Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №3/2010

ПОДСПОРЬЕ

 

ПИШЕМ ИЗЛОЖЕНИЕ

О Чехове

Как объяснить, почему в произведениях Чехова так явственно милы ему слабые, безвольные люди, не умеющие постоять за себя, справиться со своей тяжелой судьбой, преодолеть те невзгоды, которыми терзает их жизнь?

Это всегда удивляло меня. Ведь сам-то Чехов был человек непревзойденной активности. Почему же этот волевой человек, этот изумительно настойчивый труженик, с юных лет подчинивший себя жестокой дисциплине труда, этот упорный строитель, садовод, путешественник, наделенный несокрушимым характером, облекал бесхарактерных, бессильных, оцепенелых людей таким ласковым чеховским светом?

Худ. Д.А. Дубинский.
Илл. к рассказу
“Дом с мезонином”

Сам он принадлежал к создателям жизни, к людям героического подвига, но ни разу ни в своих новеллах, ни в пьесах не ввел этих близких ему по духу людей в круг своих поэтических образов. Они остались в стороне от его творчества. А если иногда он воздавал им хвалу (как, например, в “Попрыгунье” великодушному и деятельному Осипу Дымову), все же отодвигал их куда-то в дальний угол своих композиций.

В жизни Чехов не раз заявлял:

“Я презираю лень, как презираю слабость и вялость душевных движений”.

Но как поэт, как художник был к “слабым и вялым” особенно милостив.

Я перечитываю снова и снова поэтический “Дом с мезонином”, где живет эта милая девушка, так нежно изображенная Чеховым, и спрашиваю себя всякий раз: почему наперекор всему темпераменту, наперекор всей своей жизненной практике Чехов относится так отчужденно и даже враждебно к сестре этой “Мисюсь”, к самоотверженной “общественнице” Лиде, почему он изображает ее такой пресно-скучной и будничной и озаряет таким ореолом поэтической жалости вечно праздную, безвольную Мисюсь, которая, не умея и не желая бороться за права своей человеческой личности, безропотно, по одному только слову сестры, отказывается от радостей первой любви.

Под гипнозом чеховского мастерства-колдовства вся Россия поэтически влюбилась в эту бесхарактерную, слабую девушку и запрезирала ее старшую сестру за те самые дела и поступки, которые не в литературе, а в жизни были так дороги Чехову. Тот Чехов, каким мы знаем его по бесчисленным мемуарам и письмам – земский врач, попечитель библиотек, основатель училищ, – встреться он с Лидой не в литературе, а в жизни, несомненно, стал бы ее верным союзником, а в литературе он – ее обличитель и враг.

(По К.Чуковскому)

Рейтинг@Mail.ru