Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №3/2010

КУЛЬТУРА РЕЧИ
Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН

 

“Чур-чура, ни пуха ни пера...”

Каждый студент, да что там студент – каждый школьник знает, что идти на экзамен нужно “фартoвым” путем. А тот, кто не знает, может заглянуть в статью Ю.Саенко о суевериях, опубликованную в “Вопросах психологии” (2004, № 5): “Перед экзаменом на пожелание “ни пуха ни пера” – послать к черту; посмотреть в зеркало, а также положить в туфлю под левую пятку монету в пять копеек или пять рублей – пятак”. Или – за кулисы выпускного спектакля вместе с В.Смеховым: “Всё тихо, все в ожидании чудес. Одна непослушница – занавеска справа. Она шуршит, морщит, за нею пробегают на выход, там – магия кулис, там царят дрожь в коленках, нервный шепот и бесконечные “ни пуха ни пера! – к черту! – иду!””.

Впрочем, это магическое заклинание звучит и тогда, когда кому-то предстоит нелегкое испытание, ответственное дело или что-то иное, что не дай Бог сглазить. Так, знаменитый языковед А.А. Реформатский в поздравительной открытке писателю К.И. Чуковскому писал: “Дорогой и вечнозелёный Корней Иванович! Счастлив, что могу опять к 31-му марта поздравить Вас с NN-летием и пожелать Вам “ни пуха ни пера” во всех деяниях!”. И наверняка именинник мысленно послал друга по известному адресу…

Мы так часто произносим эти слова, что не задумываемся, с какими суевериями они связаны. “Большой фразеологический словарь русского языка” под ред. В.Н. Телия дает однозначный ответ на этот вопрос. Фразеологический оборот ни пуха ни пера пришел из речи охотников. Те верили: пожелаешь прямо удачи и хорошей добычи – ничего из лесу домой не принесешь. Потому что черт и леший привыкли вредить человеку и делать все не так, как тому хотелось бы, а наоборот. Обмануть их можно было только одним способом – вывернуть свое пожелание “наизнанку”. Дескать, не нужно нам ничего. Черт и леший тут же навредничают, и будет у охотника добыча знатная. И утки, и куропатки, и фазаны к столу, да и пух, и перья, которые тоже в дело пойдут – на подушки и перины. В ответ на такое пожелание охотник говорил – обычно в сторону и едва слышным шепотом: “Иди к черту!” (или просто: “К черту!”). Что “в переводе” значило: “пойди к черту, который будет следовать за мной по пятам, и скажи ему эти слова для верности”.

Отголоски этого охотничьего ритуала сохранились в произведениях русских писателей. Например, в рассказе Ю.П. Казакова “Вон бежит собака!”, герой которого ехал в свое, особое, тайное место: “На рассвете он должен был выйти на повороте шоссе и пойти мокрым лугом к реке, где ждало его недолгое горячечное счастье рыбака”. Соседка из автобуса пожелала ему удачи: “Как это? Ни пуха ни пера?”. И не важно, что нет у рыб ни пуха, ни перьев – одна чешуя. “К черту!” – по охотничьей привычке мысленно ответил Крымов, пробираясь вперед. Он выскочил наружу и прежде всего радостно поглядел на луг…”. А М.М. Пришвин в своих “Дневниках” писал о том, что бывает, если правила нарушить: “Сегодня бабушка, не имеющая понятия о том, что охотнику надо желать “ни пуха ни пера”, пожелала мне побольше убить. – Пошли тебе Господи! – сказала она. Так вот это все, что Нерль вышла из рук на поиске и не делала стоек, и что пчела жужжит в волосах, и чиркают без взлета бекасы, – все это колдовство от бабушки”.

Некоторые, не желая, чтобы их посылали к черту, отступают от правил и говорят что-то вроде: “Ну, чтоб со щитом” (можно было бы продолжить: “а не на щите”). Проводя тем самым параллель не с “охотой”, но со “сражением”, в котором можно оказаться победителем или погибнуть со славой, как в Древней Греции, где павших героев выносили с поля брани на их же щитах.

А привычное “Ни пуха ни пера!” сегодня не предполагает выстрелов, а означает просто: “Удачи!”.

Ольга СЕВЕРСКАЯ,
кандидат филологических наук,
старший научный сотрудник ИРЯ РАН,
ведущая программы “Говорим по-русски!”
на радио “Эхо Москвы”

Рейтинг@Mail.ru