Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №1/2010

ОЛИМПИАДА

 

Продолжение. См. № 24/2009

 

Литературный маскарад

9.

– Правда, это будет лучше. И шесты совсем как наши, – со смехом заметил доктор. – Теперь я тебе опять что-то скажу, где есть шесты. Слушай: ши. По-немецки ши значит ведь копье, Пуговка. Он опять засмеялся. – Не дразни меня, – сказала Пуговка, припоминая свой рисунок, из-за которого досталось бедному незнакомцу. – Вот попробуй сам нарисовать. – Теперь мы обойдемся без дорог и без деревьев, не правда ли? – спросил папа. – Я нарисую стоячие копья и одно наклоненное. Он нарисовал вот что. – Даже мама на этот раз не подумала бы, что меня убили, – добавил он. – Не вспоминай об этом, папа. Мне неприятно. Давай будем еще кричать. У нас дело пошло на лад. – Как будто бы, – сказал доктор и задумался. – Скажем теперь ше, то есть небо. Пуговка нарисовала шесты и остановилась. – Нужно придумать новый знак для последнего звука, да? – спросила она. – Ше-е-е-е – произнес доктор. – Это похоже на круглое яйцо, только потоньше.

9. Маска:

Произведение:

Автор:

Доктор:

Пуговка:

по-немецки:

дороги и деревья:

10.

У них Коля не стал спрашивать имена. Его устрашило ведомственное превосходство и уверенная начальственность в голосе Квакина. Он притаился за Тимуром и занялся своими очками.

Квакин снова повернулся к Тимуру.

– Значит, здесь нет ни единого взрослого?

– Ну да.

Квакин тоже сел и всех обвел глазами.

– Итак, самим надо выпутываться.

Коля из-за плеча у Тимура позволил себе вставить:

– Поэтому Тимур и созвал сбор. Чтобы решить, чего нам делать. Мы пока что у всех спросили, кого как звать.

10. Маска:

Произведение:

Автор:

Тимур:

Квакин:

Коля:

11.

Авдотья Гринева (Савельичу). Поди ж, Савельич, дай позавтракать ребенку. Ведь, я чаю, скоро и учители придут.

Савельич. Он уже и так, матушка, пять булочек скушать изволил.

Авдотья Гринева. Так тебе жаль шестой, бестия? Вот какое усердие!

Изволь смотреть.

Савельич. Да во здравие, матушка. Я ведь сказал это для Петра же Андреевича. Протосковал до самого утра.

Авдотья Гринева. Ах, мати божия! Что с тобою сделалось, Петруша?

Петр. Так, матушка. Вчера после ужина схватило.

Бопре. Да, видно, брат, поужинал ты плотно.

Петр. А я, мусье, почти и вовсе не ужинал.

Гринев. Помнится, друг мой, ты что-то скушать изволил.

Петр. Да что! Солонины ломтика три, да подовых, не помню, пять, не помню, шесть.

Савельич. Ночью то и дело испить просил. Квасу целый кувшинец выкушать изволил.

Петр. И теперь как шальной хожу. Ночь всю такая дрянь в глаза лезла.

Авдотья Гринева. Какая ж дрянь, Петруша?

11. Маска:

Произведение:

Автор:

Авдотья Гринёва:

Савельич:

Пётр Андреевич:

Петруша:

Гринёв:

Бопре:

мусье:

12.

Иван Васильевич, вы знаете, больше всего в жизни я люблю искусство, я безумно люблю, обожаю музыку, ей я посвятила всю свою жизнь. Я хочу быть артисткой, я хочу славы, успехов, свободы, а вы хотите, чтобы я продолжала жить в этом городе, продолжала эту пустую, бесполезную жизнь, которая стала для меня невыносима. Сделаться женой – о нет, простите! Человек должен стремиться к высшей, блестящей цели, а семейная жизнь связала бы меня навеки. Иван Васильевич (она чуть-чуть улыбнулась, так как, произнеся “Иван Васильевич”, вспомнила “Аристарх Платонович”), Иван Васильевич, вы добрый, благородный, умный человек, вы лучше всех... – у нее слезы навернулись на глазах, – я сочувствую вам всей душой, но... но вы поймете...

12. Маска:

Произведение:

Автор:

Иван Васильевич:

Аристарх Платонович:

13.

Он в кабинете поселился,
Где деревенский старожил
Лет сорок с ключницей бранился,
В окно смотрел и мух давил.
Все было просто: пол дубовый,
Два шкафа, стол, диван пуховый,
Нигде ни пятнышка чернил.
Базаров шкафы отворил;
В одном нашел тетрадь расхода,
В другом лягушек целый строй,
Кувшины с яблочной водой
И календарь осьмого года:
Старик, имея много дел,
В иные книги не глядел.

IV

Один среди своих владений,
Чтоб только время проводить,
Сперва задумал наш Евгений
Порядок новый учредить.

13. Маска:

Произведение:

Автор:

Базаров:

Евгений:

в кабинете:

лягушек:

14.

– Как я рад, дорогой Филипп Филиппыч. Ну, как вы поживаете? – сказал Борменталь.

– А… ты?.. а вы? – пробормотал со слезами на глазах старик… – сколько лет... сколько дней... да куда это?..

– Еду в Сочи – и дальше...

– Неужто сейчас?.. Да подождите, дражайший!.. Неужто сейчас расстанемся?.. Столько времени не видались...

– Мне пора, Филипп Филиппыч, – был ответ.

– Боже мой, боже мой! да куда это так спешите?.. Мне столько бы хотелось вам сказать… столько расспросить…

14. Маска:

Произведение:

Автор:

Филипп Филиппович:

Борменталь:

Сочи:

15.

1757. Поселенцы.

Англичане приплывали в Америку.

Приплывали, потому что чего-то боялись и ничего не боялись, потому что были счастливы и несчастливы, чувствовали себя паломниками и не чувствовали себя паломниками. У каждого была своя причина. Оставляли опостылевших жен, или опостылевшую работу, или опостылевшие города; приплывали, чтобы найти что-то, или избавиться от чего-то, или добыть что-то, откопать что-то или зарыть что-то, или предать что-то забвению. Приплывали с большими ожиданиями, с маленькими ожиданиями, совсем без ожиданий. Но во множестве городов на четырехцветных плакатах повелительно указывал начальственный палец: ДЛЯ ТЕБЯ ЕСТЬ РАБОТА ЗА ОКЕАНОМ – ПОБЫВАЙ В АМЕРИКЕ!

15. Маска:

Произведение:

Автор:

Америка:

англичане:

приплывали:

за океаном:

1757:

16.

В столовой уже стояли два мальчика, сыновья Зевса, которые были в тех летах, когда сажают уже детей за стол, но еще на высоких стульях. При них стоял учитель, поклонившийся вежливо и с улыбкою. Хозяйка села за свою суповую чашку; гость был посажен между хозяином и хозяйкою, слуга завязал детям на шею салфетки.

– Какие миленькие дети, – сказал Тиндарей, посмотрев на них, – а который год?

– Старшему осьмой, а меньшему вчера только минуло шесть, – сказала Леда.

– Поллукс! – сказал Зевс, обратившись к старшему, который старался освободить свой подбородок, завязанный лакеем в салфетку. Тиндарей поднял несколько бровь, услышав такое отчасти греческое имя, которому, неизвестно почему, Зевс дал окончание на “укс”, но постарался тот же час привесть лицо в обыкновенное положение.

– Поллукс, скажи мне, какой лучший город в Греции? Здесь учитель обратил все внимание на Поллукса и казалось, хотел ему вскочить в глаза, но наконец совершенно успокоился и кивнул головою, когда Поллукс сказал: “Спарта”.

– А у нас какая лучшая гора? – спросил опять Зевс. Учитель опять настроил внимание.

– Олимп, – отвечал Поллукс.

– А еще какая?

– Парнас, – отвечал Поллукс.

Созвездие Близнецов

– Умница, душенька! – сказал на это Тиндарей.

– Скажите, однако ж... – продолжал он, обратившись тут же с некоторым видом изумления к родителям, – такие лета и уже такие сведения! Я должен вам сказать, что в этом ребенке будут большие способности.

– О, вы еще не знаете его, – отвечал Зевс, у него чрезвычайно много остроумия. Вот меньшой, Кастор, тот не так быстр…

16. Произведение:

Автор:

Зевс:

Тиндарей:

Поллукс:

Леда:

Кастор:

Греция:

Спарта:

гора:

Олимп:

Парнас:

“укс”:

Б. ИОМДИН,
О. ШЕМАНАЕВА,

г. Москва

Рейтинг@Mail.ru