но порядок слов в русском языке играет роль только тогда, когда разные грамматические формы совпадают в звуковом отношении (Мать это винительный падеж и именительный, также и слово дочь) или когда, ставя определяющее на место определяемого, мы тем самым привлекаем к нему главное внимание, напр., Приехали гости вместо Гости приехали. В таких случаях прибегают и к особо выразительной интонации, ср., напр., Он вернулся домой утомленный и Утомленный, вернулся он домой.

§ 28. Предикат

Предикат есть личное определяющее, т.е. такое, в котором указывается отношение к лицу.

Различаются два рода предиката: a) глагольный и b) атрибутивный.

1. Глагольный предикат выражается знаменательным глаголом в личной форме. – Напр., Дети гуляют. Парус белеет. Приближается зима. Учиться всегда пригодится.

2. Атрибутивный предикат выражается любою знаменательною частью речи в соединении со связкою «быть», которая и обозначает отношение к лицу. – Напр., Дом был старый. Пашня будет вспахана. Парус бел. Лошадь – животное. Он здесь врачом. Гулять было приятно. – Есть и другие глаголы, которые употребляют по большей части в атрибутивном предикате, напр., Он стал стар. Дверь оказалась запертой и т.д. Подобные глаголы называются атрибутивными.

В состав глагольного предиката может входить еще инфинитив, напр. Мы пошли гулять. Я решил провести лето в деревне. При атрибутивном предикате также возможно иногда инфинитивное определяющее, напр. Он был мастер сказки рассказывать.

Иногда употребляется двойной глагольный предикат, напр. Он пошел принес книгу. Ты сходишь узнаешь его адрес. Я сейчас сяду буду писать. В двойном предикате первый глагол теряет отчасти свою знаменательность и становится как бы вспомогательным.

В эмоциональном языке в качестве эквивалента предиката может выступать инфинитив. – Напр., Пошли мы к нему, а он бежать, т.е. «а он пустился бежать».

§ 29. Подлежащее

Абсолютное определяемое при предикате называется подлежащим (или субъектом). – Подлежащее выражается:

1. Существительным в именительном падеже. – Напр., Дети гуляют. Парус бел.

2. Инфинитивом. – Напр., Гулять было приятно. Учиться всегда пригодится.

3. Словом это (когда подлежащее недостаточно определенное). – Напр., Это мой брат.

При глагольном предикате подлежащее-существительное понимается как автор процесса, т.е. как действующее лицо. Говоря Парус белеет, мы как бы считаем, что парус сам производит свой признак, т.е. белизну. – Таким образом, глагольный предикат определяет предмет его деятельностью.

При атрибутивном предикате подлежащее-существительное понимается как носитель приписываемого ему признака, и предикат определяет предмет, либо просто приписывая ему признак: Парус бел, либо относя его к разряду уже известных предметов: Лошадьживотное. Это – кит.

§ 30. Устранение подлежащего

1. Расширенное подлежащее. То, что высказывается предикатом, относится ко всем и к каждому, поэтому подлежащее не может быть названо (так бывает часто в пословицах), напр.: Тише едешь, дальше будешь. С кем поведешься, от того и наберешься.

2. Неопределенное подлежащее. Подлежащее опускается, потому что его не желают называть или потому что его трудно назвать, как слишком неопределенное. Напр., Говорят, что ты плохо ведешь себя в классе. Нам сообщают из Японии о страшном землетрясении. Просят не курить.

3. Страдательное подлежащее. Действующее лицо нужно отодвинуть на задний план; тогда на место подлежащего выдвигают то слово, которое по смыслу должно было бы служить прямым дополнением (объектом) процесса. Получается страдательный оборот, при котором – в противоположность действительному – подлежащее не действует, а подвергается действию. Ср. Пашня вспахивается или вспахана (крестьянами) и (крестьяне) вспахивают или вспахали пашню.

4. Безличный оборот. Видимая причина процесса не признается за автора процесса, за деятеля; поэтому подлежащее совершенно устраняется, процесс становится безличным (или бессубъектным), совершается сам собою. – Напр., По реке несет лед (ср. Река несет лед), Солдата ранило пулею (ср. Пуля ранила солдата), Мне не спится (ср. Я не сплю), или с инфинитивом, как эквивалентом предиката Быть бычку на веревочке вместо Будет бычок на веревочке. К безличным же оборотам относятся такие атрибутивные предикаты с наречием или инфинитивом, как Было холодно; Жарко; Мне грустно; Мне жаль тебя; Не к кому мне было обратиться; и «безличные глаголы» морозит, смеркается и т.д.

В безличных оборотах предикат указывает на отрицательное лицо, т.е. на отсутствие какого бы то ни было лица.

§ 31. Предложение

Синтагма, в которой имеется предикат или его инфинитивный эквивалент, называется предложением.

По характеру предиката предложения бывают глагольные (Дети гуляют. Парус белеет. Учиться пригодится. А он бежать) и атрибутивные (Парус бел. Я был болен. Учиться трудно. Это мы).

По отношению к подлежащему предложения разделяются на личные (Дети гуляют. Люблю грозу в начале мая. Тише едешь, дальше будешь. Просят не шуметь. Пашня вспахана), безличные (Пахнет сеном над лугами. Потянуло сыростью. Мне взгрустнулось. Холодно. Жаль мне тебя. Подморозило. Вечереет. Быть беде) и инфинитивные (Курить воспрещается. Учиться всегда пригодится. Гулять приятно).

Примечание. В безличном предложении предикат занимает место абсолютного определяемого, в связи с чем в его формальных значениях происходит «сдвиг», т.е. ряд изменений. (См. § 43.) – Не смешивать инфинитивные предложения (Пригодится учиться) с такими безличными, в которых при предикате есть инфинитивное определяющее (Хочется спать).

Предложение играет очень важную роль в нашей речи, особенно в интеллектуальной. В большинстве случаев даже фразы эмоционального языка представляют собою предложения, видоизмененные под влиянием чувства. Ср. Быть бычку на веревочке и Будет бычок на веревочке.

В одной фразе может быть несколько предложений, напр., Он сказал (1), что завтра уезжает (2), если получит отпуск (3).

§ 32. Несинтагматические отношения в фразе

Отношения Т’ к Т не исчерпывают всех отношений, которые мы можем установить между нашими мыслями внутри высказывания. Так, напр., в фразе Он сказал, что его брат придет ко мне, часть его брат придет ко мне связана с он сказал, но не служит к ней определяющим. Ср. также Он напишет, чтобы уведомить вас о своем отъезде, где опять-таки первая часть он напишет не есть Т второй части. В некоторых случаях бывает и так, что определяющее сверх своего обычного отношения к своему определяемому приобретает еще и какое-то новое, которое отличает его от простого определяющего, ср., напр., роль слова Утомленный в Он вернулся домой утомленный и в Утомленный, вернулся он домой.

Несинтагматические отношения сводятся к трем главным типам. – Части сознаются равноценными, потому что они являются определяемыми при одном общем определяющем, или являются определяющими к одному и тому же определяемому, или, наконец, потому, что просто противополагаются одна другой. Части сознаются неравноценными: одна является главной, другая подчиненной. Третий случай это разнородность: в фразу вкраплена, внесена часть, органически с нею не связанная. – Эти три типа несинтагматических отношений называются сочинением, подчинением и внесением. Выражаются они прежде всего интонацией, затем служебными словами – союзами и относительными местоимениями, при этом порядок частей тоже играет важную роль.

§ 33. Сочинение

В фразе Коля и Шура гуляют у нас два Т (Коля и Шура) при одном общем Т’ (гуляют), поэтому слова Коля и Шура представляются равноценными; они связаны союзом и. Этих равноценных членов может быть несколько: Коля, Шура, Маша, Ваня и Петя пошли играть; тогда главную роль будет играть интонация «перечисления». Сочинены также интонацией и союзом а обе части фразы Коля играет, а Шура учится; здесь части противополагаются друг другу как равноценные. В примере Построили дом, каменный, в пять этажей, с лифтом и электрическим освещением при одном Т (дом) имеется четыре Т’: каменный (согласованное Т’) и в пять этажей, с лифтом, с электрическим освещением (примыкающие); все это, стало быть, равноценные члены, как это и показывает интонация перечисления. Но, напр., в фразе Дамские золотые часы сочинения нет: слово дамские будет определяющим к синтагме золотые часы в целом, а не только к слову часы; ту же фразу можно перевернуть так: золотые дамские часы, здесь слово золотые будет служить Т’ к синтагме дамские часы.

§ 34. Подчинение

В фразе Я не зашел к вам вчера, потому что был занят первая половина выражает основную мысль высказывания, вторая же поясняет первую, является подчиненной. Подчинение выражено интонацией и союзом потому что, но союз может быть и опущен: Я не зашел к вам вчера: был болен. – Пример на подчинение относительное: Мы направились к скамье, которую увидели впереди. Здесь, кроме интонации, средством подчинения является относительное местоимение которую, и оно самым своим строением показывает, что принадлежит сразу к двум неравноценным частям фразы. Оно согласовано в роде и числе со словом «скамье», к которому служит Т’, но оно относится как Т управляемое к слову «увидели», и поэтому падеж его зависит от этого слова. В фразе Он придет, чтобы условиться с вами – подчиненность второй части по отношению к первой очень слаба, интонации подчинительной нет, союз же чтобы можно легко опустить (Он придет условиться с вами), и тогда получится простое примыкание придет условиться. Но если бы фраза была Он напишет, чтобы условиться, опустить союз было бы невозможно; вещественное значение слова не допускает примыкания.

Отношения условности и уступительности представляют собою разновидность подчинения, т.е. неравноценности частей, и выражаются прежде всего интонацией. Напр., Буду свободен, непременно побываю у вас (Если буду свободен, то непременно побываю у вас), Будь я даже занят, я найду время навестить вас (Хотя бы я был даже занят, я все-таки найду время навестить вас).

Подчинительную интонацию придают нередко таким частям фразы, которые, собственно говоря, не являются подчиненными. Но это позволяет выделить части, как определяющие, особо важные, на которые нужно обратить внимание. Получается обособление, выражаемое как интонацией, паузой и особым ударением, так и порядком частей. Ср. случаи обособления: Усталый, я вернулся домой. Проведя лето в деревне, мы хорошо отдохнули. Выступавшая вчера в концерте певица имела большой успех, а с другой, необособленные Т’: Я вернулся домой усталый. Певица, выступавшая вчера в концерте, имела большой успех (но и при таком порядке частей возможно обособление: Певица (• выступавшая вчера в концерте (• имела большой успех; при этом интонация перед второй паузой повышается) и Мы хорошо отдохнули, проведя лето в деревне.

§ 35. Внесение

Вносимыми или вводными являются в нашей речи слова и выражения, представляющие мнение лица говорящего, его оговорку, напр., конечно, может быть, правда, несомненно, само собой, само собою разумеется и т.д., а при передаче чужой речи – частицы мол, дескать, говорит (грит) и т.п. Тургеневская фраза («Затишье», IV): Приехавши домой, Веретьев не раздевался, и часа два спустя, заря только что начинала заниматься в небе, его уже не было дома дает нам пример литературно-эстетического использования вносной интонации. Часть заря только что начинала заниматься в небе является вносной, т.е. как бы посторонним элементом, вставленным в органическое целое фразы; это и выражается ее однотонной пониженной интонацией и паузами по краям, выделяющими ее из всей фразы.

В народном языке, чрезвычайно богатом всевозможными интонациями, но избегающем подчинения и заменяющем его сочинением, параллелизмом, вносная интонация нередко используется там, где мы ожидали бы подчинения, напр., Стоит изба, плетнем огорожена. Здесь синтагма плетнем огорожена представляет нечто среднее между предложением и литературным оборотом огороженная плетнем; в своем отношении к стоит изба она получает известную независимость, благодаря своей вносной интонации и паузе. (Это так наз. случай парата'ксиса.)


1 Неодушевленность (или одушевленность) – полуформальное, полусемантическое значение.

2 То же и переходность (и непереходность).

3 В придаточном предложении абсолютного определяемого, собственно говоря, нет, есть подлежащее, но такое, которое зависит от какого-нибудь слова главного предложения. Эту двойственную природу подлежащего придаточного предложения и отражает характер слова «которая» в фразе Мы сели на скамью, которая стояла у стены: независимое в падеже, как подлежащее, оно зависит в роде и числе от «скамьи».

Текст печатается по первому изданию 1928 года

Продолжение следует

Подготовка текста
Е.А. ИВАНОВОЙ

Рейтинг@Mail.ru