Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №1/2010

КУЛЬТУРА РЕЧИ
Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН

 

С кем мы имеем дело – с невежей или невеждой?

Является ли ошибкой употребление слова невежа в значении невежда? Позволяют ли нормы языка использовать эти слова как синонимы? На эти вопросы частенько отвечает портал “Грамота.ру”. И отвечает положительно, правда, с оговоркой: можно, но только в разговорной речи. Между тем в допушкинскую эпоху они друг друга прекрасно заменяли. Невежи судятъ точно такъ: Въ чемъ толку не поймутъ, то все у нихъ пустякъ, – писал в одной из своих басен И.А. Крылов, используя так называемый “простонародный” вариант, а А.С. Пушкин в отношении своего героя в “Евгении Онегине” употребляет “высокое” слово: “Он сердцем милый был невежда”. В послепушкинскую эпоху слова невежа и невежда из синонимов превратились в паронимы.

Невеждой сегодня называют человека необразованного, “незнайку”, который ничего знать и не хочет, а к знающим людям относится враждебно, невежей – человека невоспитанного. Как следует из “Словаря паронимов русского языка” О.В. Вишняковой, невеждой можно быть либо полным, абсолютным, либо только в какой-то области – науки, знания, искусства, даже любви. Впрочем, некоторые называют себя невеждами, признавая, что знают отнюдь не все, как герой А.П. Чехова, автор “Письма к ученому соседу”: “Хотя я невежда и старосветский помещик, а все же таки негодник старый занимаюсь наукой и открытиями, которые собственными руками произвожу и наполняю свою нелепую головешку, свой дикий череп мыслями и комплектом величайших знаний”. А вот невежей лучше вообще не быть: грубиянов никто не любит. Козьма Прутков давал такой совет: “Не прибегай к щекотке, желая развеселить знакомую, – иная назовет тебя за это невежей”.

Впрочем, русские писатели отлично понимали, что невежей можно быть и не по своей воле – заест среда, вот и станешь неотесанным! В подтверждение приведем цитату из А.П. Чехова: “Какая у мужика жизнь? Только есть да пить, харчи бы подешевле, да в трактире горло драть без ума; и ни тебе разговоров хороших, ни обращения, ни формальности, а так – невежа!”.

В древнерусском языке было и слово вежа, оно относилось к человеку опытному, знающему, как себя держать. В словаре Даля можно еще обнаружить это слово, правда, с пометой “старое”: вежа – знающий, сведущий, ученый, образованный; и с ремаркой: “ныне вежа и невежа относятся не до учености или познаний, а до образования внешнего, до светского обращения, знания обычаев и приличий”. Современному языку в наследство от вежи досталась вежливость, а древнерусская форма невежа стала обозначением человека невоспитанного. Необразованного, несведущего человека стали называть невеждой, использовав старославянскую форму слова. Но прилагательное, характеризующее такого “неуча”, образовалось уже от русского корня: невежественные люди встречаются до сих пор, и не только в языке.

А вот слово вежливец вообще утратилось. А было оно, между прочим, если верить Далю, “почетным названием колдуна, знахаря, который на всех свадьбах занимает первое место, оберегает свадьбу и молодых от порчи”. Забавно, что вежливец был “нестерпимо груб” и сидел за столом в шапке, то есть вел себя, как самый настоящий невежа.

Все эти слова произошли от одного и того же глагола ведать, то есть “знать”. Кроме самого глагола ведать, от которого так и веет стариной и книжностью, в современном русском языке остались частица ведь – “не так ли, разумеется”, образованная от формы повелительного наклонения глагола ведь – “ведай, знай, понимай”, существительные ведомость и ведомство, обороты с ведома или без ведома кого-либо (то есть с согласия или без согласия какого-то человека) и наречие неведомо (неведомо что, неведомо куда).

Ольга СЕВЕРСКАЯ,
кандидат филологических наук,
старший научный сотрудник ИРЯ РАН,
ведущая программы “Говорим по-русски!”
на радио “Эхо Москвы”

Рейтинг@Mail.ru