Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Русский язык»Содержание №9/2010

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

 

Девятиклассники о реформе
русской орфографии

Нестандартные уроки

Одна из серьёзных проблем школы настоящего времени – падение интереса учащихся к русскому языку. И как следствие, снижение грамотности, косноязычие, неумение логично выразить свою мысль.

Чтобы повысить познавательную деятельность учеников, учитель вынужден разрабатывать урок, обязательно используя нетрадиционные виды работы.

Особенно сложно организовать уроки повторения, т.к. материал уже известен и есть опасность утраты учащимися интереса к этому материалу.

Помогает игра, когда ребенок действует по внутреннему побуждению. Игра способствует серьёзный и сложный труд сделать занимательным и увлекательным для учащихся. В учебную деятельность вводится элемент состязания, и успешность выполнения задания связывается с игровым результатом.

В этой статье девятиклассники Никита Бутов и Алексей Мирский рассказывают о результатах своего исследовательского проекта “Нужна ли реформа русской орфографии?”. Почему они выбрали такую необычную тему? Вероятно, здесь несколько причин.

Во-первых, они учатся по учебникам под редакцией М.В. Панова и, значит, привыкли к исследовательскому подходу к языку. Ребята, по сути дела, продолжают мысль М.В., высказанную им в названии книжки “И все-таки она хорошая”, словами: “И стала бы еще лучше, если бы провести давно назревшую реформу”.

Вторая причина интереса к теме – активное ее обсуждение в Интернете, появление “албанского” языка, информация о недавних успешных орфографических реформах в других странах.

И, наконец, нельзя не сказать о некоторой доле здорового эпатажа. На предзащите проекта первой реакцией слушателей – детей и даже учителей – было недоумение, смешанное с возмущением: как это они – школьники! – посмели предлагать изменения в нашей орфографии?! Но докладчики держались очень достойно, чувствовалось, что они ожидали такой реакции и готовы спокойно отстаивать свою позицию.

Никита и Алексей так отреагировали на мое предложение отправить статью в “Русский язык”: правильно, пусть учителя почитают и обсудят с учениками, вот и увеличится количество сторонников будущей реформы нашей орфографии. А как учитель могу добавить, что уже больше двадцати лет, завершая тему “Фонетика и орфография”, предлагаю пятиклассникам подумать, чем именно хороша наша орфография и почему первое слово в названии книги М.В. Панова – “все-таки”. Дискуссия по этой проблеме позволяет взглянуть на орфографию в целом, увидеть ее “разумность”, правильно оценить место в ней исключений. И приведенные в этой статье данные могут стать хорошей завязкой для такой дискуссии.

В.В. ЛУХОВИЦКИЙ,
учитель русского языка школы-интерната “Интеллектуал”


Почему нужна реформа?

Слово реформа почему-то всех пугает. Всем кажется, что реформа орфографии несет в себе исключительно негативные последствия, что она вредна. Все, кого мы спрашивали: “Как вы относитесь к идее реформы русской орфографии?” – отвечали: “Плохо”. Либо: “Никак, но лучше бы ее не было”. Или: “Зачем она вообще нужна?”

Почему это так, сказать довольно-таки трудно. Возможно, все боятся перемен, возможно, многим просто все равно, а перемены повлекут за собой нежелательные изменения, и люди не хотят вникать в суть реформирования. Но ведь задумайтесь, понаблюдайте за своей орфографией, и вы сможете заметить некоторые правила, в которых часто ошибаетесь сами и которые могут показаться необоснованными и ненужными. Не кажется ли вам, что без них можно обойтись? Нам кажется. Поэтому мы и занялись исследованием недостатков в правилах и поиском возможных вариантов изменений русской орфографии.

Для начала мы хотим сказать, что реформируем не русский ЯЗЫК, а лишь форму передачи его на письме. Ниже мы попытаемся показать необходимость и важность именно орфографической реформы – говорить о реформе языка вообще бессмысленно, ведь он и сам меняется постоянно!

Стоит повторить, что все языки постоянно изменяются. В большинстве случаев изменения эти упрощают язык.

Фото А. Степанова

Позволим себе привести некоторые отрывки из замечательной лекции, прочитанной А.А. Зализняком в школе “Мумми Тролль” в 2008 году. “…Единственное, чего не может быть, это языка, который вообще не изменяется. Формула здесь, в общем, очень простая: не изменяются только мертвые языки. Никакой живой язык остаться без изменений не может. Этот закон лингвистика знает совершенно твердо. Причина состоит в том, что язык – это не готовый предмет, а инструмент, который непрерывно используется. Если язык не используется, – он мертв, он остановился в своем развитии. А именно в силу того, что живой язык используется, в каждом акте его использования происходит какой-то микроскопический сдвиг, толкая его в сторону того или иного изменения…” (Мы советуем всем хотя бы мельком просмотреть эту лекцию, так как там дается качественное и обоснованное объяснение “нестатичности” языка). Ссылка на данную лекцию: http://elementy.ru/lib/430714.

Примеров изменений в русском языке можно привести множество, как то:

– появление и внедрение в повседневную речь многих людей “албанского” языка (или языка так называемых “падонков”)1,

– сокращение некоторых морфем или намеренное неправильное написание частей слов, не обуславливающих произношение.

По отношению к изменениям в языке можно выделить два крайних направления, каждое из которых имеет плюсы и минусы:

Первая крайность – пуризм, готовый противостоять любым изменениям языка и направленный в основном против заимствования иностранных слов и проникновения в язык простонародной лексики или сленга, то есть направленный на сохранение архаичного литературного языка и на образование новых слов из уже существующих морфем.

Пуризм долгое время оказывал свое влияние на английский язык, что привело к появлению огромного количества никчемных исключений. Также под влиянием пуризма очень долго находился ирландский язык, что, вопреки мнению критиков реформ, лишь привело к потере культурной связи с предками и вообще потере авторитета языка.

И действительно, подумайте: вот не менялась бы наша орфография. Мы бы говорили так же, как сейчас, а писали бы с “ерами” и “ятями”, как в Древней Руси. Удобно было бы? Мы думаем, что нет. Так и наши правила когда-нибудь будут настолько же древними, насколько древней является древнерусская орфография для нас сейчас. Ведь чем удобней будет писать, тем легче будет людям.

Второй крайностью могло стать максимальное упрощение всех правил, что, к счастью, пока еще никем не было испытано и что могло бы привести к появлению кардинально другого или даже “нового” языка.

Также это повлекло бы за собой полную замену документации, атласов, переобучение тысяч специалистов и т.д., а как следствие – привело бы к огромнейшим затратам.

Нашей же задачей было найти некоторый компромисс, привести правила русской орфографии к логичному, но в то же время простому написанию, основанному на фонемном принципе. В наше время были проведены реформы орфографии некоторых языков2. Самой значимой реформой, которая практически установила те правила написания, которыми мы пользуемся сейчас, является реформа русской орфографии 1918 года. Она готовилась долгое время огромным штатом лингвистов. В ее содержание входили радикальные изменения написания, например, изъятие из языка букв “ять”, “фита”, “и десятеричное”, минимизация роли твердого знака. И хоть она была введена не самыми демократичными методами, но действительно сильно упростила правила орфографии. Так почему же нам тоже не упростить правила?

Нельзя не отметить попытки реформ и в советское время. В 1964 году был опубликован список предложений по усовершенствованию русской орфографии, который подготовила комиссия Института русского языка, состоявшая из лучших лингвистов России.

Однако в СССР реформа так и не была проведена, хотя ныне действующие правила довольно-таки сложны и существует множество ненужных исключений. Мы считаем некоторые правила, предложенные в 1964 году, обоснованными, а какие-то – нет. Некоторые из них мы, несомненно, позаимствовали.

Перечислим изменения, которые необходимо внести в правила, ничем, на наш взгляд, не обоснованные.

1. Убрать мягкий знак после шипящих в существительных женского рода, глаголах, наречиях (дич, жеч, смеешся, проч).

2. Писать под ударением после шипящих “о” (жолтый, жолудь).

3. После приставок на согласный перед корнем ставить разделительный мягкий знак.

4. Ввести факультативность написания н/ нн в отглагольных прилагательных и причастиях.

5. Убрать исключения: оловянный, стеклянный, деревянный. Писать ёд, ёгурт, циган, циплёнок, ципочки, ципки, жури, жульен, фое, коёт (отмена и краткого перед йотированной буквой и/или где йот не произносится) и т.д.

6. Разрешить факультативность написания двойных согласных в корне слов (если их написание не обусловлено произношением или грамматическими правилами). Примеры: бос, абат.

7. Написание приставки пол- всегда слитно.

8. Отказаться от дефиса в наречиях: по-моему  – помоему, по-вашему – повашему, по-осеннему – поосенннему и т.д.

9. Отменить чередование в корнях: -зар-//-зор, -раст-//-рос-, -гар-//-гор-, -плав-//-плов- и т.д.

С первого взгляда наши предложения почему-то кажутся всем смешными. И никто не воспринимает их всерьез. А почему так происходит? Ведь в этих правилах люди делали, делают и будут постоянно делать ошибки, вне зависимости от их образования или возраста. Так не разумно ли упростить орфографию и сделать правила такими, чтобы люди ошибались как можно меньше? Многие могут сказать: “Это ведь ведет к “отупению” языка!” Но язык-то меняется вне зависимости от орфографии. Вы говорите так, как говорите, а пишете-то во многих случаях по-другому! Еще раз хотелось бы повторить – язык меняется постоянно, а значит, должна меняться и орфография.

Мы предвосхищаем множество вопросов по поводу возможного возникновения большего количества омонимов, например: (бос – бос (босс), поэтому ответим сразу. Мы не перепутываем слова в устной речи, не будем перепутывать и в письменной, тем более с этим мы сталкиваемся и сейчас. Во многих языках мира (в том же английском) очень много омонимов, при этом значение слова в данном конкретном случае вполне понятно из контекста.

Предложения, представленные выше, мы вывели на основе статистики, проведенной при анализе статей, не подвергавшихся корректорской правке. Надо отметить, что авторы этих произведений заканчивали достаточно серьезные гуманитарные вузы (филологические факультеты, исторические и т.д.). Рукописи были взяты у одного независимого издания под запрет о разглашении имени автора. Ниже мы приведем статистику количества ошибок на 450 страницах текста.

1. Мягкий знак после шипящих – 15 ошибок. В данном случае люди часто делают ошибки, так как мягкий знак стоит после мягкой буквы и не обуславливает произношение.

2. Ё после шипящих – 44 ошибки. В словах, где по нынешним правилам должно писаться ё, произносится под ударением о, и многие пишут так, как слышат.

3. Разделительный знак после приставок – 49 ошибок. После приставки ставят мягкий знак, так как используется он активнее, чем твердый, наличие которого после приставки не связано с произношением.

4. Слитное или раздельное написание приставки пол- – 2 ошибки. Многие просто не вспоминают ничем не обоснованные правила и пишут так, как “чувствуют”.

5. По-моему, по-твоему, во-первых, в-третьих, по-весеннему – 22 ошибки. В основном ошибка в слитном написании, потому что дефис, который должен ставиться, не чувствуется на его месте. Ведь все это настоящие слова, зачем же в них дефис?

6. Различные исключения – 5 ошибок. Не многие знают все исключения, которые, к слову, особенно и не нужны.

7. Н/нн в отглагольных прилагательных и наречиях – 63 ошибки. Во многих словах, где “должно” писаться два н, произносится одно, и наоборот.

8. Двойные согласные в корнях слов – 34 ошибки. Двойные согласные далеко не во всех случаях произносятся, а следовательно, и на письме про них часто забывают.

9. Другие орфографические ошибки – 28.

Общее число ошибок – 262.

Опросив учителей нашей школы, мы узнали, что достаточно распространенной ошибкой является написание н/нн в отглагольных прилагательных и причастиях, твердый и мягкий знаки в корнях и после приставок, написание мягкого знака после шипящих, двойные согласные в корнях слов. Конечно, мы знаем, что статистика требует доработки, но нам кажется, что серьезных отклонений от полученных нами результатов не будет.

Но есть большая техническая проблема: найти способ воплощения данного проекта в жизнь. Для перехода к новой орфографии мы предлагаем реализовать реформу по немецкому образцу, то есть установить на несколько лет факультативность написания, чтобы ни у кого не возникало проблем с новой грамматикой, но при этом обучать детей в школах уже по новому своду правил. По нашему мнению, факультативность написания – это самый лояльный и эффективный способ реформирования языка.

Многие люди могут выразить свой протест, другие – просто не понять сути изменений, поэтому мы попытаемся заняться широкой пропагандой, объясняя необходимость внесения изменений в русскую орфографию. Помогут в этом выступления на различных конференциях и, конечно, серьезная научная доработка, так как критика предложенных ранее изменений получает очень широкий оборот и перебороть ее очень сложно.

Подводя итог, еще раз скажем, что необходимость своевременной реформы русской орфографии для нас очевидна. Чем дольше мы будем с этим тянуть, тем больше язык будет удаляться от орфографии и тем сложнее нам будет переносить нашу речь на письмо. Возможно, наш вариант изменений далеко не полон и не совершенен. Но нам было бы лестно узнать, что данная статья разубедила хотя бы небольшую часть противников изменений в нашей орфографии. На наш взгляд, такая тема для обсуждений должна возникнуть и не угасать до тех пор, пока люди не придут к удобному и логичному компромиссу в написании. В дальнейшем мы собираемся доделывать нашу работу, совершенствовать правила, рассматривать частные случаи, учитывать некоторые возможные неточности и недомолвки.


1 Мало людей знают, что “албанский” язык (олбанским его назвали в Интернете, а рассказывается про прообраз) появился как своеобразная игра лингвистов. Эта игра заключалась в изменении слова до “крайней” степени понимания, т.е. задача состояла в том, чтобы изменить в слове как можно больше, притом, что не должен потеряться смысл. Пресловутые (медвед, ржунимагу, аффтор, пад сталом и т.д. пошли оттуда (именно изменение написания слов, не смысл).

2 Были проведены реформы немецкого, белорусского языков. В немецком было убрано множество ненужных правил и исключений (единственной проблемой является отказ журналистов использовать язык с устраненными правилами). Масштабы реформы немецкого языка действительно огромны: было убрано 87 правил орфографии из 212, осталось лишь 12 из 52 правил пунктуации. В белорусском были сделаны серьезные уступки фонемному написанию (тунэль вместо туннель).

Н.М. БУТОВ,
А.А. МИРСКИЙ,

ученики 9-го класса
школы-интерната “Интеллектуал”

Рейтинг@Mail.ru