Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №2/2010

ОЛИМПИАДА

 

Продолжение. См. № 24/2009

 

Ломоносовский турнир

Конкурс по литературе

Задания, ответы и комментарии

Задание 1

Если можете, назовите автора и произведение, из которого взят отрывок. Восстановите имена, замененные буквами X,Y и Z .

С.Д. Довлатов

Я благополучно миновал прихожую. Продемонстрировал рисунок землемера Иванова. Рассказал о первой ссылке. Затем о второй. … “Единственным по-настоящему близким человеком оказалась крепостная няня...” Все, как положено... “...Была одновременно – снисходительна и ворчлива, простодушно религиозна и чрезвычайно деловита...” Барельеф работы Серякова... “Предлагали вольную – отказалась...”

И наконец:

– Поэт то и дело обращался к Х в стихах. Всем известны такие, например, задушевные строки...

Тут я на секунду забылся. И вздрогнул, услышав собственный голос:

Ты еще жива, моя старушка,
Жив и я, привет тебе, привет!
Пусть струится над твоей избушкой...

Я обмер. Сейчас кто-нибудь выкрикнет:

“Безумец и невежда! Это же Z , – “Письмо к матери”...”

Я продолжал декламировать, лихорадочно соображая:

“Да, товарищи, вы совершенно правы. Конечно же, это Z. И действительно – “Письмо к матери”. Но как близка, заметьте, интонация Y лирике Z! Как органично реализуются в поэтике Z...” И так далее.

Я продолжал декламировать. Где-то в конце угрожающе сиял финский нож... “Тра-та-тита-там в кабацкой драке, тра-та-там под сердце финский нож…” В сантиметре от этого грозно поблескивающего лезвия мне удалось затормозить. В наступившей тишине я ждал бури. Все молчали. Лица были взволнованны и строги. Лишь один пожилой турист со значением выговорил:

– Да, были люди...

<…>В Тригорском и в монастыре экскурсия прошла благополучно. Надо было сделать логичнее переходы из одного зала в другой, продумать так называемые связки. В одном случае мне это долго не удавалось. Между комнатой Зизи и гостиной. Наконец я придумал эту злополучную связку. И в дальнейшем неизменно ею пользовался:

“Друзья мои! Здесь, я вижу, тесновато. Пройдемте в следующий зал!..”

Почему смешон этот отрывок и над чем или над кем смеется его автор?

Где происходит действие? Какие еще вы знаете музеи в домах, квартирах, усадьбах, где жили знаменитые писатели, русские и зарубежные?

Приведенный отрывок из автобиографической повести Сергея Донатовича Довлатова “Заповедник” рассказывает об одной из экскурсий, проведенной автором в Пушкинских горах. Именно здесь он работал в 1970 гг., останавливаясь в одном из домов близлежащей деревни Березино. Многие жители помнят и с удовольствием показывают туристам этот теперь уже полуразвалившийся дом, где некогда снимал комнату Довлатов. Сейчас на сайте “Литературный отель Арина Р.” рядом с рассказом о пушкинских местах размещен раздел, посвященный биографии Довлатова в Пушкинских Горах (http://www.arinahotel.ru/pgory_dovlatov.html). И даже если не все догадались, что автор “смеется над собой в молодости, рассказывая об интересных и смешных ситуациях в своей практике и о том, как он из них выходил” (Елена Цветкова, 10-й класс, школа № 32, г. Череповец), то большинство участников отметили, что перед ними “скорее всего, рассказ о человеке, который ведет экскурсию по дому-музею Пушкина”. (Елена Ханина, 10-й класс, школа № 9, г. Новомосковск, Тульская область)

Конечно, нетрудно догадаться, что под буквой Y скрывается А.С.Пушкин, а X – та самая няня Арина Родионовна (некоторые участники даже вспомнили ее фамилию – Яковлева), к которой он часто обращался в стихах. Символом Z обозначен С.А. Есенин, чье знаменитое стихотворение “Письмо матери” (1924) автор нечаянно перепутал с пушкинским “Зимним вечером” (1825). Это, безусловно, делает ситуацию забавной, что и отмечают участники олимпиады: “Отрывок смешон потому, что его автор (герой) иронизирует сам над собой, забыв задушевные строки, посвященные Арине Родионовне, он начинает декламировать “Письмо к матери” Есенина, однако при этом в критической ситуации не теряет способности мыслить и с достоинством выходит из затруднительного положения”. (Елизавета Самойлова, 11-й класс, Сергиево-Посадская гимназия)

А. Пушкин с няней Ариной Родионовной.
Скульптор Олег Комов

Многие акцентировали внимание как раз на том, что смешон не сам факт ошибки, а именно то, что “автор сумел “выкрутиться” таким поразительным образом” (Екатерина Семенова, 10-й класс, школа № 9, г.Алексин, Тульская область), и то, как ловко выходит “из своего положения, с каким форсом декламирует стихи Есенина, выдавая их за стихи Пушкина; автора неизменно выручает чувство юмора и артистичность”. (Лариса Жукова, 11-й класс, Сергиево-Посадская гимназия) Можно сказать и так: “Смешно нам потому, что рассказчик очень ловко выкручивается из неловкой ситуации так, что окружающие, слушатели ничего не замечают. Потому что слушатели рассеянны, может быть, даже безграмотны… и вовремя не делают замечания рассказчику”. (Дарья Кошелева, 9-й класс, ШГГ, г. Череповец)

Иногда так формулируют контраст: “В данном отрывке автор высмеивает незнание экскурсовода, но показывает его сообразительность”. (Антон Скрипунов, 10-й класс, школа № 2, г. Алексин, Тульская область)

Кроме того, особый юмор придают тексту и волнение автора, и его страх оказаться пойманным на этой ошибке, боязнь, что кто-нибудь из толпы уличит его: “Он подумал, что все сейчас узнают это и будут осуждать его”. (Дарья Егорова, 10-й класс, школа № 2, г. Новомосковск, Тульская область)

Некоторые заметили юмористический эффект и в том, что “автор не может придумать фразы-связки, помогающие посетителям перебраться в следующую комнату, что также создает комический эффект”. (Ольга Буйволова, 11-й класс, МОУ “Лицей”, г. Новомосковск, Тульская область)

Кто-то сделал более общие умозаключения, говоря о тонкостях литературоведческого анализа: “Автор смеется над тем, как можно интерпретировать литературу; случайная ошибка может вылиться в вывод, который может быть случаен и неправилен”. (Мария Антипова, 11-й класс, школа № 1506, г. Москва)

Одна участница привела такое наблюдение: “Автор этого произведения смеется над невежеством людей, которое они проявляют, стремясь показать свои знания, которых на деле нет. Экскурсовод ошибочно начинает читать стихотворение Есенина вместо Пушкина, а никто из слушателей этого даже не замечает”. Более того, в ходе цитирования строк из пушкинских произведений один слушатель выкрикивает: “Да, были люди в наше время!”, а это строки не Пушкина”. (Елена Ханина)

Конечно, в таком живом и увлекательном тексте очень трудно уловить конкретные смешные моменты: весь пронизанный иронической интонацией автора, эпизод смешон от начала и до конца. Хотя некоторые школьники находят в повествовании и весьма грустные нотки: “Отрывок смешон тем, что автор пользуется трафаретами для своего рассказа о Пушкине, и необразованные туристы воспринимают это как должное, совершенно не заботясь о том, что им говорят. Для них главное форма, а не содержание. Но это скорее трагедия”. (Лариса Жукова)

Этот отрывок “действительно наполнен иронией. Это чувство у автора в первую очередь вызывает публика, приехавшая посетить музей и не имеющая ни малейшего представления о человеке, жившем здесь”. (Полина Сусликова, 11-й класс, МОУ “Лицей”, г. Новомосковск, Тульская область) Или, другими словами, так: “Отрывок смешон тем, что для слушателей экскурсовода было практически все равно, какой он приведет пример стихотворения или вообще что он неправильно говорит. Они молча одобряли его рассказ, и последняя фраза о тесноте зала особенно выявила эту слушательскую тупость”. (Илья Петров, 9-й класс, школа № 1553, г. Москва)

C. Есенин с матерью Т.Ф. Есениной. Москва, 1925

Интересных и точных формулировок очень много, каждый в первую очередь видит в довлатовском тексте что-то свое. Но резюмировать комический эффект приведенного в задании отрывка можно, пожалуй, так: герой произведения иронизирует, “естественно, над собой, но и над невежеством людей, которым он проводит экскурсию: они даже не поняли ошибки своего экскурсовода, а турист сказал: “..да, были люди…” (Екатерина Гладкова, 10-й класс, лицей № 2, г. Тула). Или так: “С одной стороны, автор смеется над туристами, которые приехали, просто чтобы прикоснуться к “высокому”, почти не играющему в их жизни никакой роли (ведь понять, что цитируется Есенин, они не смогли), и чтобы со значением выговорить: “Да, были люди…”. С другой стороны, автор смеется над всей экскурсионной системой. “Рисунок землемера Иванова”, “барельеф работы Серякова” – и это все нужно повторять каждый день группам людей, которые все равно ничего из этого не запомнят… зачем-то нужны логичные “связки” там, где их и быть не может, – опять нелепость. Одним словом, автор книги, поработав экскурсоводом, понял многие абсурдные стороны этой профессии. (Николай Лысенко, 11-й класс, ЦО № 57, г. Москва)

Под конец приведу перечень музеев, расположенных в зданиях, где когда-то жили писатели и поэты: дом-музей А.П. Чехова в Москве на Садово-Кудринской улице (д. 6), дом-музей Н.В. Гоголя на Никитском бульваре, дом-музей, где располагался “Современник” и жил Н.А. Некрасов, на Литейном проспекте в Санкт-Петербурге (вернее, музей-квартира Некрасова на Литейном, д. 36 – Ред.), дом-музей А.Н. Островского на Малой Ордынке в Москве, дом-музей Н.А. Островского в Сочи (правильнее сказать, Государственный сочинский литературно-мемориальный дом-музей Николая Островского – Ред.), последняя квартира А.С. Пушкина на Мойке (Санкт-Петербург), музей-усадьба в Ясной Поляне, где жил Л.Н. Толстой. В скором времени планируют открыть дом-музей И.С. Тургенева в Москве по адресу: Остоженка, 37 (торжественное открытие этого первого в Москве музея Тургенева состоялось 8 октября 2009 года – Ред.)”. (Николай Лысенко)

Разумеется, этот перечень можно было бы сделать гораздо длиннее.

(Продолжение следует)

Ирина ЧЕРНЫШЕВА,
г. Москва

Рейтинг@Mail.ru